Мнение

«Поколение Z» против Z. Психолог Анна Край — о том, почему «зумеры» изменят Россию

ЧИТАЙТЕ НАС В ТЕЛЕГРАМЕ

Иллюстрации: Анна Иванцова | Гласная

События последних дней показали: на митинги против «специальной военной операции» в Украине выходят в основном те, кому нет и тридцати. Уровень поддержки агрессивной политики властей среди молодежи критически низок. В чем причины столь сильного поколенческого разрыва между «зумерами» и их родителями? Есть ли у молодых реальный шанс изменить страну?

В этих вопросах по просьбе «Гласной» разбирается психолог Анна Край.

***

После начала так называемой «специальной военной операции» в Украине стала очевидна разница в оценке происходящих событий у разных поколений россиян: дети ссорятся с родителями и старшими коллегами и не знают, как донести до них свою точку зрения. Кажется, что с каждым днем эта пропасть становится все шире. Отсюда вопрос: что отличает «зумеров» и «миллениалов» от «иксеров» — тех, кто застал Советский Союз в сознательном возрасте? Действительно ли они более информированы и осознаны? Приведет ли неизбежная смена поколений к демократизации страны?

Социологи утверждают: оценки происходящего действительно сильно различаются у разных поколений россиян. 24 февраля, в день начала конфликта на территории Украины, «Левада-центр» (признан в России иноагентом) опубликовал результаты опроса о признании Россией независимости ДНР и ЛНР. Если смотреть на возрастные различия среди респондентов, можно заметить: наибольшая поддержка независимости ДНР и ЛНР отмечается в двух возрастных группах — от 40 до 54 лет и 55 лет и старше. В обеих группах более 35% респондентов выступают за независимость республик, а более 25% — за их включение в состав РФ (хотя официально об этом речи пока не шло). При этом молодые люди от 18 до 24 лет поддерживают последний сценарий гораздо реже: за него выступило 16% опрошенных, а за независимость немногим больше — 19%.

Поколенческий разрыв налицо. Почему молодые люди так единодушны в негативном отношении к военным действиям?

Социологи Уильям Штраусс и Нил Хау попытались объяснить изменения в социальных и политических процессах сменой поколенческих циклов в книге «Поколения: история американского будущего» («Generations: The History of America’s Future»), которая вышла в 1991 году. Тема поколенческого разрыва широко обсуждалась тогда в связи со стремительным технологическим ростом: широкое распространение телекоммуникаций, а затем вход интернета в повседневную жизнь человека увеличили скорость получения информации и критическим образом повлияли на общественное сознание. Заметив эту тенденцию, Штраусс и Хау изложили историю США как серию воображаемых биографий, начиная с 1584-го и заканчивая 2069 годом, — то есть описали типичных представителей общества, рожденных в разные десятилетия. Эта концепция быстро обрела популярность. Исследователи пытались ее проверить, доказать или опровергнуть, а деловой мир — использовать в коммерческих целях: разницу поколений подчеркивали в рекламе и при создании продуктов.

Концепция Штраусса и Хау легла в основу восприятия поколения, рожденного после 1997 года, — того самого «поколения Z», или «зумеров». В 2008 году Джон Пэлфри и Урс Гассер опубликовали исследование «Рожденные в цифре: анализ первого поколения цифровых аборигенов» («Born Digital: Understanding the First Generation of Digital Natives»), где подробно описали свое представление о ключевых отличиях подростков, выросших в среде тотального проникновения Сети. По мнению авторов, умелое владение новыми технологиями существенно отличает «зумеров» от предыдущих поколений: у «зумеров» размывается идентичность, они более креативны, поскольку инструменты творчества стали доступнее, они формируют больше горизонтальных связей и больше склонны к онлайн-пиратству. Но у всеобщей цифровизации есть и минусы. Так, преподаватели отмечают пониженную внимательность подростков. Эта проблема получила название «клипового мышления». «Зумерам» сложно концентрироваться и воспринимать большие объемы текстов, они стремятся потреблять информацию в виде фильмов или коротких видеороликов. Маркетологи отмечают привычку «зумеров» к покупке большого количества товаров, но указывают на важные отличия в покупательских стратегиях по сравнению с предыдущими поколениями: молодежь стремится узнать, насколько «этично» произведен продукт, не повредило ли его изготовление окружающей среде и насколько он соответствует международным стандартам.

Политологи обращают внимание на большую включенность «зумеров» в общественную жизнь и их интерес к социальным проблемам.

В качестве примера можно привести Грету Тунберг — совсем юную девушку, которая заслужила неслыханную популярность после критического выпада против мировой элиты в ходе выступления на Конференции ООН по изменению климата.

