" style="position:absolute; left:-9999px;" alt="" />
Поддержать
Истории

«Зверь живет в каждой женщине» История Ольги Симоновой, которая отсидела срок за убийство мужа, а после записала курс о жизни в тюрьме и в семье, где есть насилие

10.10.2023читайте нас в Telegram
Фото: Аксана Лисовская

Так случилось, что Олину маму бил муж, а бабушку — бил дедушка. «Бьет — значит любит», — учили в семье. Оля такой «любви» не хотела, но все сложилось по семейному лекалу: муж начал бить ее сразу после свадьбы, а вскоре стал срывать злость и на маленьком сыне, которому диагностировали аутизм. Однажды, защищаясь, Оля убила мужа. И оказалось, что пять с половиной лет в колонии — это не так страшно. Страшнее разлука с беззащитным и нуждающимся в матери ребенком. И все же Оля выстояла и нашла тюремному опыту неожиданное применение на свободе — запустила авторский курс по выживанию в тюрьме и в семье, где есть насилие.

«Гласная» рассказывает страшную и типичную для России историю Ольги Симоновой, авторки курса «Как правильно заходить в хату».

«Мама говорила: “Бьет — значит любит”»

В общей сложности мы с мужем прожили вместе шесть лет, с 2005 года. Я работала аналитиком по ценным бумагам, печаталась в РБК. Алексей был адвокатом. До замужества у меня уже были машина и квартира в Москве, на жизнь вполне хватало. Такого, чтобы он давал мне денег на хлеб и я от него зависела, не было.

Бить меня муж начал практически сразу после свадьбы — по пьяни. В первый раз ударил очень сильно, отбил мне руки, я уехала к маме, а он пришел с подсолнухами, стал плакать.

Мама говорила: «Бьет — значит любит». Отец тоже бил маму, она вызывала милицию. Дед бил бабушку. Я до сих пор помню, как мы выбегали из их деревенского дома и бабушка была в порванном платье.

Я обещала себе: в моей семье никогда такого не будет, у меня все будет по-другому. Но по-другому не получилось.

Когда муж начал меня бить, я пыталась сопротивляться, уходила, подавала на развод, писала в полицию заявление о побоях, пряталась. Но он всегда меня находил, один раз даже подал в федеральный розыск. Говорил, что покончит с собой, писал завещания. И я возвращалась. Это сейчас я понимаю, что происходившее — совершенная дикость, но тогда это было моей повседневной жизнью. Я в этом жила, пыталась сохранить себя, занималась йогой.

Потом, когда появился ребенок — сын родился в 2008-м, — все это стало принимать совсем страшные масштабы: муж не только бил, но и угрожал отсудить и забрать сына. Постоянно обвинял меня в том, что я вожусь с ребенком, а ему не уделяю достаточно внимания. А у меня просто не было на это сил, я не могла постоянно ночами слушать его рассказы, эмоционально поддерживать, а утром уходить на работу. На мне ведь еще был ребенок. А он все повторял: «Я тебе безразличен, это все потому, что у тебя есть кто-то другой». Я похудела после родов — он обвинил меня в том, что я похудела специально, чтобы привлекать мужчин. Все это наваливалось на меня как снежный ком, я снова и снова уходила: пряталась у мамы в Саратове, снимала квартиру в Питере, а он меня находил, караулил, брал измором. И я возвращалась.

«Мой грех. Я убила» История Лены, которую бил муж и которая не смогла смотреть на то, как избивают другую, незнакомую женщину
Читайте также«Мой грех

Я убила». История Лены, которую бил муж и которая не смогла смотреть на то, как избивают другую, незнакомую женщину

Жизнь стала невыносимой. К тому времени я точно знала, что у него есть другая девушка, я очень надеялась, что он к ней уйдет. Но он не уходил.

