" style="position:absolute; left:-9999px;" alt="" />
Поддержать
Обзор

«Видимо, российские и советские академики были экстремистами» Эксперты — о том, можно ли сесть в тюрьму за феминитивы

19.01.2024читайте нас в Telegram

Издание «Свободные новости» опубликовало полный текст решения Верховного Суда РФ по делу о признании экстремистским «международного движения ЛГБТ»*. Как оказалось, один из признаков «участников движения» — это использование в речи «потенциальных феминитивов, таких как руководительница, директорка, авторка, психологиня».

«Гласная» обратилась к лингвистам и юристке, чтобы узнать, что такое «потенциальные феминитивы» и можно ли получить статью за экстремизм из-за суффиксов.

«Использование феминитивов экстремизмом не является»

Светлана Кузеванова, медиаюристка, авторка ТГ-канала «Кузеванова рассказывает»

Сами по себе феминитивы не запрещены и использование их экстремизмом, конечно, не является. Было бы странно вводить запрет на феминитивы, когда они неотъемлемая часть русского языка. 

В своем решении Верховный Суд пытался показать логику своих рассуждений и охарактеризовать своеобразность поведения и образа жизни участников ЛГБТ-движения. И наделил их такой «особенностью», как использование слов «авторка», «директорка» и проч. Вышло очень странно. Особенно, если использовать этот довод суда не в контексте, а как самостоятельное основание. Что собственно мы и видим сейчас в многочисленных заголовках СМИ.

«До 20 века русский язык был царством феминитивов»

Ирина Фуфаева, лингвистка, авторша книги «Как называются женщины» и канала «Лингвота», научная сотрудница Лаборатории социолингвистики РГГУ:  

Мне кажется, это недоразумение, связанное с ориентацией на бюрократический язык. До XX века русский язык вообще был царством феминитивов. В русской классике XIX века вы встретите и музыкантшу, и художницу, и поэтессу, и авторшу.  

Но в XX веке возникла потребность в унификации бюрократического языка, и профессии стали записываться в канцелярских документах по мужскому роду. Кроме того, это стало модно. Так, когда в «Собачьем сердце» к профессору Преображенскому приходит группа молодых людей, одна из них — девушка, похожая на юношу, — представляется «заведующим культотделом дома». А профессор Преображенский, который был более консервативным в языке (и не только в нем), поправляет ее и говорит: «За-ве-дующая».

То есть в то время [когда в официальном дискурсе была провозглашена борьба за гендерное равенство] использование феминитивов было признаком консервативных взглядов, а гендерно-нейтральных слов — маркером равноправия между мужчинами и женщинами.

Борьба с феминитивами

Многие феминитивы сохранились и до сих пор используются в бюрократическом языке. В Общероссийском классификаторе должностей и профессий находим слова «акушерка», «медицинская сестра», «машинистка», «няня». 

Еще один пример – феминитивы «племянница», «тетя», «бабушка», которые спокойно употребляются в наследственных документах. Например: «Дети полнородных и неполнородных братьев и сестер наследодателя (племянники и племянницы наследодателя) наследуют по праву представления» (ГК РФ Статья 1143. Наследники второй очереди). 

Есть они и в СМИ («сообщила руководительница департамента» в публикации Ленты.ру), потому что русскоязычный читатель привык сразу понимать, о ком идет речь (то есть у него воспиталась привычка к гендерной определенности).

За рамками бюрократического языка некоторые феминитивы воспринимаются совершенно нейтрально — например, «стюардесса», «певица», «актриса», «лыжница».

Феминитивы — древняя категория слов, которая существовала еще в общеславянском (праславянском) языке. Ее появление обусловлено исключительно коммуникативными потребностями — сжато передать информацию о человеке, мужчина это или женщина. 

Например, слово «руководительница», приведенное в решении Верховного Суда, использовалось еще в русском языке допетровского времени, в XVII веке, для характеристики Богородицы: «…надежду имеем на руководительницу и помощницу пресвятую Богородицу». Это слово относилось к высокому стилю, как и «руководитель», и было калькой с греческого.