Поколенческий разрыв, вызвавший бурные дискуссии на Западе, в нашей стране усиливался в связи с непростым положением государства и общества в конце XX века. Развал социалистической системы, крах Советского Союза, тяжелый период «шоковой терапии» и формирования рынка — все это наложило отпечаток на ценности и представления сегодняшних сорока-пятидесятилетних, но прошло практически незамеченным для их детей. Это обуславливает разницу между поколениями россиян, которая идет как бы «в нагрузку» к объективным поколенческим изменениям. Российская молодежь менее подвержена государственной телевизионной пропаганде, чаще использует соцсети, лучше относится к США и Европе. Неудивительно, что в текущей ситуации именно молодежь критически оценивает происходящее и негативно высказывается в адрес властей и транслируемой ими картине мира.

Сейчас, когда множество официальных и неофициальных источников информации сообщают противоречивые данные, российские «зумеры» имеют значимые преимущества по сравнению с представителями иных возрастных групп. В первую очередь, они умеют ориентироваться в цифровой среде и привыкли потреблять информацию из многих источников. Это делает их, с одной стороны, более осведомленными о происходящем, позволяет учитывать разнообразие мнений — и, соответственно, формировать собственную позицию. С другой стороны, молодежь привыкла к потреблению больших объемов информации, в то время как для взрослых поток новостей в кризисный период может быть выматывающим. «Зумеры» любят и умеют общаться онлайн, создают виртуальные поддерживающие сообщества, в которых люди разделяют общие ценности. Такие сообщества становятся не только источником поддержки, но и способом организации совместной деятельности, в том числе для выражения гражданской позиции или проявления социальных практик. Например, мне попадался «кружок для лепки из глины для тех, кому страшно в неопределенности».

zumer1

Все это дает надежду, что более информированный человек новой эпохи, который хорошо ориентируется в «Википедии», владеет минимум одним иностранным языком, спокойно разбирается в алгоритмах работы соцсетей, будет, с одной стороны, более критично подходить к источникам информации, а с другой — транслировать гуманистические, общемировые ценности.

Есть еще один важный параметр, который стоит учитывать, когда мы размышляем о том, как будет меняться общество вслед за сменой поколений. Люди, которым сейчас от двадцати до сорока лет, уже очень хорошо знают, как можно жить в комфортном мире с высокоразвитой сферой услуг, где можно заказать себе на дом продукты из «Яндекс.Лавки», иметь огромный каталог фильмов и сериалов по подписке и получить новую профессию, не отходя от компьютера. Однако в ближайшее время большинство привычных нам удобных сервисов станет недоступно.

Накопленное «знание о комфорте» в совокупности с антивоенными ценностями будет подталкивать их выступать за возврат привычного уклада, в том числе путем политических изменений.

И есть еще одна особенность «зумеров» и «миллениалов»: эти поколения достаточно хорошо научились распознавать насилие в межличностных отношениях и проговаривать гуманистические ценности, а также говорить об этом с другими людьми. Этот навык полезен и в текущей ситуации, когда приходится общаться со своими родственниками и старшим поколением о «специальной военной операции», и будет полезен в будущем.

Высокая степень информированности и гуманистические ценности, помноженные на умение распознавать насилие и желание личного комфорта, — это то, почему «зумеры» имеют реальный шанс изменить страну и привести ее к демократизации.

ПОДЕЛИТЬСЯ:
Поделиться в facebook
Поделиться в vk
Поделиться в telegram

К другим материалам:

Множество раз я слышал и читал про то, что русские/россияне виноваты в нападении России на Украину, потому что не свергли Путина раньше и потому что не устраивают массовые выступления против него сейчас.
Начинающие документалисты из Украины недавно расспрашивали меня, почему россиян не переубеждают ни слова их украинских родных, ни фотографии или видео с места событий. Мне показалось, что они не были готовы принять мое объяснение. А оно вот в чем заключалось.
Адвокат Константин Бубон написал для «Гласной» о своих наблюдениях за обычными хабаровчанами, которых он защищал после антивоенных выступлений на улицах родного города или просто встречал в отделениях полиции.
По просьбе «Гласной» одна из основательниц Феминистского Антивоенного Сопротивления (ФАС) Дарья Серенко продолжает разговор о том, почему главной движущей силой антивоенного сопротивления стали феминистки.
По данным ОВД-Инфо, с начала «спецоперации» 24 февраля на протестах по всей России были задержаны свыше 15 тысяч россиян. Почти половина из них — женщины. Залина Маршенкулова объясняет, почему именно женщины оказались на переднем крае антимилитаристской борьбы.

Подпишитесь на рассылку «Гласной»

Мы работаем благодаря вашей поддержке