Когда я стала устраивать сына в детсад, выяснилось, что у Артема аутизм. Мужу я сначала об этом не говорила: боялась. Он избивал меня все чаще — ночью по пьяни бил, а утром просил прощения. Я плакала, он обвинял меня и в этом: «Ты постоянно плачешь, ты истеричка». Когда я сказала мужу про диагноз сына, он побежал в интернет, стал гуглить и узнал, что аутисты не смотрят в глаза, [после чего] стал регулярно подходить к ребенку, насильно поворачивать ему голову рукой, чтобы тот посмотрел ему в глаза. А Артем ведь маленьким был, всего три года. Алексей же огромный — два метра, сто килограмм. Я очень боялась, что он случайно покалечит ребенка, и говорила: «Нельзя так с сыном». В ответ — новые обвинения: «Это ты виновата, что так вышло. Диагноз появился из-за того, что ты бегала с ним по городам, теперь у меня ребенок-даун».

Фото: Аксана Лисовская

После того как сыну поставили диагноз, Алексей стал пить еще больше. У него был пистолет, имелось на него разрешение, и как-то он даже выбегал с ним на улицу, пытался с кем-то подраться. В такси потерял кошелек, написал заявление на таксиста, что тот его украл. Но в салоне была видеокамера, и таксист доказал, что ничего не брал. Тогда нам позвонили из полиции — им нужны были показания мужа, и, когда я сказала, что Алексей дома, он стал на меня орать, что я специально сдала его ментам, чтобы «потрахаться со следователем».

«Легко, как в сливочное масло»

В тот вечер — это был ноябрь 2011 года — муж пришел пьяным, но продолжил пить. Я уложила ребенка спать, и тут Алексей стал заставлять меня написать расписку, что я [якобы] ему изменяю. Не знаю, зачем ему это было нужно, наверное, чтобы оправдать свое рукоприкладство, доказать самому себе, что он хороший, а я плохая — и поэтому меня надо бить. Я отказывалась. Он пьяный метался по комнате, орал, стучал, потом схватил меня и посадил на стол. А время час ночи, наверное, было. В итоге я написала расписку, думала, он от меня отстанет. Но муж стал меня бить, моей головой разбил стекло на картине, которая висела над столом, начал душить. Я побежала на кухню, схватила разделочную доску, чтобы хоть как-то защищаться. Дальше я помню все очень смутно. Я взяла эту доску, а следующее ощущение — удивление оттого, что она сломалась. Даже не помню отчего, наверное, я ею отбивалась. Муж кричит, хрипит, меня хватает. Мне так страшно. Дальше я, видимо, схватила нож. Потому что следующее воспоминание — нож очень легко входит в тело, как в сливочное масло.

Я даже не поняла, что случилось. Стою, мою под краном нож, вода попадает на руки, и я недоумеваю, почему с ножа течет томатный сок.

Нож я помыла, протерла губкой, положила в подставку для ножей, унесла ребенка в дальнюю комнату, потому что боялась, что муж проснется и продолжит меня бить. Кинула на кухню подушку с одеялом, чтобы ему было удобнее спать, хотела его задобрить. Вроде бы той ночью поила сына молоком.

Читайте такжеБойся, тварь, я тебя посажу

История принца с Рублевки и его юной жены. Почему красивую сказку про Золушку давно пора переписать

Когда уже рассвело, я подошла к двери послушать, как там муж, ему пора уже было хотя бы сходить в туалет. Но он так и не встал. Я испугалась, подождала, когда начнется рабочий день, позвонила знакомому юристу. Когда он приехал, сказала, что, кажется, убила мужа. Мы позвонили в полицию.

«Самообороной не считается»

Следователем оказалась женщина, которой я уже давала показания год назад. Там была такая история: муж застраховал имущество, потом его спрятал, написал заявление, что его ограбили, и получил страховку. Об этом я узнала позже — у нас с мужем заключен брачный договор, поэтому я считала, что его дела меня не касаются. Муж тогда просил подъехать в отдел к следователю, которая вела дело о краже, и больше ничего не объяснил. Так как я ничего не знала, то и рассказать мне было нечего. А вот если бы знала правду, то, наверное, сдала бы его полиции, чтобы его закрыли за мошенничество. Следовательница тогда меня спрашивала, поделился ли муж со мной полученной выплатой. Я объяснила, что его деньги мне не нужны, что у нас плохие отношения. Все на районе знали, что он скандалист.

