" style="position:absolute; left:-9999px;" alt="" />
Поддержать
Истории

Девушка с косой и рюкзаком История о кочевничестве, которое мешает жить «нормальной жизнью»

18.04.2024читайте нас в Telegram
Боливия. Фото: из личного архива героини

Ксении — 33. Почти половину своей жизни она провела в путешествиях по миру. Все началось с безобидного автостопа по Китаю, потом были Вьетнам, Камбоджа, Южная Америка. Сегодня она уже не может с ходу посчитать, сколько стран объехала и в скольких из них жила. То, что начиналось как хобби, в какой-то момент вышло из-под контроля.

Сейчас Ксения пытается научиться «жить нормально» и заодно понять, подходит ли ей это «нормально». Она осела в Европе, нашла работу и уже несколько месяцев в психотерапии. 

«Гласная» публикует монолог Ксении — ее историю и ее мысли о том, насколько нормально жить «ненормальной жизнью» и нужно ли пытаться повернуть ее вспять.

«Мне никогда, ни разу не было страшно. Ни когда я оказалась по горло засыпанной лавиной. Ни когда доедала последнюю пачку фиников с чаем и у меня не было денег. Ни когда шла по колумбийским кварталам, где драки и грабежи были ежедневным ритуалом».

Жизнь за окраиной Новосибирска

У меня суперконсервативные родители: мама — учитель музыки, папа — технолог на оборонном заводе в Новосибирске.

Мы никогда не разговаривали по душам. Они, конечно, заботились как умели и как могли. Но что у тебя на душе — «забей, никого не волнует». Мама, например, запрещала нам с сестрой читать женские романы, когда это делала вся школа, — ловила меня за чтением в туалете. 

Каждое лето мы путешествовали по России: либо в папину деревню на Урал, либо на море, но очень-очень экономно. У меня такой «отдых» вызывал только фрустрацию, я еще больше ощущала нашу бедность.

В школе — она была на рабочей окраине, и там учились в основном гопники — меня постоянно буллили и звали на «стрелки». Говорили, что «выпендриваюсь», а я была просто скромной и замкнутой.

Когда я поступила в университет на социолога в Новосибирске и впервые в жизни оторвалась от родителей, у меня снесло крышу. Начала безостановочно ходить по клубам — дома мне не разрешали даже ночевать у подруг. 

В 20 лет — не знаю, как так получилось, — уговорила родителей отпустить меня в США по программе Work and Travel. До сих пор не понимаю, как они согласились дать мне на билеты 100 тысяч рублей. Это был мой первый перелет.

По приезде устроилась в какой-то топовый ресторан в Бостоне — мне нужно было разносить корзинку с маленькими хлебцами. Потом работала официанткой и продавщицей мороженого. 

Ко мне везде хорошо относились и называли «русской девушкой с косой». Коса у меня до сих пор.

В Америке мне вообще без конца отпускали комплименты. Людям нравилось, как я одевалась, — а выглядела я как новогодняя елка: это был конец 2010-х, расцвет молодежных субкультур. И мне тоже все нравилось. Была в шоке от того, что есть абсолютно другая жизнь — помимо окраины Новосибирска.

«Что ты творишь?!» 

Денег в Америке я, конечно, не накопила — все потратила, такая была бестолковая. Да и вообще я как будто бы поздно повзрослела. Знаю, что в 23 года некоторые люди рожают детей и продают свой уже отработавший бизнес. А я в этом возрасте была ребенком.

В Америке я провела целое лето, домой не хотелось. Поняла, что мир огромен и полон приключений. Жизнь в России казалась однообразной и монотонной.

Диплом в Новосибирске тогда не защитила: меня не допустили из-за одного дурацкого предмета. Конечно, очень расстроилась. Но все, чего тогда хотелось, — это увидеть мир. Кто-то читает книги, а мне казалось, что можно познать мир, только физически побывав в разных местах. Мама в ответ говорила, что я хочу легкой жизни. А я впадала в депрессию: лежала на кровати и плакала.