К слову, [близкий по смыслу] феминитив «начальница» — еще старше и встречается в XVI веке. Летописец называет святую княгиню Ольгу «начальницей христианству на Руси», имея в виду, что она была зачинательницей христианства. 

Из «Степенной книги царского родословия» 1560-х годов узнаем о «начальнице инокиням старице Елене» (речь идет о лице из рода Романовых).

Другой феминитив из решения суда, «психологиня», — это одно из нескольких однотипных образований, таких как «геологиня», «филологиня» и прочих, которые появились в позднесоветское время и обычно имели шутливую окраску. Это феминитивы к названиям специалистов на «-лог», «-граф» и т.д. Женщин в этих профессиях стало много, а модели словообразования [соответствующих феминитивов] в русском языке не было. Разве что на «-ичк(а)», как в «психологичка». Но из-за использования этого суффикса фонетически возникают нежелательные ассоциации.

Так в разговорной речи появились феминитивы с древним суффиксом «-иня», возвышенные коннотации которого в этом случае придали новым словам шутливую окраску. Мне кажется, первое такое образование — «геологини» — было у Евтушенко в стихотворении «Продукты» в 1955 году. Слово «психологини» в одноименном сериале 2017 года тоже использовано в шутливом значении.

Эти слова употреблялись в разговорной речи в определенных кругах. В повести Юрия Визбора «Альтернатива вершины Ключ» читаем: «Во-вторых, она была хороша той недостижимой в городах привлекательностью, которой одаривают горы, леса, тундры, моря скромных геологинь, изыскательниц, топографинь, археологинь». 

Слова «директорка» и «авторка» появились в 2010 году в феминистическом дискурсе. Они имеют идеологическую окраску и связаны с коммуникативной потребностью выразить идеологическую позицию автора.

До революции уже существовало слово «директриса», заимствованное в XIX веке из французского языка и официально обозначавшее начальниц учебных заведений и театров, и слово «авторша», которое довольно часто встречается в Национальном корпусе русского языка. Употреблялось и употребляется слово «директорша» в значении «женщина-директор». 

Возможно, они не были известны новому поколению, потому что феминитивы утратили свой статус. И возникли новые ряды слов: «авторша» и «авторка»,  «директриса», «директорша» и «директорка».

При этом с появлением соцсетей увеличилось количество пишущих людей, и комментаторам понадобилось часто как-то апеллировать к автору, как-то его или ее называть, и феминитив к этому слову стал очень востребован. 

Что касается «потенциальных феминитивов», то в лингвистике есть термин «потенциальные слова» — он обозначает слова, которые пока не существуют в языке, но могут легко появиться, потому что образуются стандартно, автоматически, по так называемым продуктивным моделям. 

Например, автоматически образуются феминитивы на «-ка» от слов на «-ист»: стоило появиться, например, слову «бровист» или «гештальтист», и мы, не задумываясь, образуем при необходимости феминитивы «бровистка» или «гештальтистка».

«Компонент “женского пола” не призывает к насилию»

Борис Иомдин, лингвист и автор телеграм-канала «Узнал новое слово»

Это решение — очередное безумие. Согласно определению в Большом толковом словаре русского языка, экстремизм — это применение насилия к части общества или идеологически мотивированные высказывания, пропагандирующие или оправдывающие насилие. Можно ли считать использование феминитивов применением насилия? Кажется, нет. 

Но слова действительно могут содержать компоненты ненависти и вражды. Ими являются, например, уничтижительные названия ЛГБТ*-людей, которые активно используются в русском языке. Они как раз призывают к агрессивным действиям, потому что в них такой смысл закладывается.

Феминитивы — это слова женского рода, образованные от соответствующих наименований мужского рода (это не значит, что их образовывают от наименований мужчин — слова мужского рода могут быть гендерно-нейтральными). И феминитивы не содержат компонентов ненависти и вражды: единственное добавление к обычному смыслу — это [что такие слова подчеркнуто обозначают лицо] женского пола.

Например, «студент» — это «человек, обучающийся в высшем учебном заведении», а «студентка» — это «человек женского пола, обучающийся в высшем учебном заведении». Компонент женского пола не содержит ненависти и вражды и не призывает к насилию. Иначе надо было бы считать экстремистскими и призывающими к агрессии слова мама, женщина, девочка и все другие, называющие человека женского пола.

