«влиятельные»

«Эверест для меня — способ быть услышанной». История альпинистки из Кабардино-Балкарии — женщины, которая всегда на высоте

ЧИТАЙТЕ НАС В ТЕЛЕГРАМЕ

Иллюстрация: Наталия Гребцова | Гласная

Карина Мезова — горный гид, единственная девушка из Кабардино-Балкарии, покорившая Эверест. Ей говорили, что штурмовать вершины — не женское дело. Она молчала и просто шла вперед. Карине удалось в своей республике переломить предвзятое отношение к женскому экстремальному спорту и популяризировать альпинизм. В 2015 году она открыла в Нальчике бесплатную школу альпинизма и скалолазания, влюбив в горы десятки детей и подростков.

«Гласная» публикует главу из книги Фонда им. Генриха Белля «13 удивительных женщин Северного Кавказа». Цель книги — сделать видимыми женщин, которых в республиках считают самыми обычными, а кто-то о них даже не знает.

 

Малышка и горы

Карина Мезова родилась в 1982 году в Нальчике в семье горного инструктора: ее отец занимался туризмом и альпинизмом. В детстве у Карины была аллергия на цветение, и единственным выходом было уезжать на все лето в Приэльбрусье, куда амброзия не долетала. В горах прошло ее детство.

«Родители постоянно устраивали походы за черемшой, за грибами. Мы ходили на экскурсии в горы с рюкзаками, палатками. Мама, как и папа, активный человек, горнолыжница. Она меня везде таскала за собой в Приэльбрусье… Так что на какие-то небольшие горы я поднималась еще малышкой. Думаю, благодаря такому детству я легко переношу все неудобства при восхождениях. Ведь большую часть времени альпинизм — это тяжелый быт. Покорение вершины — последний день похода. Все остальное время ты выживаешь, что-то себе готовишь, спишь, живешь в некомфортных условиях».

В студенческие годы Карина занималась разными видами спорта, добилась успеха в горных лыжах. Но эти увлечения не были серьезными.

А потом они с подругой попали на факультет дополнительных профессий горного туризма. Студенты в качестве занятий ходили в походы, совершали восхождения. Тогда-то Карина и поняла, что ей нравится альпинизм, командный вид спорта, «где все друг другу помогают».
«Я там стала командиром, проявляла ответственность за коллектив. После университета ребята это дело забросили, а я превратила его в свою профессию».

Фото: из личного архива Карины Мезовой | Гласная

Вернее, сначала в хобби. Карина выучилась на бухгалтера и работала по специальности. А в свободное время водила группы на Эльбрус в качестве гида. Потихоньку в составе разных команд осваивала высоты. Горы становились все более сложными, Карина получала разряды и огромное удовольствие.

В 2005 году из-за военных действий в республике Карина перебралась в Москву. Она не понимала, что ждет их на родине и в критической ситуации хотела эвакуировать семью. Устроилась на работу бухгалтером, но когда обстановка в республике улучшилась, с облегчением вернулась домой.

«Образ жизни бухгалтера мне совершенно не подходит. Люди что-то производят, создают, а я только вижу тень происходящего на бумажках. Я не хотела потратить всю свою жизнь на тени чужих дел, и практически сбежала из Москвы.

При этом бухгалтерия мне помогла по жизни. Уже десять лет я руковожу альпклубом, веду секцию по скалолазанию в университете. Это общественная организация, финансирования практически нет, только грантовые программы. Но бухгалтерские навыки в этом деле очень выручают».

 

«Раз стоишь, значит, не умираешь»

Карина хорошо помнит свое первое большое восхождение на Эльбрус: оно было ужасным.

«Организация была жуткая. Такое впечатление, что перед человеком, который им руководил, не стояло цели дойти до вершины. Мы пошли в горы без акклиматизации, без нормальной экипировки. Мне к кроссовкам примотали кошки, которые до мяса стерли пятку, у меня отлетели все ногти. Я сожгла себе глаза… Но, самое интересное, что я дошла!»