И вот именно та следовательница пришла ко мне теперь, и я ей так обрадовалась: она тоже женщина, знает меня, знает моего мужа и год назад очень плохо о нем говорила. Я подписала протокол допроса, даже не читая. А выяснилось, что она вписала туда удар разделочной доской как первую попытку убийства. Меня повезли на медосмотр. Мою голову, которой он разбил стекло на картине, даже не осмотрели. Написали: «Ушибов нет». В итоге мне объяснили, что моя теория о самообороне не подтверждается, что никакой самообороны [в деле] не будет. Потом я лежала в Кащенко. Там в заключении что-то было про «долгую травмирующую ситуацию» — не помню точно, как это называется, но это тоже не было учтено при расследовании.

Дело велось с обвинительным уклоном. Показания соседей, домработницы и его сотрудников о том, каким он был человеком, не учли. На том основании, что [свидетели] не находились в квартире в тот момент.

Читайте также«Вернись к мужу и сделай так, чтобы не бил»

История чеченки, которая сначала бежала от деспотии отца, потом от деспотии мужа — и только тогда ощутила себя счастливой

Не учли ничего. Ни того факта, что муж бегал с пистолетом около метро, дрался, провел ночь в полиции, обвинил таксиста в краже кошелька. У меня было три адвоката, но ни один не смог ничего сделать с желанием следствия «раскрыть» очень сложное преступление. Думаю, что адвокаты вообще не играют роли в такой ситуации. До тех пор пока судьям не разрешат оправдывать женщин за самооборону, ничего не изменится. Приговор судьи был перепечатан с обвинительного заключения. Слово в слово.

Меня приговорили к шести годам. Моя сестра оформила опекунство над моим сыном. Мне тогда было 28 лет.

Камера на сорок человек

В итоге в тюрьме я провела пять лет и два месяца — вышла по УДО. К чему там нельзя привыкнуть? Наверное, к запаху — там просто ужасный запах, ведь мыться можно лишь раз в неделю. Нельзя привыкнуть и к отсутствию личного пространства. Нас в камере было очень много — 40 человек. Помню, мы все, кто умел писать (многие-то вообще не умели — цыганки, например), составляли обращения, просили увеличить площадь, чтобы на каждую осужденную было не 0,83 метра, а хотя бы метр. И через год нас услышали — считаю, что это маленькая победа и я имею к ней отношение.

Держаться мне помогала мысль о сыне, я очень хотела к нему домой — наверное, только это меня и спасло. Это было какое-то не просто материнское, а животное чувство. Когда меня забрали из дома, Артему было три с половиной годика и мы всегда были вместе. Я помнила его запах, ощущение, когда я его обнимаю. Раньше, когда муж меня периодически избивал, было больно, ужасно, унизительно. Но у меня был ребенок, он был рядом, я видела, как он растет.

Жуткие условия в тюрьме, необходимость ходить строем, отсутствие возможности каждый день мыться — ничто по сравнению с тем, что рядом нет ребенка.

Это так больно, что ты просто превращаешься в зверушку. Пропустить детство ребенка, освободиться, когда ему уже было за восемь лет и он пошел в первый класс, — это очень тяжело. Ужасное чувство вины, оно просто сжирает.

Но я держалась. Научилась как будто замораживать себя изнутри, не разрешать себе чувствовать. Довольно быстро я осознала: если ты понимаешь, что не можешь с эмоциями справиться, надо просто запретить себе их ощущать. А еще я очень хотела, мне было по-настоящему важно освободиться человеком, а не каким-нибудь быдлом.

Сокамерницы, естественно, знали, по какой статье я сижу, и, когда я им рассказывала, что убила мужа, не уточняли за что. Все всё понимали. Просто спрашивали: «Пил? Бил?» Киваешь головой, и на этом разговор заканчивается.