В новом решении суда говорится: «Участников движения объединяет  …  специфический язык (использование потенциальных слов-феминитивов, таких как руководительница, директорка, авторка, психологиня)».

Что такое «потенциальные феминитивы»? В лингвистике есть термин «потенциальное слово». Потенциальные слова — это те, которые в языке не используются, но в принципе их можно спокойно образовать и употребить.

Например, у глагола совершенного вида ущипнуть есть потенциальная форма несовершенного вида ущипывать: «Он каждый день ущипывает по несколько человек». Образовать это слово можно, понять тоже можно, но обычно оно не используется.

Я не знаю, имели ли в виду авторы решения этот термин: текст написан настолько безграмотно, что я сомневаюсь, что авторы знают лингвистические термины. Слово «руководительница» не является потенциальным ни в каком смысле: оно включено во множество академических словарей русского языка. Можно найти 514 примеров [его употребления] в Национальном корпусе русского языка. 

Видимо, и российские, и советские академики, авторы словарей, были экстремистами. 

Слово психологиня более новое, но и оно встречается в НКРЯ с 1990 года, больше тридцати лет.

Слова «директорка» и «авторка» еще более новые, но и их нельзя назвать потенциальными, потому что они регулярно употребляются. При этом слово «директорка» редкое потому, что существует более употребительный аналог «директриса», а слово «авторка» — по чисто лингвистическим причинам: в комментариях в «Живом журнале» слово «авторка» употребляется по меньше мере с 2003 года, то есть больше 20 лет. До этого оно встречалось в этом виде в других славянских языках, в частности, украинском.

Часто бывает, что слово содержит элемент, из-за которого его употребление кому-то неприятно. Распространенный пример — названия стран: на/в Украине, Белоруссия/Беларусь, Прибалтика/Балтия. Множество людей совершенно не хотят никого обидеть или ущемить, говоря «в Прибалтике», потому что они не знают, что для кого-то это будет обидно. А бывает, что такое делается сознательно. То есть контекст может содержать какие-то признаки призыва к насилию, но само слово, если это феминитив — безусловно нет. Так что признание текста экстремистским на основании того, что там встретилось слово «директорка», совершенно невозможно.

«Многие ЛГБТ-люди вообще не используют феминитивы»

Светлана Гурьянова, филолог и преподавательница русского языка, авторка книги «В начале было кофе» и блога «Истоки слова»:

«Директорка» и «авторка» не совсем соответствуют определению термина «потенциальное слово», особенность которых — незаметность их новизны. Большинство носителей языка, услышав слово «спрашиватель», даже не заметит, что оно нарушает [языковую] норму. А вот новизна «директорки» или «авторки» вполне заметна и поэтому вызывает столько протеста.

Более того, потенциальные слова должны образовываться по продуктивным образовательным моделям — то есть таким, которые уже активно используются в языке. И здесь возникают нюансы. С одной стороны, суффикс -к- представлен в русском языке достаточно активно — слова «спортсменка» и «комсомолка» никого не смущают. С другой, по традиции, в русском языке суффикс -к- употребляется только после ударного слога: «спорстме́нка», «комсомо́лка», «соли́стка». А в словах «дире́кторка», «а́вторка», «бло́герка» эта закономерность нарушается. Возможно, поэтому они звучат непривычно и вызывают у некоторых носителей языка ощущение новизны и нарушения языковой нормы.

Получается, эти слова не соответствуют некоторым критериям потенциальных. Возможно, те, кто писал решение [Верховного Суда], где-то слышали этот термин, но не совсем поняли.

Какова логика оценки феминитивов как признака экстремизма и маркера принадлежности к ЛГБТ, мне тоже непонятно. Видимо, такое решение говорит о том, что представители власти плохо знакомы или совсем не знакомы с мотивацией тех, кто использует новые феминитивы, и не слышат этих людей (да и вряд ли хотят).

