Обзор

«Просить — это и давать». Психологиня и HR-директорка объясняют, как побороть свой страх и полюбить краудфандинг

ЧИТАЙТЕ НАС В

Иллюстрация: clotofvice | Гласная

«Я испытывал неловкость, когда открывал сбор: есть куда более важные вещи в мире, на которые можно потратить деньги, а тут я. Думал, что не заслуживаю финансовой поддержки», — говорит ведущий подкаста «Закладка» Владимир Еремин. «Самое непростое — рассказать читателям и друзьям, что они могут меня поддерживать материально», — делится автор телеграм-канала «Сюин» Lea Suin.

Подобные эмоции испытывают многие авторы, которые хотели бы попробовать себя в краудфандинге: они не готовы просить о поддержке их творчества, чувствуют неуверенность и нерешительность. Кто-то считает, будто его проекты недостойны благодарности людей («Это же не работа!»), а кто-то и вовсе воспринимает сборы донатов как попрошайничество и стыдится просить поддержки таким образом.

В этих установках нет ничего противоестественного, но они мешают заниматься творчеством дальше и учиться новому. Как их побороть? Психологиня Катя Абрамова объясняет, почему мы испытываем синдром самозванца и как его преодолеть, а HR-директорка благотворительного фонда «Нужна помощь» Валерия Мазанова рассказывает, как полюбить краудфандинг и найти в нем основы для профессионального развития.

 

Почему нам сложно просить

Запрос к окружающим людям на оплату своего труда — это действительно сложно. У каждого человека своя комбинация причин, которая останавливает его и заставляет чувствовать себя некомфортно, объясняет Катя Абрамова. Во многих случаях нам тяжело просить что бы то ни было из-за принятых в обществе норм — например, о хорошей и важной работе говорить не надо, ее и так оценят. А если не замечают, значит, работа не такая хорошая — и просить за нее что-либо тем более неприлично.

Играет свою роль и воспитание. Кого из нас с детства не одергивали: «Не хвались»? И мы выучили: говорить, какой ты замечательный, плохо, общество такое не поощряет. Это проецируется и на открытие краудфандингового сбора: сказать «Смотрите, как классно я сделал, поддержите меня!» — будто бы хвастовство.

Другая причина нашей нерешительности — страх не получить поддержку. Если мы запросили и не получили желаемого, это причиняет боль. И мы подсознательно выбираем ничего не просить, чтобы не расстраиваться. Вдруг нас не поддержат или сделают это не в том объеме, на который мы рассчитывали?

А самая распространенная причина, мешающая заявить о себе, — это синдром самозванца: я недостаточно хорош, чтобы просить денег. Он работает очень хитро: часто чем более профессионален и компетентен человек, тем больше он склонен к самокритике: «Граница наших знаний — это окружность, за пределами которой все, что мы не знаем, — рассказывает Катя Абрамова. — Чем меньше знаний, тем меньше окружность и тем меньше ты считаешь себя самозванцем. И наоборот: чем больше знаешь, тем ярче выражен синдром».

«Таким образом, у самых настоящих самозванцев не бывает этого синдрома! А если вы его испытываете, значит, вы не самозванец — иначе не задумывались бы об этом».

Если говорить именно про финансовую поддержку, с этим все еще сложнее. Во-первых, деньги — это ценность, ведь все имеет свою стоимость. Когда мы запрашиваем финансовую поддержку своих творческих проектов, то не уверены в их ценности: достаточно ли хорош мой роман, чтобы я попросил у людей столько-то денег на его издание? Во-вторых, наша общая установка — деньги просто так не даются, их надо заработать. А если не работаешь или недостаточно много или усердно трудишься, это осуждается. Получается, если ты не трудился без сна и отдыха, то неловко и просить оплаты. В-третьих, деньги — это атрибут успешности, статусности. И если приходится их просить, это будто унизительно: я слаб, не могу себе этого сам позволить, вынужден просить других. Мы стараемся избежать такого положения.

