" style="position:absolute; left:-9999px;" alt="" />
Поддержать

Анна Ефимова

«Тюрьма и война — главные сюжеты в России»

Документалистка Юлия Вишневецкая — о монологах жен вагнеровцев и протестном потенциале женских чатов

«Привет. Это Навальная»

Как выглядел путь Юлии Навальной в политику

Секспросвет и «матчасть» по феминизму

4 курса для тех, кто устал от пропаганды «традиционных» ценностей

«Видимо, российские и советские академики были экстремистами»

Эксперты — о том, можно ли сесть в тюрьму за феминитивы

«У нашего поколения все же не получилось»:

21-летняя активистка Дарья Пак — об обысках, репрессиях и вынужденной миграции

Еще один год борьбы и сопротивления

Что в 2023 году происходило с правами женщин в России — и с теми, кто за них борется

«Здесь Росгвардия не положит людей на концерте лицом вниз»

Вера Мусаелян и Евгения Попова — о жизни музыкантов, покинувших Россию

«Порвать с патриархатом»

Как феминистки заставили мир обратить внимание на проблему гендерного насилия, но не сошлись во взглядах

«Они продолжают «воевать» дома — но не с врагом, а с окружающими»

Журналистки Оля Чуракова* и Соня Гройсман* — о сестрах солдат и насилии в их семьях

«Повод для репрессий кого угодно»

Как регионы начали ограничивать доступ к абортам и кому это выгодно

Эффект Матильды

Как женщины становятся лауреатками Нобелевской премии — несмотря на гендерные предрассудки

«Самые счастливые мои дни — в лагере»

Как любили и дружили женщины в ГУЛАГе

«Публичный рассказ о насилии — это гражданский поступок»

Журналистка Настя Красильникова — о культуре отмены в России и фактчекинге домогательств

Мясорубка на Лермонтовском проспекте

Как СССР первым в мире легализовал аборты, но превратил их в пытку

«Это Польша, а не Ватикан!»

Как польские активистки борются за право на аборт — и побеждают, несмотря на сохранение формального запрета