В какой-то момент Карина поняла, что идет одна. Решила, что все ушли вперед, а она отстала. Что люди из ее команды просто добрались до какой-то точки, пофотографировались и пошли вниз.

«Восхождение не было целью, но я этого не знала, восприняла все буквально. Идем на Эльбрус, значит, идем на Эльбрус. И вот я иду, иду, иду. Переживаю, что отстала. Наступил момент, когда от голода меня покинули силы, я села на снег и нашла конфетку «Бон Пари» (выпала у кого-то из рюкзака). Съела ее и на этом топливе дошла до седловины.

Там встретила наших спасателей. Сказала им, что отстала от группы, что у меня нет сил, я умираю. А они ответили:

«Здесь кто умирает, тот так много не говорит. Раз стоишь на ногах и разговариваешь, значит, не умираешь.

На тебе чернослив в зубы — и иди дальше».

«Я была в шоке. В меня поверили, дали мне установку дойти! И я дошла».

У Карины невыносимо болели ноги, сил почти не было. Вниз она спустилась, не помня себя и практически не видя ничего вокруг.

«Солнечные очки у меня были дешевые, совершенно не для Эльбруса. Когда я их сняла, не увидела практически ничего. Такое большое облако посередине, в нем стоит человек, и по краям облака — его руки и ноги. Мои же собственные ноги превратились в мясо. Часть кошек, железка сзади — «лягушка» — вошла в пятку. Ужасно. Но, с другой стороны, я поняла, что если я в таком состоянии поднялась на Эльбрус, то в нормальных условиях, с правильными людьми я тем более смогу. Надо попробовать все сделать по уму и подняться снова».

Как только Карина оправилась от этого восхождения, она нашла команду, правильную экипировку и поднялась на Эльбрус еще раз. На вершине почувствовала приятную усталость и счастье: вид был потрясающий. Тогда она не знала, что впереди у нее еще двести восхождений на Эльбрус, что они станут обычным делом. И что где-то далеко ее ждет Эверест.

 

Случай, который не забыть

Карина никогда не попадала в горах в тяжелые передряги, у нее не было серьезных травм. Но однажды беда произошла с ее клиентом, и она до сих пор не может это забыть.

Вместе с Кариной в качестве туриста на Эльбрус пошел мужчина из Челябинска. Пятьдесят девять лет, марафонец, здоровый, сильный мужик. Было начало июня, шли на лыжах. На седловине начала портится погода, мужчина немного устал и Карина решила, что дальше гнать его нельзя.

«Мы отдохнули, попили чаю. Мужчина сказал, что чувствует себя лучше, мы встали на лыжи и пошли вниз. Видимость ухудшалась, я ехала вперед десять метров, останавливалась и ждала, пока они до меня дойдут. Так, перебежками, мы спускались.

И вдруг смотрю — этот мужчина падает. Я быстро подбежала и вижу, что человек умер.

Естественно, мы сразу же начали проводить реанимацию, я принялась качать сердце, делать искусственное дыхание, массаж. Полчаса на высоте 5300 качать человека — очень тяжело. Но это ни к чему не привело. Мимо проходила какая-то группа, там был врач. Он сказал: «Прекрати. Это бесполезно. Всё». Это был тромб.

Несчастье произошло в точке, где не было связи. Карина и еще двое участников восхождения несколько сотен метров тащили на себе труп до места, откуда можно было вызвать спасателей.

Фото: из личного архива Карины Мезовой | Гласная

«Мне казалось, что от натуги из меня вылезут кишки. Это было очень тяжело. Снег как будто в клубок сворачивался, не давал тащить. Еле-еле его доволокли, а потом ребята уехали, и я осталась с телом ждать спасателей.