Фото: Аксана Лисовская

Как-то ко мне приезжали мама с сестрой, это был мой день рождения, я попросила себе свидание. Сына, естественно, они не взяли: зачем ему это видеть? Я попросила их привезти мне туфли, платье, скатерть, чашечку, чайную ложку, блюдечко, чтобы в этот день просто попить чай, как человек, находящийся где-то в нормальном месте, а не в тюрьме.

Секрет разноцветного пони

Когда я вышла из тюрьмы, меня на машине встречали сестра с ее мужем, подарили мне белые розы. А на заправке я купила сыну игрушку — разноцветного пони с крылышками. Просто хотелось купить что-то яркое и «свое», потому что в тюрьме, кроме зеленого цвета, других цветов не было. И личного тоже — в тюрьме осматривают все, в том числе фотографии, достают даже нижнее белье.

Когда мы вошли домой, я протянула коняшку сыну, а он ее не взял и от меня убежал. Тогда я пошла в душ. Потом — опять к сыну. Артем привык ко мне не сразу, очень долго у него было две мамы: мама Оля и мама Юля (моя сестра). У меня ушло года четыре, чтобы стать для него единственной мамой. Юлю он теперь просто называет по имени и понимает, что это его тетя. Правду, где я была все это время, мы ему так и не сказали. Объяснили, что просто уезжала по работе.

Читайте также«У нас нет понимания, что женщину нельзя брать силой»

Почему в Европе секс без согласия — это изнасилование, а в России — нет

Десять месяцев после освобождения я ходила в полицию отмечаться, и это было очень сложно — не вытягиваться, не потеть от страха, когда ты видишь людей в форме, не думать, на все ли пуговицы ты застегнута. В тюрьме ты живешь по распорядку и не имеешь ни права голоса, ни права выбора — это очень сильно ломает психику.

Однако, как ни парадоксально, тюрьма дает и полезное знание: она учит ценить простые вещи, которых не замечают другие люди.

Например, когда я приезжаю к маме на дачу, я каждый раз плачу у куста малины. Потому что пять лет мне это было недоступно. Я не могла понюхать цветы, не могла сорвать с куста ягоду, не могла полежать в ванне.

И сейчас, когда я понимаю, что у меня есть ванна, я могу обнять ребенка, испечь шарлотку, гулять с зонтиком под дождем — для меня это настоящее счастье.

Сразу же после тюрьмы мне нужно было устроиться на работу — это было условием УДО. Сперва я устроилась курьером, но было понятно, что долго так работать я не смогу: чтобы поднимать сына, нужны были деньги. И мне самой нужно было как можно быстрее адаптироваться к новой жизни. Пока меня не было, многое изменилось: я долго привыкала к айфону, появилось много новых программ для бухгалтерии, их надо было срочно изучать. И я с этим справилась.

Одним из способов адаптации для меня стали выступления со стендапом в разных московских клубах. Такую возможность я «подарила» себе на 40-летие. Для меня это вызов — выйти на сцену и признаться, что я сидела, что я убила мужа. Мне очень хотелось донести свою историю до как можно большего количества людей, уберечь их от ошибок. Хотелось показать, что в каждой женщине живет зверь. Причем показать это не только женщинам, но и мужчинам. Чтобы каждый из них задумался: а вдруг в его подруге тоже живет зверь, и, если он будет ее бить, она его убьет. Я честно пытаюсь рассказать свою историю с юмором, однако над моими шутками никто не смеется.

Смеются над шутками других — про секс, про грудь, про то, «кто сколько раз может», — такой юмор зал понимает. Но как только я говорю: «Сначала муж меня бил, а потом я его разочек, и выяснилось, что у меня лучше получается» — никто даже не улыбается.

Вместе с Юлей Наполовой, основательницей и директором архитектурного бюро PS Culture, мы организовали «Нефиолетовую выставку» — экспозицию, посвященную домашнему насилию. После этой выставки я набрала под тысячу подписчиков в своем телеграм-канале. Но я понимала, что и это слишком маленький охват аудитории. Так появилась идея создать курс «Как правильно заходить в хату» — и выкладывать его на ютьюбе по платной подписке. Да, этот курс небесплатный — я хочу, чтобы люди понимали, что это не просто развлечение, а информация, которая может спасти. В видео я пытаюсь объяснить, что ждет женщин, если они сделают неправильный выбор, оставшись с мужем, который бьет.

