" style="position:absolute; left:-9999px;" alt="" />
Поддержать
Истории

«Там нет и не может быть доброты — там есть работа» Сотни тысяч женщин остаются без крыши над головой, их уязвимостью пользуются в трудовых домах. Репортаж с улиц Петербурга

26.01.2024читайте нас в Telegram
Фото: Катя Зыкова

Позапрошлый год стал рекордным по смертности среди бездомных в России — по оценкам «Ночлежки», в 2022-м умерло 40 тысяч человек. Только в Москве количество смертей выросло в два раза по сравнению с 2021-м. Этой зимой от аномальных холодов больше других страдают именно люди, оставшиеся без жилья. Сколько их всего — неизвестно. По данным первого независимого российского исследования Validata, речь может идти о 2,1 миллиона человек. Бездомных женщин из них — менее половины. Их опыт бездомности отличается от мужского: они более уязвимы, а срок продолжительности жизни у них на 17 лет меньше, чем у женщин, имеющих жилье. Чтобы заработать, многие устраиваются в трудовые дома.

Корреспондентка «Гласной» встретилась с женщинами, которые переживают холода в статусе бездомных, чтобы узнать, с какими трудностями — и рисками — они сталкиваются при попытке найти крышу над головой и работу. 

«Женщины стараются приходить и уходить парами» 

«Ночной автобус» останавливается на пустыре недалеко от железной дороги, и волонтеры начинают выдавать бездомным миски с горячей едой и хлеб. Худощавая Ирина в пуховом платке ест суп, отвернувшись от толпы. Она дрожит от ветра. 

«Раньше я старалась быстро убежать, получив еду. На меня часто наседали мужчины, кричали в лицо, что я объедаю их, хотя вообще-то на всех хватало, — рассказывает она. — Теперь стало легче, мы все здороваемся друг с другом, иногда общаемся. Если кто меня и оскорбляет, то можно просто отойти в сторону — бить не будут».

Многие женщины, столкнувшись с агрессией в местах получения помощи, в отличие от Ирины, больше не приходят. 

«Первый образ, который всплывает в голове, когда говорят о бездомных, — это неопрятный мужчина, сидящий на вокзальной скамейке, — говорит директор московского филиала “Ночлежки” Дарья Байбакова. — При этом женская бездомность гораздо менее заметна. У мужчин бездомность часто сопряжена с неудачным переездом в другой город на заработки, а у женщин — с насилием в семье. Прося о помощи, женщина попадает в публичное поле, а следовательно, становится уязвимой для разного рода опасностей. Например, получив горячую еду на точке, нужно потом с ней куда-то идти, а пространства рядом бывают плохо освещены, женщина может подвергнуться слежке и сексуализированному насилию». 

Недавно Байбакова сама стала свидетелем сцены жестокости у «Ночного автобуса» в Москве: пожилая женщина то ли специально, то ли по незнанию стала просить воду вне очереди, мужчина развернулся и закричал ей в лицо: «Да ты что, охренела? Страх потеряла?» Потом он продолжил громко обсуждать эту ситуацию с другими мужчинами. 

Байбакова считает, что конфликты между бездомными мужчинами имеют немного другой оттенок: «Агрессор хотя бы понимает, что он может получить сдачи. И формулировок про “потерял страх” я, признаюсь, никогда не слышала в мужских конфликтах. Женщины же стараются приходить и уходить парами. В принципе, это видно невооруженным глазом».

Женщины, пережившие насилие, избегают обращаться в службы помощи бездомным, выяснила исследовательница Евгения Кузинер. Из-за этого женская бездомность остается в тени мужской. 

Это стало особенно очевидно в рамках проекта «Ночлежки» «Неравнодуш», куда бездомные приходят помыться. Несмотря на наличие закрытых кабинок, где можно переодеться в халат, женщины брали талончик рано утром, всех пропускали и заходили в душ последними. Количество посетительниц возросло в шесть раз после введения «женских часов» — многие только после этого решились воспользоваться «Неравнодушем».

«Люди в хостелах и чужих квартирах тоже уязвимы»

Коренастая Ника в цветных шарфах быстро ест гречневую кашу, и на холоде от нее так много пара, что совсем не видно лица. Приговаривает, что из «Мертвых поэтов» всегда привозят все самое вкусное, и заливисто смеется. 

Ника рассказывает, что приехала из Беларуси — родители купили им с сестрой квартиру на Васильевском острове, сестра вышла замуж и подселила мужа, а Ника жила в другой комнате. Подрабатывала фрилансом, гуляла по набережным — «не хотела сидеть в офисе целый день», окончила юрфак и сразу стала писать курсовые и дипломы для студентов. Денег выходило мало, но со своим жильем на все хватало. 

