" style="position:absolute; left:-9999px;" alt="" />
Поддержать

Аналитика

«Тюрьма и война — главные сюжеты в России»

Документалистка Юлия Вишневецкая — о монологах жен вагнеровцев и протестном потенциале женских чатов

«Нас всех надули»

В Москве силовики впервые массово задержали участников акции за возвращение мобилизованных с фронта

Секспросвет и «матчасть» по феминизму

4 курса для тех, кто устал от пропаганды «традиционных» ценностей

«Видимо, российские и советские академики были экстремистами»

Эксперты — о том, можно ли сесть в тюрьму за феминитивы

«У нашего поколения все же не получилось»:

21-летняя активистка Дарья Пак — об обысках, репрессиях и вынужденной миграции

У активизма женское лицо

11 женщин, которые подарили нам надежду в 2023 году

Еще один год борьбы и сопротивления

Что в 2023 году происходило с правами женщин в России — и с теми, кто за них борется

«Здесь Росгвардия не положит людей на концерте лицом вниз»

Вера Мусаелян и Евгения Попова — о жизни музыкантов, покинувших Россию

«Налили стопку водки и попросили остаться»

Как люди в России оказываются в трудовом и сексуализированном рабстве

«Порвать с патриархатом»

Как феминистки заставили мир обратить внимание на проблему гендерного насилия, но не сошлись во взглядах

«Они продолжают «воевать» дома — но не с врагом, а с окружающими»

Журналистки Оля Чуракова* и Соня Гройсман* — о сестрах солдат и насилии в их семьях

«Представьте, что на всю жизнь нужно перестать держать любимого за руку»

Квир-активистка — о том, как признание ЛГБТ «экстремистским движением» повлияет на каждого и каждую

«Повод для репрессий кого угодно»

Как регионы начали ограничивать доступ к абортам и кому это выгодно

Эффект Матильды

Как женщины становятся лауреатками Нобелевской премии — несмотря на гендерные предрассудки