«Свобода слова — это чувство собственного достоинства». Зачем Галина Арапова уже четверть века защищает права журналистов в России

Почему едва ли не единственная организация, профессионально отстаивающая право журналистов на свободу слова, работает из Воронежа, и можно ли не сойти с ума, живя с ярлыком иноагента, Галина Арапова рассказала «Гласной».

Продолжить чтение «Свобода слова — это чувство собственного достоинства». Зачем Галина Арапова уже четверть века защищает права журналистов в России

«Не хочется быть тургеневской барышней». Активистка Алла Гутникова — об уголовном деле против DOXA, активизме и работе моделью

В апреле против сотрудников и сотрудниц студенческого издания DOXA завели уголовное дело по статье о вовлечении несовершеннолетних в противоправную деятельность. Юлия Дудкина побывала в гостях у журналистки Аллы Гутниковой и записал ее историю.

Продолжить чтение «Не хочется быть тургеневской барышней». Активистка Алла Гутникова — об уголовном деле против DOXA, активизме и работе моделью

«Домохозяйка выиграла выборы». Как глава района в псковской глубинке Софья Пугачева возвращает власти человеческое лицо

В 2010 году Софья Пугачева переехала из Петербурга в глухую деревню в Псковской области, а через несколько лет пошла на выборы от партии «Яблоко» и была избрана главой района. Раньше никогда район не возглавлял представитель оппозиционной партии.

Продолжить чтение «Домохозяйка выиграла выборы». Как глава района в псковской глубинке Софья Пугачева возвращает власти человеческое лицо

«Мы будем рассказывать детям, что когда-то Россия была ксенофобной». История Зарнигор Омониллаевой, которая помогает «понаехавшим» из Центральной Азии

В последние годы на заработки в Россию поехали женщины из стран Центральной Азии. И проблемы у них тоже женские: «временные» мужья, незапланированные беременности и, как следствие, нежеланные дети.

Продолжить чтение «Мы будем рассказывать детям, что когда-то Россия была ксенофобной». История Зарнигор Омониллаевой, которая помогает «понаехавшим» из Центральной Азии

«Никто не хотел, чтобы моя дочь умирала так». История активистки Анастасии Шевченко

Проведя два года под домашним арестом, активистка из Ростова-на-Дону Анастасия Шевченко получила условный срок за связь с «нежелательной организацией» и стала первым человеком, осужденным по новой статье уголовного кодекса.

Продолжить чтение «Никто не хотел, чтобы моя дочь умирала так». История активистки Анастасии Шевченко