Через пару дней после того, как мне исполнилось 23 года, я зашла в какую-то группу во «ВКонтакте» и увидела там пост от ребят из Украины. Они собирались ехать автостопом в Азию с тысячей долларов в кармане. У меня эти деньги были — накопила на небольших подработках. 

Когда обсуждала с родителями это путешествие, они не понимали, что я собираюсь проехать полпланеты. Мама уговорила папу отпустить меня, а он бросил ей в ответ: «Если с ней что-нибудь случится, тебе не жить». С этими словами меня и отпустили.

Я взяла у подружки 80-литровый черный рюкзак. Он выглядел как рюкзак для картошки в Советском Союзе — абсолютно бесформенный и огромный, скорее мешок, чем рюкзак. Ребята громко и долго смеялись, когда увидели меня с ним. Я очень небольшого роста, 157 сантиметров, и надо мной был этот огромный черный шар.

Содержимое рюкзака было абсолютно бесполезным — я не представляла, насколько уезжаю и вернусь ли. Это сейчас могу сложить все необходимое буквально за минуты. 

Про важность аптечки, например, я узнала опытным путем. В некоторых странах не продаются без рецепта антибиотики, которые нужны. А в каких-то в принципе их не купишь. Но мне повезло: у меня крепкое здоровье. 

Когда уезжала, у меня не было интернета на телефоне, не было банковской карты, да и телефон был какой-то заклеенный Motorola. Это был 2013 год.

Прыгнула в поезд до Иркутска и встретилась с ребятами, которые оттуда стартовали в Китай. Поначалу нас было пятеро, но парням не дали визы, и мы с девочкой поехали вдвоем. Бывало, мы разделялись. 

До этого мой первый автостоп был в Чите: дальнобойщик начал меня отговаривать: «Куда ты поехала? Что ты вообще творишь?» Угрожал отправить обратно в Новосибирск, к родителям. Я выглядела как цветочек. Мне вообще часто — еще в Америке — говорили, что я выгляжу так, будто нуждаюсь в помощи. Предлагали деньги, угощали едой. 

Дальнобойщику сказала, что обратно не поеду, и мы с ним ссорились всю поездку. В итоге он меня выкинул на трассе, на стоянке для дальнобоев, где остановился на ночевку. Я словила какую-то машину и поехала дальше.

«Люди думали, мы терпим бедствие»

Никогда, ни разу не было страшно. Где бы я ни путешествовала, ничего плохого не случалось. При мне были разные истории — кражи, нападения — а у меня нет. Тогда я это объясняла тем, что не думаю про безопасность: честно, в голову никогда не приходило, что со мной может что-то случиться. Некоторые — скорее, невротичные — люди постоянно про это говорят, предпринимают меры, и потом почему-то с ними что-то случается.

А сейчас думаю: наверное, мне просто везло. Еще я достаточно гибкая и могу подстроиться под обстоятельства. Не уверена, что без такой приспособляемости работает везение. 

С моей новой знакомой мы проехали весь Китай с севера на юг. В каждом регионе мы покупали бумажную карту местности. Это была первая страна, которую я пересекла автостопом. За все время нам никто и никогда не намекал на сексуальные услуги. Лишь однажды, когда мы застопили автобус, водитель начал показывать какие-то странные картинки в интернете. Неприятно, конечно, но что с него взять.

В основном люди нам помогали. Они думали, что мы терпим бедствие, — пытались купить нам билеты на самолет, поезд или автобус, давали сумки с едой. Приходилось объяснять: ничего не надо, просто подвезите дальше. 

Я тогда поняла, что нельзя судить о нации по людям, которых ты встречаешь за границей, — особенно по туристам. 

Китайцы — старая нация, и страна у них на самом деле волшебная. У них все очень похоже на коммунизм, и выглядит так, будто он им подходит и они живут в нем от души. Встают на зарядку в пять утра или едут в два часа ночи, изрядно подвыпивши, на корт поиграть в бадминтон. В России мы на тусовках обычно только напивались, у нас не было никаких других активностей. 