Еще одна тема курса — как выжить в тюрьме. Многие боятся тюрьмы, но на самом деле все можно пережить. Да, тюрьма — дикая вещь, страшная, но в жизни может случиться и она, и это далеко не самое ужасное. Иногда люди предают себя и своих близких ради того, чтобы не попасть в тюрьму, и тем, кто колеблется перед этим выбором, я пытаюсь объяснить: выжить можно и в тюрьме.

А тем, кто переживает домашнее насилие, я всегда настойчиво говорю: уйти очень непросто. Но если бы мне тогда, в самом начале, рассказали историю Оли Симоновой — через что она прошла, как ее разлучили с ребенком, как ее попытку защититься не расценили как самооборону, — конечно, я бы решилась [уйти].

Никто не засчитает вам самооборону, если человек убит в домашних тапочках. Если это человек с улицы и в грязных ботинках — возможно. Но в остальных случаях на 99 процентов это будет признано убийством.

Важно понимать: из домашнего насилия есть три выхода — либо ты уходишь, либо убиваешь и попадаешь в тюрьму, как я, либо пополняешь статистику убитых женщин.

«А ночью снится тюрьма»

После тюрьмы прошло семь лет. Сейчас я работаю на себя, открыла ИП, оказываю консультационные бухгалтерские услуги. У меня появились новые отношения. Однако со мной сложно: я — как собака с улицы, которую били, а потом домой взяли. Ее кормят с руки а она все равно дергается. Вот так и у меня. Теперь я к хорошим инициативам в свою сторону отношусь осторожно, с недоверием. И иногда мне снится тюрьма. От этих снов я просыпаюсь в мурашках, мне очень страшно. Об этой главе в моей биографии мой мужчина знает — сказала ему сразу, когда и отношений еще толком не было, мы просто общались. Лично сказать не решилась, написала в ватсапе — и он все понял.

Сейчас я учу английский и занимаюсь боксом. У меня есть мечта — поехать в Шотландию и рассказать свою историю там на английском языке. Еще я хочу выйти на ринг. Боксом я как будто компенсирую те моменты беспомощности, которые я переживала, когда меня били, а я не могла ответить. Когда изучаю приемы, надеваю перчатки и бью грушу, такое ощущение, как будто я возвращаюсь в прошлое. Для меня выйти на ринг — это победить свой страх. Я точно знаю: смелость, как и волю, можно прокачать.

Если вы столкнулись с домашним насилием, вы можете получить поддержку от кризисных центров, которые помогают женщинам.

*«Центр по работе с проблемой насилия “НАСИЛИЮ.НЕТ”» признан иностранным агентом.
Поддержите «Гласную»Помогите нам сделать новую историю — станьте частью нашего сообщества
валюта пожертвования
Размер пожертвования
100
300
500
1000
Способ оплаты
Умный платёж (₽)
Банковская карта (₽)
ЮMoney (₽)
Ваши данные
Укажите ваше имя

УСЛОВИЯ ОПЛАТЫ​
«Гласная» предлагает вам осуществить дарение на следующих условиях: 

1. Настоящее предложение является предложением проекта «Гласная» заключить с любым, кто отзовется на данное предложение (далее — Даритель), договор дарения на условиях, предусмотренных ниже. 

2. Предложение вступает в силу со дня, следующего за днем его размещения на сайте «Гласной» в интернете по адресу https://glasnaya.media (далее — Сайт) и действует бессрочно. 

3. В предложение могут быть внесены изменения и дополнения, которые вступают в силу со дня, следующего за днем их размещения на Сайте. 

4. Даритель безвозмездно передает в собственность «Гласной» денежные средства в размере, определяемом Дарителем, на поддержку деятельности «Гласной». 