А она такая: с помощью языка сделать женщин более видимыми, а их роль [в обществе] — более заметной. В противном случае и дальше будут возникать казусы, когда математик по фамилии Петерсон или автор [учебника английского языка] Бонк воспринимаются как мужчины. Представители ЛГБТ — разные люди с разными языковыми привычками. Если их и можно объединить в группу по какому-то признаку, то этот признак будет не языковым. Многие из них вообще не используют новые феминитивы или даже высказываются против них. Дело в том, что обязательное использование феминитивов по отношению к представительницам любых профессий может привести к тому, что слова формально мужского рода перестанут использоваться как общеродовые (т.е. для обозначения любого человека любого гендера). Тогда феминитив будет обозначать женщин, а маскулинатив — только мужчин. А как быть тем, кто не готов отнести себя ни к тем, ни к другим? Поэтому для многих ЛГБТ-людей удобна нынешняя ситуация в русском языке, когда есть одно слово, которое может обозначать любого человека независимо от пола и гендера.

Наконец, феминитивы используются во многих языках, где есть грамматический род — например, в чешском, словенском, сербском, немецком. И по мере того как женщины осваивают новые профессии, количество феминитивов может расти. Например, они легко образуются в арабском языке — правда, женщины в арабских странах могут занимать далеко не любую должность, но если уж они кем-то работают, то их, как правило, называют с помощью феминитива.

Но есть не меньше языков, где грамматического рода нет, как в финском или английском. Логично, что там феминитивов мало, да и тех, что есть, в последнее время действительно иногда стараются избегать. В том же английском вместо того, чтобы образовать феминитивы policewoman и firewoman в пару к policeman и fireman, стали использовать нейтральные слова police officer и firefighter. А в финском языке даже не различаются местоимения «он» и «она».

В русском языке, в котором грамматический род, как известно, есть, феминитивы существуют очень давно и прекрасно себя чувствуют. Слова «княгиня», «актриса», «спортсменка», «москвичка», «христианка» — тоже феминитивы, и мы вряд ли скажем о женщине «князь», «актер», «спортсмен», «москвич» или «христианин».

Другое дело, что применительно ко многим профессиям современный русский язык дает и другую возможность обозначить женщину — с помощью слова формально мужского рода, а указание на женский пол будет выражено с помощью других слов («пришлА новАЯ врач»). В таких контекстах слова, обозначающие профессию, ведут себя по модели слов так называемого общего рода типа «сирота» или «коллега» (мы можем сказать и «пришлА новАя коллега», и «пришел новЫЙ коллега»).

Такое употребление названий профессий формально мужского рода в качестве общеродовых иногда встречалось и до ХХ века, но по-настоящему широко стало использоваться в советское время. На это могло повлиять, с одной стороны, стремление обозначить равенство мужчин и женщин, а с другой, развитие документооборота и «бюрократического языка», в котором удобно называть всех работников одним словом, независимо от пола.

Но такое употребление, конечно, нравится далеко не всем. К тому же феминистское движение развивается, его идеи пересматриваются. И люди вообще стали больше задумываться о связи языка и действительности, о том, как выражаться так, чтобы ненароком кого-то не обидеть.

*Деятельность ЛГБТ признана экстремистской и запрещена на территории РФ

Поддержите «Гласную»Помогите нам сделать новую историю — станьте частью нашего сообщества
валюта пожертвования
Размер пожертвования
100
300
500
1000
Способ оплаты
Умный платёж (₽)
Банковская карта (₽)
ЮMoney (₽)
Ваши данные
Укажите ваше имя

УСЛОВИЯ ОПЛАТЫ​
«Гласная» предлагает вам осуществить дарение на следующих условиях: 

1. Настоящее предложение является предложением проекта «Гласная» заключить с любым, кто отзовется на данное предложение (далее — Даритель), договор дарения на условиях, предусмотренных ниже. 

2. Предложение вступает в силу со дня, следующего за днем его размещения на сайте «Гласной» в интернете по адресу https://glasnaya.media (далее — Сайт) и действует бессрочно. 

3. В предложение могут быть внесены изменения и дополнения, которые вступают в силу со дня, следующего за днем их размещения на Сайте. 