Ни в тот первый раз, ни после у меня никогда не было конкретного маршрута. После Китая мы с той же девочкой проехали Вьетнам, Камбоджу, Лаос. Тысячи долларов, взятых из дома, хватило — мы особо не тратились: автостоп, бесплатные ночевки через сервис «Каучсерфинг», угощения едой. Потом практически на два года застряли в Таиланде. 

«Я выживала»

В Тае я осознала, что всегда буду кочевником, что кочевать намного легче, чем жить в одном месте. И планировать при этом что-то — а я не люблю этого делать — вовсе не обязательно. Это было нечто противоположное монотонности и стабильности жизни в сибирском городе. Так пришло понимание, что никогда больше не буду жить в России. 

Начала разбираться в том, как ехать куда-то, где у тебя нет знакомых, как заработать денег, если нет профессии. 

Я преподавала английский в тайской школе, снималась в массовках в кино за смешные деньги — 100–150 долларов. 

Однажды, когда я была одна на юге Таиланда и с собой было, на наши деньги, 300 рублей, я мыла ноги в фонтане, потому что мне надо было на какую-то встречу. Переживала ли я из-за этого? Нет!

В Таиланде с хозяйкой жилья на «Каучсерфинге». Фото: из личного архива героини.

И с 300 рублями выкрутилась. Доехала на каком-то поезде до Бангкока, чтобы взять подработку на пять дней в детском лагере, там же познакомилась с девочкой, которая «вписала» меня к себе.

Не было никаких документов, кроме паспорта, не было страховки — но это никогда меня не пугало. Например, в Тае меня взяли в школу преподавателем английского без специального образования. При этом местным с PhD или с магистратурой платили в два-три раза меньше. А ведь я была просто девочкой с улицы. Такая «обратная дискриминация» по отношению к местным терзала душу.

В Таиланде познакомилась с парнем из Индии, и мы решили поехать в Южную Америку. Он очень умный, ботанического склада, и если бы что-то плохое случилось, то драться пришлось бы мне. Но даже в криминальных кварталах Рио я не задумывалась, что, когда за нами бегут какие-то чуваки с автоматами, это может быть опасно. 

Плана у нас, как обычно, не было, мы просто стопили. Полтора года слонялись по Южной Америке: проехали Бразилию, Аргентину. Все мои вещи были уже дырявыми, я поцарапала их о камни — мы были настоящие панки.

Когда мы оказались в Колумбии, у нас совсем закончились деньги, заработанные в Тае. Наши пути с тем парнем разошлись. 

Я бесплатно поселилась в бедной колумбийской семье, в криминальном районе. Наших соседей обокрали, кого-то пырнули ножом, убили нашу кошку. 

Это был сложный период, я выживала, но в целом была в порядке. Вставала в четыре утра, шла работать — преподавала английский в школе для богатых колумбийцев, волонтерила в Красном Кресте. Немного подкармливала семью, в которой жила, хотя сама была очень худой. Так продолжалось около трех месяцев. Это был 2016 год.

После этого полетела в Штаты, в Бостон, к подруге. Потом вернулась в Новосибирск и все-таки защитила диплом бакалавра. Позже еще несколько раз была в США, долго жила в Колорадо. Работала на самых разных работах (в ресторане, гостинице, супермаркете), только чтобы кататься весь сезон. Тогда был такой период в жизни, когда мне ничего, кроме сноуборда, было не нужно. Он и сейчас случается: например, прошлой зимой было 50 дней непрерывного катания на лыжах и борде. 

Раз в год или в полтора я ездила к родителям в Сибирь. Никогда в деталях не рассказывала им — а они, наверное, не особо и спрашивали — обо всем, что со мной происходит. Когда уходила в горы или походы в России (такое бывало несколько раз), мама волновалась, звонила по кордонам и плакала. Но у нее не было достаточно ресурсов и информации, чтобы переживать за меня и искать где-то за пределами России.