«Просим мы какую-то мелочь или финансовую поддержку — мы в любом случае просим, а любая просьба всегда связана с комплексом сложных чувств и установок, — говорит Катя Абрамова. — И если дело касается денег, это вообще табуированная тема, сложная для обсуждения и тем более для запроса. Особенно в нашей культуре, где пойти к руководству и потребовать премию считается не очень приличным, даже если ты работал сверхурочно. Получается, нам тяжело просить, даже находясь в трудовых отношениях. А когда не состоим в них — еще тяжелее».

 

Почему поддержка важна для профессионального развития

Просить помощи — нормально, правильно и порой даже необходимо нам, уверена Валерия Мазанова. Если считаешь, что со всем справишься сам (например, и книгу напишешь, и заработаешь денег на ее издание), можно нагрузить себя слишком сильно и в итоге заработать нервный срыв. Нужно рассчитывать силы и понимать, что жизнь всегда чуть сложнее, а разные обстоятельства могут повлиять на наши планы. Справиться со всем одному и продолжить профессиональное развитие без поддержки может быть действительно трудно.

Кроме того, помогать — это не делать одолжение. Во-первых,

другой человек в такой коммуникации не объект, а субъект, и у него есть выбор: помочь или нет. Если человек помогает, значит, он сам хочет это сделать — и, возможно, получает от этого удовольствие.

А во-вторых, в каком-то смысле просить — это и давать. Предлагая поддержать себя, ты как бы заранее соглашаешься, что при необходимости потом тоже протянешь руку другому человеку. Это взаимный обмен. Таким образом, сбор помогает наладить контакты, найти новых партнеров, коллег, друзей.

Краудфандинг — такой же способ заработать деньги для автора, как для фрилансера — получение заказов и оплаты за них. Развиваться в краудфандинговых сборах можно, используя ту же технологию, к которой прибегают ушедшие в свободное плавание специалисты.

Во-первых, создавайте комьюнити и ищите единомышленников. И тех, кто на этом же пути — например, тоже пытается решиться на краудфандинг, и тех, кто уже прошел этот путь и уверенно себя чувствует на нем, — они могут стать менторами. Лучше, если их бэкграунд совпадает с вашим: прислушаться к человеку в схожих обстоятельствах всегда легче.

«Не бойтесь писать ни первым, ни вторым. Кто-то откажет, но в большинстве случаев люди идут навстречу, — рассказывает Валерия Мазанова. — Предлагайте созвониться, встретиться, обменяться опытом, просите поделиться с вами советом. Человек не обязательно должен быть буквально той же специальности, что и вы, — смело пишите авторам, работающим в других сферах, но имеющим релевантный опыт. Главное — заряжайтесь энергией от людей».

Во-вторых, записывайте свои результаты. Используйте теорию малых шагов и небольших побед, фиксируя все: удалось собрать 500 рублей — хорошо, прибавилось 10 новых подписчиков — отлично. В конце каждой недели фиксируйте все имеющиеся результаты: рисуйте диаграмму или таблицу — как вам удобно. Главное — отмечайте любые достижения и осознавайте, что они есть, а значит, вы можете идти по этому пути дальше и добиваться большего.

«Одна из важнейших вещей на пути профессионального развития — поддержка других. На разных этапах важно “опыляться” друг о друга: именно это помогает идти дальше, принимать свои ошибки и понимать дальнейшие пути развития. Краудфандинг — один из способов получать поддержку и формировать свое комьюнити, — говорит Валерия Мазанова. — Еще мне нравится идея fuckup night — вечеров, на которых разные специалисты рассказывают, как и что у них не получилось. Это тоже способ получить поддержку: ты слушаешь и понимаешь, что не у одного тебя так, у других так же, и это нормально. Есть и группы поддержки — не только психологические, но и направленные на личностное развитие. Можно найти такое комьюнити или самому стать инициатором его создания».

 

Как побороть страх и начать делать

Синдром самозванца — противоречивый феномен: он усложняет нашу жизнь, но в то же время помогает обнаружить слабые точки и понять, что мы можем в себе улучшить. Следовательно, преодоление синдрома — не главная цель, можно жить с ним и по-прежнему делать много хорошего, объясняет Катя Абрамова. Но если он мешает развитию и из-за него вы не можете решиться на краудфандинговый сбор, постарайтесь разобраться в своих чувствах. Ловите подобные мысли («Я не смогу, у меня не получится, я недостаточно хорош») и говорите себе: они вызваны не тем, что я что-то плохо сделал, это синдром самозванца говорит за меня.

