" style="position:absolute; left:-9999px;" alt="" />
Поддержать

Все материалы

«Вся современная жизнь способствует снижению тестостерона»

Уровень «главного мужского гормона» снижается. И это плохая новость. Или нет?

Иноагентки военного времени

За что и как женщин в России клеймят и преследуют

«Агенты рептилоидов и враги режима»

Как жены мобилизованных продолжают борьбу на фоне слежек, допросов силовиков и угроз мужьям

«Люди в России приличные, просто им заморочили голову»

Блокадница Людмила Васильева — о восстановлении мира и своем выдвижении на пост губернатора Петербурга

«Ее либо в могилу, либо замуж. Она уже не девушка»

Как ранние и принудительные браки калечат судьбы женщин в северокавказских республиках

Жена декабриста 2.0

От общественной защитницы до супруги политзека — как
Евгения Кулакова и Виктор Филинков* вырастили любовь в камере СИЗО

«Нас для большинства просто нет, мы не существуем в их мире»

Монологи девушек из национальных регионов России, обратившихся к своим корням

Бывшие дети

Истории отцов и детей, которые внезапно обнаружили, что биологически не связаны друг с другом

Соучастницы

Как активистки Госдумы строят карьеры на войне, традиционных ценностях и моральной панике

«У нас забрали победу. Тихонько выменяли ее на обычное женское счастье»

ПТСР, унижения, одиночество — как жили советские женщины после возвращения с фронта

«Мужчины — главные жертвы насилия, феминизм — это экстремизм»

Какие идеи продвигает «Рувики» — российский отцензурированный аналог «Википедии»

Обрести голос

В Пермском крае женщинами овладевает «икотка». Что это — деревенская легенда, одержимость или суперсила? Репортаж

«Мы должны вернуться»

Как вера в атомную утопию повлияла на жизнь женщин из Припяти. Их истории до и после чернобыльской аварии

«Нет ничего особенно хорошего в размножении по принципу “лишь бы было”»

Ася Казанцева* — о преследованиях, выживании и материнстве в современной России