Конечно, я могла его оставить, спустится и рассказать, где искать. Но начался снегопад, я понимала, что потом тело могут не найти. А ведь родным важно его похоронить. И я приняла решение быть с ним до приезда спасателей. Они ехали долго, я просидела в снегу практически до темноты».

Мужчину погрузили на носилки, а его вещи — прокатные лыжи и рюкзак со снаряжением Карина тащила на себе вместе со своими вещами.

«До какой-то точки я доехала, и один из моих самых любимых спасателей, увидев меня, не стал спрашивать, как я себя чувствую. Просто схватил в охапку, повалил на землю, снял с меня все рюкзаки, лыжи, все что можно было, быстро напоил чаем, воткнул мне в рот шоколадку, какие-то сухофрукты и сказал: «Так, тут полно ребят, они спустят все снаряжение. Без рюкзаков давай на лыжах потихонечку спускайся до ратрака». Я говорю: «Да нет, нет, Андрей, я же могу…» — «Так, прекрати! Ты сколько там просидела? Это лишнее».

На самом деле у меня уже болел позвоночник из-за неравномерной и невыносимой нагрузки. Просто я привыкла все делать сама и не ныть».

Позже Карина поговорила с родными мужчины, написала объяснительную — и на этом все законилось. В произошедшем не было ее вины, но этот случай забыть так и не удалось.

«В остальном в моем послужном списке все было гладко. Даже лавины обходили меня стороной. Поэтому не возникало сомнений, что мой путь правильный. Я прислушиваюсь к тому, что происходит вокруг, к знакам, которые дает судьба. Несмотря на то, что у меня было много восхождений на Эльбрус, я каждый раз его опасаюсь. Он постоянно меняется: другая погода, другой ветер, обнажился какой-то кусок льда, открылась где-то трещина, откуда-то посыпались камни… Несмотря на наши частые с ним свидания, я всегда настороже, отношусь к нему с пиететом».

 

Подняться на Эверест

Как и многие женщины в альпинизме, Карина Мезова ощущала дискриминацию. В нее не верили, над ней насмехались, о ней распускали сплетни. Но она никого не слушала и постепенно приобрела репутацию одного из лучших гидов на Эльбрус. Она была очень востребована и работала практически без выходных. Выкраивать время на личные восхождения и школу инструкторов по альпинизму удавалось с большим трудом.

Тем не менее, как только Карина Мезова почувствовала в себе достаточно сил и опыта, она поставила перед собой цель подняться на Эверест.

Эверест — высочайшая вершина земли, 8848,86 м. Покорить ее мечтают многие альпинисты, удается это далеко не всем. Карине хорошо давалась высота, она не ощущала горной болезни. Умела и была готова терпеть серьезную нагрузку и лишения. Не сомневалась, что справится.

«Мне всегда было хорошо на высоте. Иногда даже казалось, что там лучше, чем внизу. На большой высоте люди как на Луне ходят, как будто бы им привязали кирпичи к ногам. Каждое движение дается с усилием. А я на Хан-Тенгри (пик на Тянь-Шане, высота 7010 м) бегала, прыгала и была полна сил».

Фото: из личного архива Карины Мезовой | Гласная

Восхождение на Эверест стоит десятки тысяч долларов США. Отправиться покорять эту вершину можно, если в тебя поверит спонсор и оплатит восхождение.

У Мезовой было преимущество: она была единственной девушкой в Кабардино-Балкарии, готовой к такому сложному восхождению. И ее спонсор, банкир Ажахов Каншоби, в нее поверил.

«Он только спросил, нужен ли мне тренер, а я сказала, что сама знаю, как себя тренировать. И я, действительно, сама себя подготовила. Я тренировалась, как олимпийский спортсмен. Несколько месяцев жила по часам, почти все время занимали тренировки».

Выше всех на земном шаре

Карина пошла на Эверест в 2011 году, в 28 лет, в составе коммерческой команды «7 вершин». Последние метры поднимались в темноте. Она настроилась на то, что будет тяжело. Говорила себе, что будет ползти на карачках, но дойдет. Фонарики слабо освещали путь, было не ясно, сколько осталось до вершины. И когда Карина внезапно оказалась на пике, не могла поверить, что все закончилось. Цель достигнута, и даже ползти не пришлось.