«Зачем красота, если ее не с кем разделить?»

Два года назад в Куршевеле — там находится самая крутая школа подготовки инструкторов и самая большая горнолыжка в мире — мы с ребятами-инструкторами попали в лавину. Угроза схода была примерно пять из пяти, высокий уровень, но мои опытные друзья сказали: «Идем». Я спустилась первая, потом начали съезжать парни, и кто-то из них прыгнул со скалы. Это стало триггером, который спровоцировал лавину. Меня и других засыпало снегом по горло. Снег был очень тяжелый, и мы всерьез застряли, но все же выбрались. 

Мне известно, что люди в принципе умирают, с ними такое бывает. Но тогда я на самом деле не сильно испугалась. Было немного тревожно за друзей. Позже психолог объяснила это тем, что у меня в целом заниженный порог опасности, и я немного изменила свое отношение к «везению» в спорте — например, стала использовать снаряжение для лавинной безопасности. 

После горнолыжного года в Америке некоторое время жила в Африке. Работала в НКО, которая занималась реабилитацией детей из бедных семей. Там я впервые всерьез задумалась о том, чтобы осесть.

Нью-Мексико. Фото: из личного архива героини

Смотрела на суперкрасивые пейзажи, и было тотально одиноко, хотя вокруг всегда было много людей. Я думала: «Зачем вся эта красота, если не с кем ее разделить?» Может быть, так дает о себе знать биологический возраст, но я решила, что надо осесть, потому что только так можно завести близких людей и какие-то глубокие отношения.

Это было почти пять лет назад. Я выиграла стипендию и поступила учиться в трехлетнюю магистратуру на юрфак в Милане. Конечно, готовилась к IELTS, написала крутое мотивационное письмо. Но как всегда, казалось, что это просто везение. 

Поступив, я думала, что выучусь и буду работать в одном месте. Но перед началом занятий поехала в Южную Корею заработать немного денег. Услышала где-то о такой возможности — и сразу взяла билет. 

За пять лет жизни в Европе две зимы провела на разных горнолыжках: во Франции, Швейцарии и Австрии. Летала в Израиль и Непал. И тогда почувствовала, что попытки осесть тщетны: как только появлялась свободная минута, я куда-нибудь уезжала. Может быть, это звучит так, будто я какая-то мажорка, но это абсолютно не так. Например, в Италии из-за интенсивной учебы я не могла работать, поэтому целый год ездила на метро бесплатно — приходилось пролезать под турникетами. 

В какой-то момент у меня осталось только пять евро. Я купила коробку фиников и несколько дней, пока не появились деньги, ела только их и пила черный чай.

После окончания магистратуры у меня несколько месяцев была депрессия — почти все время была параллельно полу. Никогда не понимала, кем хочу быть, когда вырасту, но мне сложно ничего не делать и ничем не заниматься. Поиск сферы деятельности сводил с ума — в то время я искала работу после университета, но безуспешно.

Наверное, поэтому не люблю Италию. С ней ассоциируется затяжная депрессия, потому что я решила попробовать осесть и повзрослеть, но не признавалась самой себе, что мне это не подходит. 

Как результат — стала еще больше путешествовать. 

Когда началась война, я работала в бутике в Куршевеле, одновременно сотрудничала удаленно с международной организацией с миссией в Африке, каждый день ездила на тренировки. Конечно, я была в шоке от войны, но абсолютно не было времени это осознать. Однако поняла, что теперь долго не увижу своих близких. Я не обсуждаю с семьей происходящее в России, не хочу расстраиваться.

В прошлом году мне стало настолько плохо, что подруга под угрозой прекращения общения отправила меня к психотерапевтке. Та поставила диагноз СДВГ (синдром дефицита внимания и гиперактивности). Сказала, что я иррационал, который в хаосе чувствует себя наиболее комфортно, а все компульсивные путешествия и экстремальные виды спорта — компенсаторный механизм. 

