Мнение

Сексизм, лукизм, эйджизм. Героини «Секса в большом городе» в мире «новой этики»

ЧИТАЙТЕ НАС В ТЕЛЕГРАМЕ

Иллюстрации: Соня Буславская | Гласная

В новом сезоне сериала «Секс в большом городе» всем героиням за пятьдесят, а тебе уже немного за тридцать, как было Кэри Брэдшоу и ее легендарным подругам, когда все начиналось. Долгие годы женщины по всему миру соотносили себя с архетипами: кто ты — ультрамодная, порой инфантильная и мечтающая о большой любви Кэри, сильная и независимая Миранда или консервативная, но умеющая удивлять Шарлотта? Многим хотелось походить на Саманту — свободную, успешную, прогрессивную и сексуальную, — но не все осмеливались открыто об этом заявить. Тогда. Сегодня, двадцать лет спустя, ситуация изменилась, и если раньше главной героиней и ролевой моделью было принято считать именно Кэри, то теперь возносят на пьедестал Саманту, которой, к сожалению, в сиквеле нет.

valeria utkina pj8vnpgbdp6qke0lgj1g1up45l365tjdae7i3upgi8

Валерия Уткина — старший преподаватель Национального исследовательского университета «Высшая школа экономики» (Москва). Ее исследовательские интересы включают теории управления и гендерного неравенства в публичном управлении, положение женщин в политике и управлении. В настоящее время является научным сотрудником (Postdoctoral Researcher) Университета Хельсинки, где работает над проектом «Участие женщин в государственном управлении России и Финляндии».

 

Энциклопедия «гендерной повестки»

Сериал давно стал культовым, своеобразной энциклопедией «гендерной повестки». Каждый/-ая мог (могла) найти в нем что-то свое: различные варианты баланса между трудовой и личной жизнью (work-life balance), дискуссию о репродуктивных намерениях и нормализацию их отсутствия, проблемы гендерной сегрегации на рынке труда и многое другое. Конечно, выход в свет «Секса» легитимизировал право женщины заниматься сексом, говорить о нем и вообще рассуждать об интимных сторонах жизни. А любовь главной героини к дорогой обуви стала настоящим гимном женской эмансипации. Любая зрительница понимала, что она не одинока и существуют люди с похожими проблемами, которые точно так же с ними (не) справляются. Многие работающие мамы, когда им звонят бездетные друзья, невольно вспоминают эпизод из «СБГ», где Кэри звонит только что родившей Миранде, мечущейся между ребенком и работой, чтобы обсудить предстоящее свидание и свой гардероб.

Моментально узнаваемые героини стали лицом «третьей волны» феминизма с ее проблемами гендерной и сексуальной идентичности женщин. Столь несхожие по своему характеру персонажи сумели, тем не менее, показать, что конкретно объединяло женщин по всему миру.

devider 1

Пост-комм-секс революшн

На посткоммунистическом пространстве «сексуальная революция» свершилась именно с появлением на телеэкранах «Секса в большом городе». Для постсоветского человека каждый сезон «СБГ» становился настоящим открытием и органичным продолжением передачи Елены Ханги «Про это». Обогащалась не только копилка знаний, но и «понятийный аппарат». До того многие темы, включая телесность и интимность, были почти табуированы, в то время как главные героини сериала, открыто обсуждающие сокровенные проблемы за чашкой кофе в центре Манхэттена, словно приглашали зрителей к освоению нового языка.

Просматривая «СБГ» в университетские годы, я часто думала о том, как он повлияет на интимную жизнь моих сверстниц. Всем хотелось быть такими же гламурными, как эти молодые американки, только вот внутренней свободы и средств вести такой образ жизни неподготовленным постсоветским телезрительницам явно не хватало. Эпоха девяностых и начала нулевых, разрушившая казавшиеся незыблемыми стереотипы, предоставила женщинам массу новых возможностей. Для многих именно героини «СБГ» стали путеводными звездами в мире гендерного равенства: Саманта — в интимной сфере, Миранда — на рынке труда, Шарлотта — в искренности, а Кэри — в романтических отношениях.

Время пролетело незаметно. Выросшие на сериале молодые образованные горожанки повзрослели, стали делать карьеру, заводить романы, влюбляться и разочаровываться, неосознанно имитируя гламурный флер полюбившейся «четверки амазонок». Их трудный день нередко завершался просмотром зачастую выбранной наугад серии «СБГ», давно растащенного на цитаты. Пересматривая сериал сегодня, невольно переосмысливаешь поведение главных героинь, по-новому интерпретируешь их поступки, лучше улавливаешь разнообразие гендерных контрактов — мужских и женских ролей на пересечении сфер семьи, рынка труда и государства. Возник­­ает много новых вопросов, но одно остается неизменным: обожаемые героини поддерживают друг друга (тема сестринства, отсылающая ко второй волне феминизма, раскрыта). Стильные, искрометные, сексуально активные. Двадцати лет — как не бывало!

 

Они — это мы?

Принять то, что героиням теперь за пятьдесят, непросто. Словно на твоих глазах стареют родные или друзья, и ты понимаешь, что с тобой это тоже случится. Но это на бытовом уровне. А если разобраться, то и тут налицо сюжеты гендерной повестки. Некогда молодые и веселые подруги откровенно плохо вписываются в «дивный новый мир». Такое зрелище не всем по нраву, ибо очень уж они напоминают нас самих: тех, кому далеко за… Еще недавно мы ассоциировали себя с эмансипированными и успешными героинями «СБГ», которые могут позволить себе и любовь, и секс за пределами брака, а теперь они (о, ужас!) постарели! Неужели это случится и с нами? Болезнь или смерть мужа, неудачи в карьере, потеря близких… Боже, как это прозаично и негламурно! Никаких вечеринок, красивых платьев, случайных связей и коктейлей по будням? В это отчаянно не хочется верить. Может, именно поэтому продолжение сериала «не зашло»?