«На вершину мы с одним парнем ступили первыми. Остальные подтягивались следом. Я понимала, что сейчас уникальный момент: я единственная на земном шаре стою выше всех миллиардов людей на планете. Стою одна ближе всех к космосу, к Создателю. Если бы в это время мимо летел самолет, я бы могла помахать пассажирам в окошко… Волшебные ощущения».

Во время восхождения в команде Карины погиб один мужчина, иностранец. Он болел раком, и скрыл это от команды. Его близкие также не знали о восхождении.

«На Эверест он осознанно шел умирать, и дошел почти до самой вершины на транквилизаторах. Это было чудо. На большой высоте ты ощущаешь присутствие бога. С этим мужчиной произошла мгновенная реинкарнация. В ту ночь, когда он умер на Эвересте, его жена родила дочь».

 

Черные дни

Когда Карина спустилась с Эвереста и вернулась домой, произошло то, к чему она не была готова. Ее начали травить. Пережить травлю оказалось труднее, чем покорить высочайшую гору мира.

«С одной стороны, это была победа. Многие ехали меня встречать с цветами. Караваны людей — молодежи, взрослых — были этим поражены и воспринимали как праздник. С другой — на меня вылилось очень много грязи».

Друзья сказали: «Кариночка, мы тебя очень просим, зайди сейчас домой и только не смотри, пожалуйста, интернет. Удали, не глядя, свою страницу в «Одноклассниках»». Карина не послушалась и погрязла в оскорблениях и дискредитации. Люди писали, что она выдумала свое восхождение. Что фотографии с вершины — это монтаж. А оппоненты отвечали: «Ах вы гады! Она — наша гордость!» И собирались бить морды. Были даже угрозы, и какое-то время Карина ходила в черных очках, потому что боялась, что ей в лицо плеснут кислотой.

Фото: из личного архива Карины Мезовой | Гласная

«Ни о каком триумфе не было и речи. На меня «вылили» все, на что только хватило фантазии. И первые месяцы я просто отходила от этого ужаса и пряталась от людей в лагере «Безенги». Там нет интернета, я ходила в горы и успокаивалась. А потом нашла в себе силы вообще на это не реагировать. Сейчас к подобным пакостям у меня иммунитет».

 

Мечты сбываются

Все хорошее с Кариной случилось гораздо позже восхождения, когда улеглась буря в интернете. Ее, первую женщину в республике, все-таки «подняли на руки» и помогли осуществить мечту — открыть альпинистский клуб «Нальп».

В Кабардино-Балкарии, горной республике, не было бесплатных секций по альпинизму. И этот спорт не был популярен. Мезова мечтала это изменить, показать детям и молодежи прекрасные вершины, открыть возможности.

По просьбе Мезовой университет согласился разместить в своем здании скалодром и позволил тренироваться не только студентам, но и школьникам. Так, с нуля, Карина открыла школу скалолазания, в которой дети занимаются бесплатно: зарабатывает Карина по-прежнему горным туризмом.

«До этого в Нальчике от силы было десять скалолазов. А получилось так, что за несколько лет этим спортом увлеклось большое количество детей. У меня занимаются талантливые ребята, очень старательные. Не нарадуюсь! У них большое будущее, я вижу это и верю. Мы провели несколько межрегиональных соревнований и больших фестивалей по скалолазанию. После этого одни ребята открыли большой коммерческий скалодром. Его бы не открыли, если бы не появился спрос. Зал у них сейчас практически всегда заполнен. Так что получается, Эверест для меня — способ быть услышанной. Для этого он и был мне нужен».