Еще лучше, если есть люди, у которых можно спросить честного совета: действительно ли сделанное вами не так уж хорошо, или это опять голос синдрома? Для этого постарайтесь чаще соприкасаться с профессиональным поддерживающим сообществом, которое сможет давать вам адекватную обратную связь, видя в том, что вы делаете, и плохое, и хорошее. Важно отличать это от неконструктивной критики, когда человек замечает только недостатки. Через честную экспертную оценку своей работы вы сможете внутренне соотнести то, что делают и говорят другие, с собой — и поймете: точки, где кажется, что вы — плохой, на самом деле не существует.

«Если использовать синдром самозванца как мерило профессионализма, станет легче, — советует Катя Абрамова. — Не забывайте, что такой синдром проявляется вовсе не у самозванцев. Если вам периодически кажется, что вы недостаточно хороши, — это, как ни странно, хороший знак. Значит, с новым опытом вырос ваш профессионализм и требования к себе. Чем сильнее нас мучает этот синдром, тем лучше мы становимся по сравнению с собой вчерашними. Это подчеркивает наши изменения, рост нашей компетентности».

Есть и еще один способ борьбы с синдромом самозванца. Создайте карту своих компетенций, рассказывает Валерия Мазанова. Обозначьте в ней, что вы уже умеете делать, опишите себя, определите, что у вас здорово получается, — и делайте фокус на этом. Раз в месяц возвращайтесь к своей карте, при возможности дополняйте ее и обязательно напоминайте себе, что вы не просто так решили открыть сбор в пользу проекта. Вы имеете право этим заниматься: у вас есть необходимые компетенции, вы профессионал в этой области.

Чтобы избавиться от чувства стыда за то, чтобы попросить, поиграйте в «что, если…», советует Катя Абрамова. Задавайте себе вопросы: что, если я открою сбор? Мне будет стыдно — и что? Мне будет тяжело с этим — и что? Я могу получить миллион, а могу не получить — что меня пугает? Попробуйте развернуть такую цепочку. Скорее всего, вы осознаете, что ничего, что на самом деле мешало бы вам открыть сбор, просто нет. И даже в случае неуспеха ничего катастрофического не случится.

Скорее всего, у ваших страхов и сомнений есть рациональная основа, но она не настолько велика, чтобы ее нельзя было преодолеть.

«Обычно нас пугает неопределенность: мы откроем сбор — и что дальше? Вдруг не получится?! — поясняет Валерия Мазанова. — Мне кажется, чтобы так не переживать, важно выработать в себе толерантность к неопределенности. Она неизбежна: мир непредсказуем, и мы не можем точно знать, когда и как что сложится. Нам непонятно, что будет дальше, — и это нормально. Главное — найти для себя какие-то выходы и вырабатывать в себе способность справляться: через психотерапию или самостоятельно. Тогда оказаться в ситуации неопределенности и решиться на что-то новое будет легче».

Как стать автором и как зарегистрироваться на платформе «Френдли», читайте по ссылке.

«Френдли» — независимая онлайн-платформа для поддержки иллюстраторов, поэтов, писателей, сценаристов, подкастеров, видеоблогеров, авторов художественных или документальных фильмов, фотографов и других создателей контента.

ПОДЕЛИТЬСЯ:
Поделиться в vk
Поделиться в telegram
Поделиться в twitter

К другим материалам:

Законопроект, полностью запрещающий в России «смену пола», прошел все три чтения в Госдуме, причем со стремительной скоростью. Теперь документ должен согласовать Совет Федерации. Последняя подпись — за президентом.
Актуальная повестка почти не прорывается в поп-музыку и на эстраду, однако заняла прочное место в репертуаре инди-, панк- и рок-сцены. Рассказываем про исполнительниц, которые поют об актуальном, — от суперпопулярных до менее известных.

Подпишитесь на рассылку «Гласной»

Мы работаем благодаря вашей поддержке