Быть с самой собой

С декабря я перестала ездить. Живу в Европе и работаю в крупной правозащитной НКО, филиалы которой есть в 40 странах. То, что хочу работать в правозащите, осознала еще в Таиланде. Со временем убежденность в этом только росла. 

Моя работа — это стабильность, но она тоже похожа на приключения. Я бываю в деловых микропоездках, поэтому чувствую себя хорошо. Потихоньку начала находить комфорт в том, чтобы никуда не ездить. Учусь не эскапировать и не убегать, быть с самой собой в одном месте. 

Думаю, путешествия — своего рода зависимость, наркотик. Будет круто избавиться от этого, во всяком случае я хочу. И было много попыток. Но может быть, не сильно старалась — только придуривалась, что хочу осесть и стать нормальным человеком, что бы это ни значило.

Потому что каково это на самом деле — жить по-другому — я не знала.

В том, что я начала это делать, есть, наверное, какое-то смирение с обстоятельствами. Как говорят? «Плыть по течению». Но ведь именно так я научилась жить, как умею, — взяла и поехала с рюкзаком по странам. И уже в пути поняла, как это правильно делать: как ехать, как искать интересное, как заработать деньги и как их потратить. 

Про меня могут сказать словами моей мамы: «Ты ничего не производишь. Не приносишь пользу людям». Постоянно загонялась от этой мысли. 

Кажется, я только это и делала все годы. То есть много-много лет путешествовала и параллельно загонялась. 

Не могла принять свой выбор и при этом не чувствовать вину за то, что не приношу пользу обществу. Кажется, перестала переживать из-за этого буквально недавно. На это есть несколько причин: изменился уровень осознанности и понимания своего места в мире, я встретила похожих людей-кочевников и накопила опыт работы в социальной сфере. 

Возможно, неспособность осесть как-то связана с кочевничеством моих предков. Два месяца назад я узнала, что дедушка — он был похож на цыгана, у него были большие усища и густые черные-черные волосы — в один момент взял и увез семью жить на остров Беринга. Он работал там механиком на кораблях.

Сейчас появилась новая идея: хочу отправиться в кругосветку. Иногда мечтаю о том, что меня уволят — и я уплыву на корабле куда-то через океан.

Поддержите «Гласную»Помогите нам сделать новую историю — станьте частью нашего сообщества
валюта пожертвования
Размер пожертвования
100
300
500
1000
Способ оплаты
Умный платёж (₽)
Банковская карта (₽)
ЮMoney (₽)
Ваши данные
Укажите ваше имя

УСЛОВИЯ ОПЛАТЫ​
«Гласная» предлагает вам осуществить дарение на следующих условиях: 

1. Настоящее предложение является предложением проекта «Гласная» заключить с любым, кто отзовется на данное предложение (далее — Даритель), договор дарения на условиях, предусмотренных ниже. 

2. Предложение вступает в силу со дня, следующего за днем его размещения на сайте «Гласной» в интернете по адресу https://glasnaya.media (далее — Сайт) и действует бессрочно. 

3. В предложение могут быть внесены изменения и дополнения, которые вступают в силу со дня, следующего за днем их размещения на Сайте. 

4. Даритель безвозмездно передает в собственность «Гласной» денежные средства в размере, определяемом Дарителем, на поддержку деятельности «Гласной». 

5. «Гласная» вправе в любое время до передачи ей дарения и в течение 10 дней после от него отказаться. В случае отказа от дарения после его передачи «Гласная» возвращает дарение в течение 10 дней после принятия решения об отказе. В случае невозможности передать дарение Дарителю оно остается в распоряжении «Гласной». 

6. Даритель вправе отказаться от своего дарения в течение 10 дней со дня совершения транзакции. О своем желании Даритель извещает «Гласную» по электронной почте по адресу [email protected]. «Гласная» обязуется вернуть денежные средства в течение 10 дней с момента заявления Дарителя. 