 

Новые вершины

В 2018 году Карина Мезова снова взошла на Эверест. За полтора года до этого у нее родился второй ребенок, поэтому много тренироваться, готовить себе специальное питание не было возможности. Тем не менее восхождение прошло легко.

«Когда я начала этим заниматься, очень уважаемый человек мне говорил: «Слушай, ты сумасшедшая. Оставь это все. В кого ты превратишься? Ну походишь ты лет десять в горы, износишь свой организм…» Приводил в пример пожилых женщин, которые не смогли создать семью и остались одинокими. А у меня был пример Лизы Паль, прекрасной женщины, которая приехала из Австрии, как учительница английского языка. Вышла замуж в Терсколе и осталась здесь. Какая-то вечно молодая, красивая, стильно одетая, спортивная, улыбающаяся, как с обложки западного журнала. И я отвечала другу: «Не надо мне вот этого примера, у меня есть другой».

Мне говорят: «Ну сколько можно… Что ты насилуешь свой организм?» А я им: «Вы не понимаете, когда я не хожу, мне плохо. Мое тело работает, только когда я в горах, только там я себя чувствую живой и здоровой. В межсезонье, когда у меня остается только тренерская работа, я рассыпаюсь. Горы мне необходимы, я питаюсь их энергией, она меня восстанавливает. И моя мама такая же. Ей семьдесят лет, она мне постоянно помогает, и в мае я отпустила ее закрыть горнолыжный сезон.

Я считаю, что после восхождения на Эверест, мне немного удалось поменять восприятие женщины на Кавказе. После меня на Эверест поднялась ингушка Лейла Албогачиева.

Она стала первой ингушской женщиной, которая тоже дважды поднялась на Эверест. К сожалению, потом она трагически погибла на Эльбрусе. Но в сознании общества по отношению к женщинам произошел качественный прорыв».

Помимо Эвереста, Эльбруса, Хан-Тенгри и многих других вершин в арсенале у Карины гора Килиманджаро (5895 м), вершина Манаслу в Гималаях (8156 м) и Охос-дель-Саладо — высочайший вулкан планеты (6893 м). Она мечтает подняться на Дыхтау и еще несколько значимых гор в Безенгийской стене. А самая высокая мечта — подняться на К2.

«Это запредельная вершина, я даже боюсь об этом мечтать. Очень сложная гора, с 1953 года там было всего около десяти женщин. Туда очень тяжело добираться, а путь к вершине занимает около трех месяцев. А я же мама троих детей, я не могу их вырвать из сердца на три месяца. Ну ничего, другие горы, попроще, ждут меня впереди».

Серия «Влиятельные» рассказывает о женщинах, которые меняют общественный ландшафт в России и занимают активную жизненную позицию. «Влиятельные» — о тех, кому удается созидать и приближать перемены.

ПОДЕЛИТЬСЯ:
Поделиться в facebook
Поделиться в vk
Поделиться в telegram
Поделиться в twitter

К другим материалам:

Лицом антивоенных протестов в России стали женщины, и сфера политики — не исключение. «Гласная» записала монологи женщин-политиков из разных российских городов, которые открыто выступили против «спецоперации».
«Гласная» поговорила с Катрин о том, как в сегодняшней России лично она подвергалась преследованиям, о будущем акционизма в нашей стране и о той силе, которая не позволяет ей уехать.
«К этой точке мы шли последние двадцать лет. Мы постепенно отдавали свои свободы, сквозь пальцы смотрели на ломку зачатков демократических институтов. Будет хуже, но это не значит, что мы опустим руки».
Год назад Алсу Кривель возглавила кризисный центр в Казани, который помогает женщинам, попавшим в беду.
Одним из независимых депутатов, которым удалось попасть в Мосгордуму, стала архитектор Дарья Беседина. «Гласная» поговорила с Дарьей о том, как она перестала быть аполитичной и почему важно не бояться, отстаивая свою Россию будущего.

Подпишитесь на рассылку «Гласной»

Мы работаем благодаря вашей поддержке