5. «Гласная» вправе в любое время до передачи ей дарения и в течение 10 дней после от него отказаться. В случае отказа от дарения после его передачи «Гласная» возвращает дарение в течение 10 дней после принятия решения об отказе. В случае невозможности передать дарение Дарителю оно остается в распоряжении «Гласной». 

6. Даритель вправе отказаться от своего дарения в течение 10 дней со дня совершения транзакции. О своем желании Даритель извещает «Гласную» по электронной почте по адресу [email protected]. «Гласная» обязуется вернуть денежные средства в течение 10 дней с момента заявления Дарителя. 

7. Если Даритель подписался на ежемесячное списание средств с банковской карты, привязанной к счету Дарителя, впоследствии он вправе отменить ежемесячные платежи. Для отмены платежей Дарителю необходимо перейти на страницу «Отмена подписки на платежи» на сайте. 

8. Совершая действия, предусмотренные данным предложением, Даритель подтверждает, что ознакомлен с условиями и текстом настоящего предложения, целями деятельности «Гласной», осознает значение своих действий, имеет полное право на их совершение и полностью принимает условия настоящего предложения. 

9. В соответствии с Федеральным законом N 152-ФЗ «О персональных данных» Даритель настоящим дает свое согласие на обработку своих персональных данных любыми не запрещенными законом способами для целей исполнения настоящего предложения и подтверждает, что ознакомлен с политикой конфиденциальности.

Я принимаю Условия оплаты

ПОЛИТИКА КОНФИДЕНЦИАЛЬНОСТИ​
1. Общие положения

1.1. Настоящая политика обработки персональных данных (далее – Политика) проекта «Гласная» разработана в соответствии с Федеральными законами от 27 июля 2006 г. № 149-ФЗ «Об информации, информационных технологиях и о защите информации» и от 27 июля 2006 г. № 152-ФЗ «О персональных данных», иными нормативно-правовыми актами по вопросам персональных данных.

1.2. Назначением Политики является обеспечение защиты прав и свобод субъекта персональных данных при обработке его персональных данных (далее – ПДн) Оператором.

1.3. Термины, используемые в тексте настоящей Политики, подлежат применению и толкованию в значении, установленном Федеральным законом от 27 июля 2006 г. № 152-ФЗ «О персональных данных».

1.4. Основные права и обязанности субъекта персональных данных:

  • субъект персональных данных имеет право на получение у Оператора информации, касающейся обработки его персональных данных; 
  • субъект персональных данных вправе требовать от Оператора уточнения его персональных данных, их блокирования или уничтожения в случае, если персональные данные являются неполными, устаревшими, неточными, незаконно полученными или не являются необходимыми для заявленной цели обработки, а также принимать предусмотренные законом меры по защите своих прав; 
  • если субъект персональных данных считает, что Оператор осуществляет обработку его персональных данных с нарушением требований законодательства или иным образом нарушает его права и свободы, субъект персональных данных вправе обжаловать действия или бездействие Оператора в уполномоченный орган по защите прав субъектов персональных данных или в судебном порядке; 
  • субъект персональных данных имеет право отозвать согласие на обработку персональных данных;
  • субъект персональных данных имеет право на защиту своих прав и законных интересов, в том числе на возмещение убытков и (или) компенсацию морального вреда в судебном порядке. 

1.5. Основные обязанности Оператора:

  • предоставлять субъекту персональных данных по его письменному запросу информацию, касающуюся обработки его персональных данных, либо на законных основаниях предоставить отказ в предоставлении такой информации в срок, не превышающий тридцати дней с момента получения Оператором соответствующего запроса; 
  • по письменному требованию субъекта персональных данных уточнять обрабатываемые персональные данные, блокировать или удалять, если персональные данные являются неполными, устаревшими, неточными, незаконно полученными или не являются необходимыми для заявленной цели обработки, в срок, не превышающий тридцати дней с момента получения Оператором соответствующего требования; 
  • в случае достижения цели обработки персональных данных третьих лиц незамедлительно прекратить обработку персональных данных и уничтожить соответствующие персональные данные в срок, не превышающий тридцати дней с даты достижения цели обработки персональных данных, если иное не предусмотрено договором, стороной которого, выгодоприобретателем или поручителем по которому является субъект персональных данных, иным соглашением между Оператором и субъектом персональных данных; 
  • в случае отзыва субъектом персональных данных согласия на обработку своих персональных данных прекратить обработку персональных данных и уничтожить персональные данные в срок, не превышающий тридцати дней с даты поступления указанного отзыва, если иное не предусмотрено соглашением между Оператором и субъектом персональных данных; 
  • при обработке персональных данных Оператор принимает необходимые правовые, организационные и технические меры для защиты персональных данных третьих лиц от неправомерного или случайного доступа к ним, уничтожения, изменения, блокирования, копирования, предоставления, распространения персональных данных, а также от иных неправомерных действий в отношении персональных данных. 

1.6. Оператор собирает, использует и охраняет персональные данные, которые предоставляет субъект персональных данных при использовании сайта «glasnaya.media» и мобильных приложений с любого устройства и при коммуникации в любой форме, в соответствии с данной Политикой.

2. Цели сбора и обработки персональных данных

2.1. ПДн собираются и обрабатываются Оператором в целях:

  • коммуникации с субъектом персональных данных, когда он обращается к Оператору;
  • отправки отчетов о расходовании собранных средств;
  • организации участия субъекта персональных данных в проводимых Оператором мероприятиях и опросах;
  • предоставления субъекту персональных данных информации о деятельности Оператора;
  • направления субъекту персональных данных новостных материалов;
  • для других целей с согласия субъекта персональных данных.

3. Правовые основания обработки персональных данных

3.1. Правовыми основаниями обработки ПДн являются:

  • Федеральный закон от 27 июля 2006 г. № 149-ФЗ «Об информации, информационных технологиях и о защите информации»; 
  • Федеральный закон от 27 июля 2006 г. № 152-ФЗ «О персональных данных»;
  • Положение об особенностях обработки персональных данных, осуществляемой без использования средств автоматизации (утв. Постановлением Правительства Российской Федерации от 15 сентября 2008 г. № 687); 
  • Постановления от 1 ноября 2012 г. № 1119 «Об утверждении требований к защите персональных данных при их обработке в информационных системах персональных данных»; 
  • Приказ ФСТЭК России от 18 февраля 2013 г. № 21 «Об утверждении состава и содержания организационных и технических мер по обеспечению безопасности персональных данных при их обработке в информационных системах персональных данных»; 
  • Приказ Роскомнадзора от 5 сентября 2013 г. № 996 «Об утверждении требований и методов по обезличиванию персональных данных»; 
  • иные нормативные правовые акты Российской Федерации и нормативные документы уполномоченных органов государственной власти; 
  • согласие на обработку персональных данных.

4. Объем и категории обрабатываемых персональных данных, категории субъектов персональных данных

4.1. Персональные данные, разрешенные к обработке в рамках настоящей Политики, предоставляются субъектом персональных данных путем заполнения веб-форм на сайте, предоставления информации в сообщениях, направляемых Оператору, или другим образом свободно, своей волей и в своем интересе.

4.2. Субъектами персональных данных являются пользователи и авторы проекта «Гласная».

4.3. Субъекты персональных данных сообщают следующую персональную информацию:

  • имя, фамилию;
  • e-mail;
  • номер контактного телефона.

4.4. Оператор защищает данные, которые автоматически передаются в процессе просмотра субъектом персональных данных рекламных блоков, в том числе информацию cookies.

4.5. Оператор осуществляет сбор статистики об IP-адресах своих посетителей. Данная информация используется с целью выявления технических проблем.

4.6. Оператор не проверяет достоверность персональных данных, предоставленных субъектом, и не имеет возможности оценить его дееспособность. Однако Оператор исходит из того, что субъект персональных данных предоставляет достоверные и достаточные данные и поддерживает эту информацию в актуальном состоянии.

