«Родиться женщиной в России — это высший уровень сложности в игре». История Валерии Володиной, которая нашла защиту от домашнего насилия только в Европейском суде — дважды

Валерия Володина стала первой россиянкой, которой Европейский суд по правам человека присудил компенсацию по делу о домашнем насилии.

Продолжить чтение «Родиться женщиной в России — это высший уровень сложности в игре». История Валерии Володиной, которая нашла защиту от домашнего насилия только в Европейском суде — дважды

«Люди удивляются, что ты существуешь». Блогерка Милая Оли о том, как полюбить себя, когда остальные называют тебя «толстой коровой»

26-летняя Оли рассказала «Гласной» о давлении, которое оказывает на полных людей семья и общество, и о том, почему бодипозитив — это лестница без верхней ступени.

Продолжить чтение «Люди удивляются, что ты существуешь». Блогерка Милая Оли о том, как полюбить себя, когда остальные называют тебя «толстой коровой»

«Церковь научила меня разговаривать с Богом, а феминистки — с дочкой». История Кати Карповой, «неправильной» православной

34-летняя Екатерина Карпова работает при епархии, создает социальные проекты, исповедуется, проходит психотерапию, читает фем-паблики и пишет в «Инстаграме» о насилии, проблемах женщин и особом материнстве.

Продолжить чтение «Церковь научила меня разговаривать с Богом, а феминистки — с дочкой». История Кати Карповой, «неправильной» православной

«Папа трогал меня, как будто разделывал кусок мяса». Мария Куфина несколько лет публично рассказывает о сексуализированном насилии со стороны отца. Но ее никто не слышит

Маша рассказала «Гласной» о том, как ее обожаемый отец превратился в монстра и почему ни один взрослый не заподозрил, что с ней происходит.

Продолжить чтение «Папа трогал меня, как будто разделывал кусок мяса». Мария Куфина несколько лет публично рассказывает о сексуализированном насилии со стороны отца. Но ее никто не слышит

«Бутылка была моей лучшей подружкой». История Юли Гайнановой, которая написала книгу о личном опыте алкоголизма

34-летняя Юля Гайнанова больше десяти лет проработала в журналистике. Недавно Юля издала книгу, в которой честно рассказала об истории своих отношений с алкоголем — и о своем решении полностью от него отказаться.

Продолжить чтение «Бутылка была моей лучшей подружкой». История Юли Гайнановой, которая написала книгу о личном опыте алкоголизма

«Просто у меня две мамы». История одной семьи, в которой нет «нормального папы», зато есть любовь и доверие

Алекс восемнадцать лет, она любит тусоваться с друзьями, ездить верхом, ходить в походы и свою маму. Маму зовут Марико, ей тридцать девять, она состоит в полиаморных отношениях со своей девушкой. Поговорив с «Гласной», Алекс и Марико впервые публично рассказали о своей жизни и сексуальности.

Продолжить чтение «Просто у меня две мамы». История одной семьи, в которой нет «нормального папы», зато есть любовь и доверие

«Взять отпуск по уходу за детьми считалось не по-пацански». История Алексея Печенина, которому пришлось уволиться, чтобы «уйти в декрет»

Согласно опросам, уйти в отпуск по уходу за ребенком готовы 27 % российских мужчин, однако, по данным ФСС, всего 2 % от всех находящихся в отпуске до полутора лет — мужчины.

Продолжить чтение «Взять отпуск по уходу за детьми считалось не по-пацански». История Алексея Печенина, которому пришлось уволиться, чтобы «уйти в декрет»

«Кто-то должен прокладывать этот путь». Как объяснить дагестанскому судье, что ты хорошая мама, даже если носишь пирсинг?

Травля в соцсетях началась после того, как Нина, жительница Махачкалы, стала одной из героинь документального фильма, рассказывающего о нескольких дагестанских девушках, которые ради свободы выбора порвали с традиционным укладом жизни.

Продолжить чтение «Кто-то должен прокладывать этот путь». Как объяснить дагестанскому судье, что ты хорошая мама, даже если носишь пирсинг?

«Мою жизнь ВИЧ изменил в лучшую сторону»: история Кати Орловой, которая стала блогеркой, чтобы рассказывать о своей жизни с ВИЧ

Весной 2019 года 27-летняя Екатерина Орлова начала вести свой блог — как ВИЧ-позитивная девушка. Как и зачем молодая многодетная мама решилась открыть свой диагноз, а теперь помогает другим людям с ВИЧ.

Продолжить чтение «Мою жизнь ВИЧ изменил в лучшую сторону»: история Кати Орловой, которая стала блогеркой, чтобы рассказывать о своей жизни с ВИЧ