4. Даритель безвозмездно передает в собственность «Гласной» денежные средства в размере, определяемом Дарителем, на поддержку деятельности «Гласной». 

5. «Гласная» вправе в любое время до передачи ей дарения и в течение 10 дней после от него отказаться. В случае отказа от дарения после его передачи «Гласная» возвращает дарение в течение 10 дней после принятия решения об отказе. В случае невозможности передать дарение Дарителю оно остается в распоряжении «Гласной». 

6. Даритель вправе отказаться от своего дарения в течение 10 дней со дня совершения транзакции. О своем желании Даритель извещает «Гласную» по электронной почте по адресу [email protected]. «Гласная» обязуется вернуть денежные средства в течение 10 дней с момента заявления Дарителя. 

7. Если Даритель подписался на ежемесячное списание средств с банковской карты, привязанной к счету Дарителя, впоследствии он вправе отменить ежемесячные платежи. Для отмены платежей Дарителю необходимо перейти на страницу «Отмена подписки на платежи» на сайте. 

8. Совершая действия, предусмотренные данным предложением, Даритель подтверждает, что ознакомлен с условиями и текстом настоящего предложения, целями деятельности «Гласной», осознает значение своих действий, имеет полное право на их совершение и полностью принимает условия настоящего предложения. 

9. В соответствии с Федеральным законом N 152-ФЗ «О персональных данных» Даритель настоящим дает свое согласие на обработку своих персональных данных любыми не запрещенными законом способами для целей исполнения настоящего предложения и подтверждает, что ознакомлен с политикой конфиденциальности.

Я принимаю Условия оплаты

ПОЛИТИКА КОНФИДЕНЦИАЛЬНОСТИ​
1. Общие положения

1.1. Настоящая политика обработки персональных данных (далее – Политика) проекта «Гласная» разработана в соответствии с Федеральными законами от 27 июля 2006 г. № 149-ФЗ «Об информации, информационных технологиях и о защите информации» и от 27 июля 2006 г. № 152-ФЗ «О персональных данных», иными нормативно-правовыми актами по вопросам персональных данных.

1.2. Назначением Политики является обеспечение защиты прав и свобод субъекта персональных данных при обработке его персональных данных (далее – ПДн) Оператором.

1.3. Термины, используемые в тексте настоящей Политики, подлежат применению и толкованию в значении, установленном Федеральным законом от 27 июля 2006 г. № 152-ФЗ «О персональных данных».

1.4. Основные права и обязанности субъекта персональных данных:

  • субъект персональных данных имеет право на получение у Оператора информации, касающейся обработки его персональных данных; 
  • субъект персональных данных вправе требовать от Оператора уточнения его персональных данных, их блокирования или уничтожения в случае, если персональные данные являются неполными, устаревшими, неточными, незаконно полученными или не являются необходимыми для заявленной цели обработки, а также принимать предусмотренные законом меры по защите своих прав; 
  • если субъект персональных данных считает, что Оператор осуществляет обработку его персональных данных с нарушением требований законодательства или иным образом нарушает его права и свободы, субъект персональных данных вправе обжаловать действия или бездействие Оператора в уполномоченный орган по защите прав субъектов персональных данных или в судебном порядке; 
  • субъект персональных данных имеет право отозвать согласие на обработку персональных данных;
  • субъект персональных данных имеет право на защиту своих прав и законных интересов, в том числе на возмещение убытков и (или) компенсацию морального вреда в судебном порядке. 

1.5. Основные обязанности Оператора:

  • предоставлять субъекту персональных данных по его письменному запросу информацию, касающуюся обработки его персональных данных, либо на законных основаниях предоставить отказ в предоставлении такой информации в срок, не превышающий тридцати дней с момента получения Оператором соответствующего запроса; 
  • по письменному требованию субъекта персональных данных уточнять обрабатываемые персональные данные, блокировать или удалять, если персональные данные являются неполными, устаревшими, неточными, незаконно полученными или не являются необходимыми для заявленной цели обработки, в срок, не превышающий тридцати дней с момента получения Оператором соответствующего требования; 
  • в случае достижения цели обработки персональных данных третьих лиц незамедлительно прекратить обработку персональных данных и уничтожить соответствующие персональные данные в срок, не превышающий тридцати дней с даты достижения цели обработки персональных данных, если иное не предусмотрено договором, стороной которого, выгодоприобретателем или поручителем по которому является субъект персональных данных, иным соглашением между Оператором и субъектом персональных данных; 
  • в случае отзыва субъектом персональных данных согласия на обработку своих персональных данных прекратить обработку персональных данных и уничтожить персональные данные в срок, не превышающий тридцати дней с даты поступления указанного отзыва, если иное не предусмотрено соглашением между Оператором и субъектом персональных данных; 
  • при обработке персональных данных Оператор принимает необходимые правовые, организационные и технические меры для защиты персональных данных третьих лиц от неправомерного или случайного доступа к ним, уничтожения, изменения, блокирования, копирования, предоставления, распространения персональных данных, а также от иных неправомерных действий в отношении персональных данных. 

1.6. Оператор собирает, использует и охраняет персональные данные, которые предоставляет субъект персональных данных при использовании сайта «glasnaya.media» и мобильных приложений с любого устройства и при коммуникации в любой форме, в соответствии с данной Политикой.

2. Цели сбора и обработки персональных данных

2.1. ПДн собираются и обрабатываются Оператором в целях:

  • коммуникации с субъектом персональных данных, когда он обращается к Оператору;
  • отправки отчетов о расходовании собранных средств;
  • организации участия субъекта персональных данных в проводимых Оператором мероприятиях и опросах;
  • предоставления субъекту персональных данных информации о деятельности Оператора;
  • направления субъекту персональных данных новостных материалов;
  • для других целей с согласия субъекта персональных данных.

3. Правовые основания обработки персональных данных

3.1. Правовыми основаниями обработки ПДн являются:

  • Федеральный закон от 27 июля 2006 г. № 149-ФЗ «Об информации, информационных технологиях и о защите информации»; 
  • Федеральный закон от 27 июля 2006 г. № 152-ФЗ «О персональных данных»;
  • Положение об особенностях обработки персональных данных, осуществляемой без использования средств автоматизации (утв. Постановлением Правительства Российской Федерации от 15 сентября 2008 г. № 687); 
  • Постановления от 1 ноября 2012 г. № 1119 «Об утверждении требований к защите персональных данных при их обработке в информационных системах персональных данных»; 
  • Приказ ФСТЭК России от 18 февраля 2013 г. № 21 «Об утверждении состава и содержания организационных и технических мер по обеспечению безопасности персональных данных при их обработке в информационных системах персональных данных»; 
  • Приказ Роскомнадзора от 5 сентября 2013 г. № 996 «Об утверждении требований и методов по обезличиванию персональных данных»; 
  • иные нормативные правовые акты Российской Федерации и нормативные документы уполномоченных органов государственной власти; 
  • согласие на обработку персональных данных.

4. Объем и категории обрабатываемых персональных данных, категории субъектов персональных данных

4.1. Персональные данные, разрешенные к обработке в рамках настоящей Политики, предоставляются субъектом персональных данных путем заполнения веб-форм на сайте, предоставления информации в сообщениях, направляемых Оператору, или другим образом свободно, своей волей и в своем интересе.

4.2. Субъектами персональных данных являются пользователи и авторы проекта «Гласная».

4.3. Субъекты персональных данных сообщают следующую персональную информацию:

  • имя, фамилию;
  • e-mail;
  • номер контактного телефона.

4.4. Оператор защищает данные, которые автоматически передаются в процессе просмотра субъектом персональных данных рекламных блоков, в том числе информацию cookies.

4.5. Оператор осуществляет сбор статистики об IP-адресах своих посетителей. Данная информация используется с целью выявления технических проблем.

4.6. Оператор не проверяет достоверность персональных данных, предоставленных субъектом, и не имеет возможности оценить его дееспособность. Однако Оператор исходит из того, что субъект персональных данных предоставляет достоверные и достаточные данные и поддерживает эту информацию в актуальном состоянии.