7. Если Даритель подписался на ежемесячное списание средств с банковской карты, привязанной к счету Дарителя, впоследствии он вправе отменить ежемесячные платежи. Для отмены платежей Дарителю необходимо перейти на страницу «Отмена подписки на платежи» на сайте. 

8. Совершая действия, предусмотренные данным предложением, Даритель подтверждает, что ознакомлен с условиями и текстом настоящего предложения, целями деятельности «Гласной», осознает значение своих действий, имеет полное право на их совершение и полностью принимает условия настоящего предложения. 

9. В соответствии с Федеральным законом N 152-ФЗ «О персональных данных» Даритель настоящим дает свое согласие на обработку своих персональных данных любыми не запрещенными законом способами для целей исполнения настоящего предложения и подтверждает, что ознакомлен с политикой конфиденциальности.

Я принимаю Условия оплаты

ПОЛИТИКА КОНФИДЕНЦИАЛЬНОСТИ​
1. Общие положения

1.1. Настоящая политика обработки персональных данных (далее – Политика) проекта «Гласная» разработана в соответствии с Федеральными законами от 27 июля 2006 г. № 149-ФЗ «Об информации, информационных технологиях и о защите информации» и от 27 июля 2006 г. № 152-ФЗ «О персональных данных», иными нормативно-правовыми актами по вопросам персональных данных.

1.2. Назначением Политики является обеспечение защиты прав и свобод субъекта персональных данных при обработке его персональных данных (далее – ПДн) Оператором.

1.3. Термины, используемые в тексте настоящей Политики, подлежат применению и толкованию в значении, установленном Федеральным законом от 27 июля 2006 г. № 152-ФЗ «О персональных данных».

1.4. Основные права и обязанности субъекта персональных данных:

  • субъект персональных данных имеет право на получение у Оператора информации, касающейся обработки его персональных данных; 
  • субъект персональных данных вправе требовать от Оператора уточнения его персональных данных, их блокирования или уничтожения в случае, если персональные данные являются неполными, устаревшими, неточными, незаконно полученными или не являются необходимыми для заявленной цели обработки, а также принимать предусмотренные законом меры по защите своих прав; 
  • если субъект персональных данных считает, что Оператор осуществляет обработку его персональных данных с нарушением требований законодательства или иным образом нарушает его права и свободы, субъект персональных данных вправе обжаловать действия или бездействие Оператора в уполномоченный орган по защите прав субъектов персональных данных или в судебном порядке; 
  • субъект персональных данных имеет право отозвать согласие на обработку персональных данных;
  • субъект персональных данных имеет право на защиту своих прав и законных интересов, в том числе на возмещение убытков и (или) компенсацию морального вреда в судебном порядке. 

1.5. Основные обязанности Оператора:

  • предоставлять субъекту персональных данных по его письменному запросу информацию, касающуюся обработки его персональных данных, либо на законных основаниях предоставить отказ в предоставлении такой информации в срок, не превышающий тридцати дней с момента получения Оператором соответствующего запроса; 
  • по письменному требованию субъекта персональных данных уточнять обрабатываемые персональные данные, блокировать или удалять, если персональные данные являются неполными, устаревшими, неточными, незаконно полученными или не являются необходимыми для заявленной цели обработки, в срок, не превышающий тридцати дней с момента получения Оператором соответствующего требования; 
  • в случае достижения цели обработки персональных данных третьих лиц незамедлительно прекратить обработку персональных данных и уничтожить соответствующие персональные данные в срок, не превышающий тридцати дней с даты достижения цели обработки персональных данных, если иное не предусмотрено договором, стороной которого, выгодоприобретателем или поручителем по которому является субъект персональных данных, иным соглашением между Оператором и субъектом персональных данных; 
  • в случае отзыва субъектом персональных данных согласия на обработку своих персональных данных прекратить обработку персональных данных и уничтожить персональные данные в срок, не превышающий тридцати дней с даты поступления указанного отзыва, если иное не предусмотрено соглашением между Оператором и субъектом персональных данных; 
  • при обработке персональных данных Оператор принимает необходимые правовые, организационные и технические меры для защиты персональных данных третьих лиц от неправомерного или случайного доступа к ним, уничтожения, изменения, блокирования, копирования, предоставления, распространения персональных данных, а также от иных неправомерных действий в отношении персональных данных. 