Сегодня персонажи «СБГ» кажутся героинями какой-то ушедшей эпохи, неожиданно оказавшимися в новых реалиях. Интересно, как поменялись декорации и атмосфера вокруг них, а они пытаются это все принять (и ты тоже). Когда-то они показали какой может быть жизнь женщины в 30+, теперь в 50+…

Меняется мир, меняются они, меняемся мы.

Создатели продолжения (надо отдать им должное) уместно подчеркнули принадлежность Кэри и ее подруг к привилегированному сообществу белых, обеспеченных цисгендерных женщин, существующих в условиях «новой этики». Тем не менее, многие недовольны и говорят, что чем так, уж лучше бы не снимали вообще. Мол, зачем показывать зримо постаревших и поседевших женщин, а заодно и повторять те гендерные стереотипы, на которых воспитывались авторы? Но есть у авторов и своя правда, ибо когда первая седина проглянет у зрительниц первого «СБГ», они скажут спасибо сиквелу за то, что не побоялся продемонстрировать абсолютную нормальность того, чего так боятся молодящиеся дамы. Оказывается, седину совсем необязательно закрашивать. Более того, в ней даже можно найти определенный шарм. Нас так приучили оценивать себя и других по принятым в обществе нормам красоты, что даже такие успешные и красивые женщины, как Николь Кидман, вынуждены сталкиваться с эйджизмом.

Парадокс заключается в том, что мы, с одной стороны, мечтаем вернуться в тот «большой город», где секс, а с другой, требуем, чтобы любимый сериал не только отражал актуальную повестку, но и вновь стал «законодателем мод». Ведь когда-то его героини ломали современные им стереотипы, а сегодня им самим приходится подстраиваться под новые шаблоны. Причем каждая делает это по-своему: Шарлотта поглощена «интенсивным материнством», а Миранда с упорством отличницы пытается держать ситуацию под контролем. Новая реальность становится причиной конфликтов: Шарлотта вынуждена решать вечную проблему отцов и детей, в то время как для Миранды мир, разрушающий гендерно-сексуальные рамки, ставит под угрозу отношения внутри семьи. Но главное, за что стоит отдать должное сценаристам, — юмор и мягкая ирония над попадающими в нелепые ситуации героинями. Высмеивая спорные ценности современного общества, они помогают Кэри и ее подругам, прежним «иконам стиля», вписаться в тот мир, где они отнюдь не на первых ролях.

devider 2

Ни секса, ни города

В новом «СБГ» совсем мало как «секса», так и «города». Раньше во главе угла стояли романтические приключения в мегаполисе мечты, теперь — реальная жизнь. Нам четко дают понять, что интимная жизнь героинь сериала претерпела «возрастные» изменения. Видимо, в современном мире интим сам по себе уже не столь привлекателен, а утренняя пробежка куда важнее дружеской попойки. Но это только верхушка айсберга, потому как из продолжения «СБГ» становится очевидным, что два главных персонажа — Кэри и Саманта — выбрали добровольную бездетность (быть childfree), и это уже серьезный вызов поборникам консервативных ценностей. В продолжение шести сезонов основной части, двух полнометражных фильмов и мини-сериала «И просто так» героини Сары Джессики Паркер и Ким Кэтролл не сожалеют об отсутствии детей и организовывают свою жизнь таким образом, что вопрос о материнстве попросту не возникает, тем самым показывая: можно и так. Отложенный эффект этого решения предстоит оценить спустя лет десять или даже двадцать. Впрочем, как и факт участия в сиквеле трансгендерной персоны, о которых массовый зритель на постсоветском пространстве пока имеет весьма слабое представление.

Посмотреть продолжение «СБГ» стоит хотя бы ради того, чтобы оценить, как сильно изменился мир и мы вместе с ним. Чтобы вновь встретиться с теми, с кем неразрывно связаны годы вашей юности. И чтобы понять, как непостоянна мода.

ПОДЕЛИТЬСЯ:
Поделиться в facebook
Поделиться в vk
Поделиться в telegram

К другим материалам:

Множество раз я слышал и читал про то, что русские/россияне виноваты в нападении России на Украину, потому что не свергли Путина раньше и потому что не устраивают массовые выступления против него сейчас.
Начинающие документалисты из Украины недавно расспрашивали меня, почему россиян не переубеждают ни слова их украинских родных, ни фотографии или видео с места событий. Мне показалось, что они не были готовы принять мое объяснение. А оно вот в чем заключалось.
Адвокат Константин Бубон написал для «Гласной» о своих наблюдениях за обычными хабаровчанами, которых он защищал после антивоенных выступлений на улицах родного города или просто встречал в отделениях полиции.
По просьбе «Гласной» одна из основательниц Феминистского Антивоенного Сопротивления (ФАС) Дарья Серенко продолжает разговор о том, почему главной движущей силой антивоенного сопротивления стали феминистки.
По данным ОВД-Инфо, с начала «спецоперации» 24 февраля на протестах по всей России были задержаны свыше 15 тысяч россиян. Почти половина из них — женщины. Залина Маршенкулова объясняет, почему именно женщины оказались на переднем крае антимилитаристской борьбы.

Подпишитесь на рассылку «Гласной»

Мы работаем благодаря вашей поддержке