Мнение

Это «личное». Адвокат из Хабаровска — о тех, кого он встретил в отделениях полиции этой антивоенной весной

ЧИТАЙТЕ НАС В ТЕЛЕГРАМЕ

Иллюстрация: Анна Иванцова | Гласная

Адвокат Константин Бубон написал для «Гласной» о своих наблюдениях за обычными хабаровчанами, которых он защищал после антивоенных выступлений на улицах родного города или просто встречал в отделениях полиции.

Моя страна тяжело больна. В ней нет общественных объединений, нет прессы, нет политических партий. В России вообще нет ничего такого, что могло бы выражать волю более чем одного человека. С другой стороны, отсутствие институтов и объединений делает каждого из нас соавтором будущего учебника истории.

В Хабаровске на Комсомольскую площадь вышла женщина с самодельным плакатом «Я мать троих детей, я против [запрещенное в РФ слово]». Ее зовут Елена, она владелец небольшого рекламного агентства, а раньше издавала газету. На площади ее мгновенно задержала полиция.

В другой день в комнате для задержанных я встретил девушку Алину. Она приехала в Хабаровск из Петербурга по делам. Ее тоже задержали за то, что стояла на улице с антивоенным плакатом. В полиции Алина держалась очень независимо, всем своим видом показывая, что сам черт ей не брат. Некоторые так себя ведут, когда им страшно. Полицейские требовали, чтобы Алина согласилась на дактилоскопирование, а она отказывалась. Я пришел в отделение к другому человеку, но Алина негромко попросила нас не уходить, пока полиция не закончит составление протокола. Мы с моим доверителем дождались ее и покинули отдел вместе.

3 марта по улице города шел человек по имени Андрей и нес плакат «Россия, не потакай безумию своего президента!», выкрашенный в желто-голубой цвет. Андрей — не активист и прежде никогда не участвовал в уличных манифестациях, впрочем, как и многие, кого я встречаю в эти дни в полицейских комнатах для задержанных. Андрей любит путешествовать, до февраля он мечтал побывать в Украине. Не думаю, что он сможет осуществить свою мечту в ближайшее время. В течение месяца Андрей выходил на улицы несколько раз с разными плакатами. Мне кажется, он искренне удивляется тому, что полиция ему препятствует.

В Хабаровске живет общественный активист Николай. Он всегда такой очень спокойный и сдержанный. У него нет ноги, он ходит с тростью. 30 марта он вышел на одну из площадей Хабаровска с плакатом «Украина, ты права!» и кричал «Нет [запрещенное в РФ слово]!». За это Центральный районный суд приговорил его к штрафу по «новой» статье за «дискредитацию Вооруженных Сил». Во время разбирательства защита требовала провести психолого-лингвистическую экспертизу и проверить, действительно ли лозунг «Нет [запрещенное в РФ слово]» кого-то дискредитирует, но суд решил, что факт дискредитации абсолютно очевиден.

Пикет в минувшую субботу на на Комсомольской площади в Хабаровске. Фото: Sota

Активист по имени Зигмунд, когда его задерживает полиция, принципиально ничего не подписывает. Не то чтобы это имело какой-то юридический смысл, просто Зигмунд таким образом выражает свой протест. Он утверждает, что даже во времена СССР занимал антикоммунистическую позицию. Полиция составила на Зигмунда фантастическое количество административных протоколов. Общая сумма наложенных на него штрафов исчисляется сотнями тысяч рублей, но, насколько я могу судить, он не желает останавливаться. Его поведение иногда напоминает мне затянувшийся социальный хеппенинг, в который вовлечены даже полицейские, потому что Зигмунд говорит, что намерен довести ситуацию до абсурда.

Другой задержанный, Алексей, стоял на площади и держал над головой плакат «Нет [запрещенное в РФ слово], мир Украине!». Когда его «повели», он так и шел к полицейской машине, держа плакат над головой. Свой автомобиль он предусмотрительно оставил у родителей, а на площадь приехал на автобусе. Алексей зарабатывает на жизнь тем, что устанавливает в квартирах хабаровчан окна и двери.

Все эти люди выходили на улицы и площади поодиночке. Раздробленность и общественная аномия оставляет нас, хабаровчан, и жителей других городов наедине со своими мыслями и своей совестью. Каждый сам для себя принимает решение. Но у людей, протестующих против «спецоперации», есть общее: никто из них не соглашается лгать себе и окружающим. Уверен: в том общественном движении, которое созреет в результате нынешних событий, будет много «личного». Общество начинается с индивидов, иначе и быть не может.

ПОДЕЛИТЬСЯ:
Поделиться в vk
Поделиться в telegram
Поделиться в twitter

К другим материалам:

По просьбе «Гласной» школьный психолог Юрий Лапшин рассказывает, как эволюционировала школа за последние полгода и почему в школьной повседневной культуре стоит ожидать возрождения эзопова языка.
Политолог Денис Греков рассуждает о том, в каких особенностях гендерного поведения режим видит свою опору, а в каких — опасность для себя.
Политолог Денис Греков объясняет, почему в России сиротство — это состояние целой нации, а не только отдельных людей и как выученная беспомощность передается новым поколениям.
Почему «настоящий мужчина» должен убивать, не рассуждая, а «настоящая женщина» — жертвовать детьми, чем физическое мужество отличается от гражданского и Как лояльные государству люди выступают против войны?
Почему в России начался новый виток давления на ЛГБТК-сообщество и как это связано со «спецоперацией», по просьбе «Гласной» объясняет журналист и ВИЧ-положительный гей Борис Конаков.

Подпишитесь на рассылку «Гласной»

Мы работаем благодаря вашей поддержке