" style="position:absolute; left:-9999px;" alt="" />
Поддержать

Истории

«Агенты рептилоидов и враги режима»

Как жены мобилизованных продолжают борьбу на фоне слежек, допросов силовиков и угроз мужьям

«Люди в России приличные, просто им заморочили голову»

Блокадница Людмила Васильева — о восстановлении мира и своем выдвижении на пост губернатора Петербурга

Жена декабриста 2.0

От общественной защитницы до супруги политзека — как
Евгения Кулакова и Виктор Филинков* вырастили любовь в камере СИЗО

«Нас для большинства просто нет, мы не существуем в их мире»

Монологи девушек из национальных регионов России, обратившихся к своим корням

Бывшие дети

Истории отцов и детей, которые внезапно обнаружили, что биологически не связаны друг с другом

«У нас забрали победу. Тихонько выменяли ее на обычное женское счастье»

ПТСР, унижения, одиночество — как жили советские женщины после возвращения с фронта

Обрести голос

В Пермском крае женщинами овладевает «икотка». Что это — деревенская легенда, одержимость или суперсила? Репортаж

«Мы должны вернуться»

Как вера в атомную утопию повлияла на жизнь женщин из Припяти. Их истории до и после чернобыльской аварии

На дне

Суд вынес приговор по факту гибели в колонии двух женщин при очистке канализации. «Гласная» рассказывает эту историю

Девушка с косой и рюкзаком

История о кочевничестве, которое мешает жить «нормальной жизнью»

«Я не такая, как другие, и для них я “зло”»

Истории женщин, которые заплатили жизнью за то, что говорили правду, но их убийцы не понесли наказания

«Вышли на поле боя и сражаются со страшным монстром»

Как адвокатессы вставали на защиту диссидентов в СССР

«Вербовка школьников террористами»

О чем на самом деле нам говорит история, сочиненная подростками и раздутая СМИ

От Шамиля к Шаламе

Как Кавказская война повлияла на персонажей и сюжет «Дюны»

«Я не понимала, что имею право сказать нет»

История Златы, которая в 16 лет узнала, что бывший парень заразил ее ВИЧ