" style="position:absolute; left:-9999px;" alt="" />
Поддержать

Анна Ефимова

«У каждого должна быть возможность сломать иглу с Кощеевой смертью»

Первая советская феминистка — о недолговечности патриархата и революционном потенциале сказок

«У нас забрали победу. Тихонько выменяли ее на обычное женское счастье»

ПТСР, унижения, одиночество — как жили советские женщины после возвращения с фронта

«Мужчины — главные жертвы насилия, феминизм — это экстремизм»

Какие идеи продвигает «Рувики» — российский отцензурированный аналог «Википедии»

«Мы должны вернуться»

Как вера в атомную утопию повлияла на жизнь женщин из Припяти. Их истории до и после чернобыльской аварии

«Нет ничего особенно хорошего в размножении по принципу “лишь бы было”»

Ася Казанцева* — о преследованиях, выживании и материнстве в современной России

«Вышли на поле боя и сражаются со страшным монстром»

Как адвокатессы вставали на защиту диссидентов в СССР

Сухим языком и с большим количеством «вы должны»

Как говорили о любви и сексе в СССР и как говорят сегодня — историк Элла Россман

Путин и гендервошинг

Как менялась гендерная политика в России последние 25 лет

Познакомьтесь с «Азбукой семьи»

Именно эта организация будет готовить российских подростков к семейной жизни и рождению детей

«Тюрьма и война — главные сюжеты в России»

Документалистка Юлия Вишневецкая — о монологах жен вагнеровцев и протестном потенциале женских чатов

«Привет. Это Навальная»

Как выглядел путь Юлии Навальной в политику

Секспросвет и «матчасть» по феминизму

7 курсов для тех, кто устал от пропаганды «традиционных» ценностей

«Видимо, российские и советские академики были экстремистами»

Эксперты — о том, можно ли сесть в тюрьму за феминитивы

«У нашего поколения все же не получилось»:

21-летняя активистка Дарья Пак — об обысках, репрессиях и вынужденной миграции

Еще один год борьбы и сопротивления

Что в 2023 году происходило с правами женщин в России — и с теми, кто за них борется