1.6. Оператор собирает, использует и охраняет персональные данные, которые предоставляет субъект персональных данных при использовании сайта «glasnaya.media» и мобильных приложений с любого устройства и при коммуникации в любой форме, в соответствии с данной Политикой.

2. Цели сбора и обработки персональных данных

2.1. ПДн собираются и обрабатываются Оператором в целях:

  • коммуникации с субъектом персональных данных, когда он обращается к Оператору;
  • отправки отчетов о расходовании собранных средств;
  • организации участия субъекта персональных данных в проводимых Оператором мероприятиях и опросах;
  • предоставления субъекту персональных данных информации о деятельности Оператора;
  • направления субъекту персональных данных новостных материалов;
  • для других целей с согласия субъекта персональных данных.

3. Правовые основания обработки персональных данных

3.1. Правовыми основаниями обработки ПДн являются:

  • Федеральный закон от 27 июля 2006 г. № 149-ФЗ «Об информации, информационных технологиях и о защите информации»; 
  • Федеральный закон от 27 июля 2006 г. № 152-ФЗ «О персональных данных»;
  • Положение об особенностях обработки персональных данных, осуществляемой без использования средств автоматизации (утв. Постановлением Правительства Российской Федерации от 15 сентября 2008 г. № 687); 
  • Постановления от 1 ноября 2012 г. № 1119 «Об утверждении требований к защите персональных данных при их обработке в информационных системах персональных данных»; 
  • Приказ ФСТЭК России от 18 февраля 2013 г. № 21 «Об утверждении состава и содержания организационных и технических мер по обеспечению безопасности персональных данных при их обработке в информационных системах персональных данных»; 
  • Приказ Роскомнадзора от 5 сентября 2013 г. № 996 «Об утверждении требований и методов по обезличиванию персональных данных»; 
  • иные нормативные правовые акты Российской Федерации и нормативные документы уполномоченных органов государственной власти; 
  • согласие на обработку персональных данных.

4. Объем и категории обрабатываемых персональных данных, категории субъектов персональных данных

4.1. Персональные данные, разрешенные к обработке в рамках настоящей Политики, предоставляются субъектом персональных данных путем заполнения веб-форм на сайте, предоставления информации в сообщениях, направляемых Оператору, или другим образом свободно, своей волей и в своем интересе.

4.2. Субъектами персональных данных являются пользователи и авторы проекта «Гласная».

4.3. Субъекты персональных данных сообщают следующую персональную информацию:

  • имя, фамилию;
  • e-mail;
  • номер контактного телефона.

4.4. Оператор защищает данные, которые автоматически передаются в процессе просмотра субъектом персональных данных рекламных блоков, в том числе информацию cookies.

4.5. Оператор осуществляет сбор статистики об IP-адресах своих посетителей. Данная информация используется с целью выявления технических проблем.

4.6. Оператор не проверяет достоверность персональных данных, предоставленных субъектом, и не имеет возможности оценить его дееспособность. Однако Оператор исходит из того, что субъект персональных данных предоставляет достоверные и достаточные данные и поддерживает эту информацию в актуальном состоянии.

5. Порядок и условия обработки персональных данных

5.1. Оператор осуществляет сбор, запись, систематизацию, накопление, хранение, уточнение (обновление, изменение), извлечение, использование, передачу (распространение, предоставление, доступ), обезличивание, блокирование, удаление и уничтожение персональных данных.