5. Порядок и условия обработки персональных данных

5.1. Оператор осуществляет сбор, запись, систематизацию, накопление, хранение, уточнение (обновление, изменение), извлечение, использование, передачу (распространение, предоставление, доступ), обезличивание, блокирование, удаление и уничтожение персональных данных.

5.2. Обработка персональных данных осуществляется Оператором следующими способами:

  • неавтоматизированная обработка персональных данных;
  • автоматизированная обработка персональных данных с передачей полученной информации по информационно-телекоммуникационным сетям или без таковой; 
  • смешанная обработка персональных данных.

5.3. Сроки обработки персональных данных определены с учетом:

  • установленных целей обработки персональных данных;
  • сроков действия договоров с субъектами персональных данных и согласий субъектов персональных данных на обработку их персональных данных; 
  • сроков, определенных Приказом Минкультуры России от 25 августа 2010 г. № 558 «Об утверждении “Перечня типовых управленческих архивных документов, образующихся в процессе деятельности государственных органов, органов местного самоуправления и организаций, с указанием сроков хранения”». 

5.4. Оператор не раскрывает третьим лицам и не распространяет персональные данные без согласия субъекта персональных данных (если иное не предусмотрено федеральным законодательством РФ).

5.5. Условием прекращения обработки персональных данных может являться достижение целей обработки персональных данных, истечение срока действия согласия или отзыв согласия субъекта персональных данных на обработку его персональных данных, а также выявление неправомерной обработки персональных данных.

6. Безопасность персональных данных

6.1. Для обеспечения безопасности персональных данных при их обработке Оператор принимает необходимые и достаточные правовые, организационные и технические меры для защиты персональных данных от неправомерного или случайного доступа к ним, их уничтожения, изменения, блокирования, копирования, предоставления, распространения, а также от иных неправомерных действий в отношении персональных данных согласно Федеральному закону от 27 июля 2006 г. № 152-ФЗ «О персональных данных» и принятым в соответствии с ним нормативным правовым актам.

6.2. Оператором приняты локальные акты по вопросам безопасности персональных данных. Сотрудники Оператора, имеющие доступ к персональным данным, ознакомлены с настоящей Политикой и локальными актами по вопросам безопасности персональных данных.

7. Актуализация и уничтожение персональных данных, ответы на запросы субъектов на доступ к персональным данным

7.1. В случае подтверждения факта неточности персональных данных или неправомерности их обработки, персональные данные подлежат их актуализации Оператором, обработка прежних при этом прекращается.

7.2. При достижении целей обработки персональных данных, а также в случае отзыва субъектом персональных данных согласия на их обработку персональные данные подлежат уничтожению, если иное не предусмотрено иным соглашением между Оператором и субъектом персональных данных.

7.3. Субъект персональных данных имеет право на получение информации, касающейся обработки его персональных данных. Для получения указанной информации субъект персональных данных может отправить запрос по адресу: [email protected].

8. Ссылки на сайты третьих лиц

8.1. На сайте могут быть размещены ссылки на сторонние сайты и службы, которые не контролируются Оператором. Оператор не несет ответственности за безопасность или конфиденциальность любой информации, собираемой сторонними сайтами или службами.

Я принимаю Политику конфиденциальности
Перенаправление на безопасную страницу платежа...

«Гласная» в соцсетях Подпишитесь, чтобы не пропустить самое важное

Facebook и Instagram принадлежат компании Meta, признанной экстремистской в РФ

К другим материалам
«Нас всех надули»

В Москве силовики впервые массово задержали участников акции за возвращение мобилизованных с фронта

Секспросвет и «матчасть» по феминизму

4 курса для тех, кто устал от пропаганды «традиционных» ценностей

«Видимо, российские и советские академики были экстремистами»

Эксперты — о том, можно ли сесть в тюрьму за феминитивы

Еще один год борьбы и сопротивления

Что в 2023 году происходило с правами женщин в России — и с теми, кто за них борется

«Просить — это и давать»

Психологиня и HR-директорка объясняют, как побороть свой страх и полюбить краудфандинг

«Эту семейку ждет место либо в тюрьме, либо под землей»

Как власти России и Беларуси преследуют родственниц оппозиционеров

Читать все материалы по теме