5. Порядок и условия обработки персональных данных

5.1. Оператор осуществляет сбор, запись, систематизацию, накопление, хранение, уточнение (обновление, изменение), извлечение, использование, передачу (распространение, предоставление, доступ), обезличивание, блокирование, удаление и уничтожение персональных данных.

5.2. Обработка персональных данных осуществляется Оператором следующими способами:

  • неавтоматизированная обработка персональных данных;
  • автоматизированная обработка персональных данных с передачей полученной информации по информационно-телекоммуникационным сетям или без таковой; 
  • смешанная обработка персональных данных.

5.3. Сроки обработки персональных данных определены с учетом:

  • установленных целей обработки персональных данных;
  • сроков действия договоров с субъектами персональных данных и согласий субъектов персональных данных на обработку их персональных данных; 
  • сроков, определенных Приказом Минкультуры России от 25 августа 2010 г. № 558 «Об утверждении “Перечня типовых управленческих архивных документов, образующихся в процессе деятельности государственных органов, органов местного самоуправления и организаций, с указанием сроков хранения”». 

5.4. Оператор не раскрывает третьим лицам и не распространяет персональные данные без согласия субъекта персональных данных (если иное не предусмотрено федеральным законодательством РФ).

5.5. Условием прекращения обработки персональных данных может являться достижение целей обработки персональных данных, истечение срока действия согласия или отзыв согласия субъекта персональных данных на обработку его персональных данных, а также выявление неправомерной обработки персональных данных.

6. Безопасность персональных данных

6.1. Для обеспечения безопасности персональных данных при их обработке Оператор принимает необходимые и достаточные правовые, организационные и технические меры для защиты персональных данных от неправомерного или случайного доступа к ним, их уничтожения, изменения, блокирования, копирования, предоставления, распространения, а также от иных неправомерных действий в отношении персональных данных согласно Федеральному закону от 27 июля 2006 г. № 152-ФЗ «О персональных данных» и принятым в соответствии с ним нормативным правовым актам.

6.2. Оператором приняты локальные акты по вопросам безопасности персональных данных. Сотрудники Оператора, имеющие доступ к персональным данным, ознакомлены с настоящей Политикой и локальными актами по вопросам безопасности персональных данных.

7. Актуализация и уничтожение персональных данных, ответы на запросы субъектов на доступ к персональным данным

7.1. В случае подтверждения факта неточности персональных данных или неправомерности их обработки, персональные данные подлежат их актуализации Оператором, обработка прежних при этом прекращается.

7.2. При достижении целей обработки персональных данных, а также в случае отзыва субъектом персональных данных согласия на их обработку персональные данные подлежат уничтожению, если иное не предусмотрено иным соглашением между Оператором и субъектом персональных данных.

7.3. Субъект персональных данных имеет право на получение информации, касающейся обработки его персональных данных. Для получения указанной информации субъект персональных данных может отправить запрос по адресу: [email protected].

8. Ссылки на сайты третьих лиц

8.1. На сайте могут быть размещены ссылки на сторонние сайты и службы, которые не контролируются Оператором. Оператор не несет ответственности за безопасность или конфиденциальность любой информации, собираемой сторонними сайтами или службами.

Я принимаю Политику конфиденциальности
Перенаправление на безопасную страницу платежа...

«Гласная» в соцсетях Подпишитесь, чтобы не пропустить самое важное

Facebook и Instagram принадлежат компании Meta, признанной экстремистской в РФ

К другим материалам
На дне

Суд вынес приговор по факту гибели в колонии двух женщин при очистке канализации. «Гласная» рассказывает эту историю

Девушка с косой и рюкзаком

История о кочевничестве, которое мешает жить «нормальной жизнью»

«Я не такая, как другие, и для них я “зло”»

Истории женщин, которые заплатили жизнью за то, что говорили правду, но их убийцы не понесли наказания

«Вышли на поле боя и сражаются со страшным монстром»

Как адвокатессы вставали на защиту диссидентов в СССР

«Вербовка школьников террористами»

О чем на самом деле нам говорит история, сочиненная подростками и раздутая СМИ

Читать все материалы по теме