5.2. Обработка персональных данных осуществляется Оператором следующими способами:

  • неавтоматизированная обработка персональных данных;
  • автоматизированная обработка персональных данных с передачей полученной информации по информационно-телекоммуникационным сетям или без таковой; 
  • смешанная обработка персональных данных.

5.3. Сроки обработки персональных данных определены с учетом:

  • установленных целей обработки персональных данных;
  • сроков действия договоров с субъектами персональных данных и согласий субъектов персональных данных на обработку их персональных данных; 
  • сроков, определенных Приказом Минкультуры России от 25 августа 2010 г. № 558 «Об утверждении “Перечня типовых управленческих архивных документов, образующихся в процессе деятельности государственных органов, органов местного самоуправления и организаций, с указанием сроков хранения”». 

5.4. Оператор не раскрывает третьим лицам и не распространяет персональные данные без согласия субъекта персональных данных (если иное не предусмотрено федеральным законодательством РФ).

5.5. Условием прекращения обработки персональных данных может являться достижение целей обработки персональных данных, истечение срока действия согласия или отзыв согласия субъекта персональных данных на обработку его персональных данных, а также выявление неправомерной обработки персональных данных.

6. Безопасность персональных данных

6.1. Для обеспечения безопасности персональных данных при их обработке Оператор принимает необходимые и достаточные правовые, организационные и технические меры для защиты персональных данных от неправомерного или случайного доступа к ним, их уничтожения, изменения, блокирования, копирования, предоставления, распространения, а также от иных неправомерных действий в отношении персональных данных согласно Федеральному закону от 27 июля 2006 г. № 152-ФЗ «О персональных данных» и принятым в соответствии с ним нормативным правовым актам.

6.2. Оператором приняты локальные акты по вопросам безопасности персональных данных. Сотрудники Оператора, имеющие доступ к персональным данным, ознакомлены с настоящей Политикой и локальными актами по вопросам безопасности персональных данных.

7. Актуализация и уничтожение персональных данных, ответы на запросы субъектов на доступ к персональным данным

7.1. В случае подтверждения факта неточности персональных данных или неправомерности их обработки, персональные данные подлежат их актуализации Оператором, обработка прежних при этом прекращается.

7.2. При достижении целей обработки персональных данных, а также в случае отзыва субъектом персональных данных согласия на их обработку персональные данные подлежат уничтожению, если иное не предусмотрено иным соглашением между Оператором и субъектом персональных данных.

7.3. Субъект персональных данных имеет право на получение информации, касающейся обработки его персональных данных. Для получения указанной информации субъект персональных данных может отправить запрос по адресу: [email protected].

8. Ссылки на сайты третьих лиц

8.1. На сайте могут быть размещены ссылки на сторонние сайты и службы, которые не контролируются Оператором. Оператор не несет ответственности за безопасность или конфиденциальность любой информации, собираемой сторонними сайтами или службами.

Я принимаю Политику конфиденциальности
Перенаправление на безопасную страницу платежа...

«Гласная» в соцсетях Подпишитесь, чтобы не пропустить самое важное

Facebook и Instagram принадлежат компании Meta, признанной экстремистской в РФ

К другим материалам
Жена декабриста 2.0

От общественной защитницы до супруги политзека — как
Евгения Кулакова и Виктор Филинков* вырастили любовь в камере СИЗО

«Нас для большинства просто нет, мы не существуем в их мире»

Монологи девушек из национальных регионов России, обратившихся к своим корням

Бывшие дети

Истории отцов и детей, которые внезапно обнаружили, что биологически не связаны друг с другом

«У нас забрали победу. Тихонько выменяли ее на обычное женское счастье»

ПТСР, унижения, одиночество — как жили советские женщины после возвращения с фронта

Обрести голос

В Пермском крае женщинами овладевает «икотка». Что это — деревенская легенда, одержимость или суперсила? Репортаж

«Мы должны вернуться»

Как вера в атомную утопию повлияла на жизнь женщин из Припяти. Их истории до и после чернобыльской аварии

Читать все материалы по теме