Два года назад сестра умерла. Кто и как переписал квартиру на зятя, Ника так и не разобралась — в какой-то момент он показал документы и сказал собирать вещи. Буквально на улице Ника не провела ни дня — бродила с сумкой до ночи по набережной, а потом позвонила другу. Тот попросил не уходить слишком поздно и не возвращаться слишком рано и вписал на неопределенный срок. 

Дарья Байбакова напоминает, что бездомность не обязательно подразумевает жизнь на улице, без крыши над головой. «Люди, которые живут в трудовых домах, хостелах, чужих квартирах под угрозой насилия, — это тоже категории уязвимых бездомных людей. Кейс вроде “Муж умер, я теперь живу с братом и его семьей, они этому не рады” часто приводит [людей к нам]. Нередко женщины в таких обстоятельствах не имеют возможности уединиться и сталкиваются с насилием», — говорит она. 

Это, например, случай Ирины: она живет в комнате в коммуналке с двумя сыновьями и гражданской женой младшего. Дети пьют, денег в семье не водится, а поесть удается не каждый день. 

В том или ином виде с бездомностью сталкивались 20% россиян, выяснили исследователи НКО «Социальная валидация» по заказу «Ночлежки». Каждый пятый ответил утвердительно на вопрос, приходилось ли более двух месяцев останавливаться у друзей, в хостелах или гостиницах ввиду отсутствия другого жилья. Бездомность, при которой люди долгое время живут у родственников или друзей из-за потери или невозможности приобретения жилья, называют скрытой. 

В группу повышенного риска входят и те, кто испытывает трудности с арендой или оплатой жилья, тратит на съем больше половины дохода, делит комнату с посторонними людьми, живет в ветхом или аварийном помещении, а также находится под угрозой выселения или насилия со стороны сожителя. Каждый третий из опрошенных россиян не владеет недвижимостью, а значит, рискует остаться без жилья в кризисной ситуации.

«Там нет и не может быть доброты — там есть работа»

Ника, «чтобы не грузить товарища», у которого временно проживает, регулярно приходит к «Ночному автобусу» за едой. На таких точках можно встретиться с рекрутерами в рабочие, или трудовые, дома. Сотни объявлений около Балтийского, Московского и Финляндского вокзалов обещают проживание, питание и работу, но какую именно — не уточняется. И каждый день объявления находят целевую аудиторию.

Рабочие (работные), или трудовые, дома — это организации, которые предлагают людям в кризисной ситуации работу. Обычно предполагается ненормированные график и тяжелый физический труд, который выполняется за минимальную плату, а иногда и бесплатно — работников часто штрафуют, вычитая деньги из небольшой зарплаты. Рабочие дома зачастую никак не оформлены — у них нет юридического лица, и людей они официально никак не оформляют. Понятие «работного дома» отсутствует в российском законодательстве, поэтому такие структуры продолжают работать десятилетиями и редко привлекают внимание органов.

По словам руководительницы программы приюта «Теплый прием» Татьяны Соколовой, все рабочие дома в России можно разделить на два типа: «дома трудолюбия», где на первом месте — социальная реабилитация человека, и те, что существуют за счет, по сути, бесплатного труда. 

Ника говорит, что, несмотря на бедственное положение, идти туда работать никогда не решалась.

«Никто же не скрывал, что ты упахиваешься за копейку. С кухней, со стиркой, потом до тебя еще мужики доебываются. А кому ты пожалуешься? Ты же в рабочем доме — дно, — смеется Ника. — Как Маша я вряд ли уже устроюсь. Это хуй кому еще выпадет такой шанс». 

Маша, которая вместе с Никой приходит получать горячее питание, заведует кухней одного из рабочих домов. Она приноровилась приносить хозяину чужие чеки, а еду готовила из продуктов, найденных на мусорках у супермаркетов. Только благодаря этому Маше удается копить деньги. В день она может заработать до 500 рублей, но по факту часто выходит меньше: за оплошности вроде подгоревшей каши, не постиранного вовремя постельного белья или «если кто пришел пьяным и все обблевал» штрафуют.

Читайте также«Налили стопку водки и попросили остаться»

Как люди в России оказываются в трудовом и сексуализированном рабстве

Ирина, которая тоже приходит получать горячее питание от «Ночлежки», также рассматривала возможность трудоустройства и подолгу беседовала с рекрутерами рабочих домов. Но потом решила: раз койка пока есть, а питаться можно у «Ночного автобуса», то «нечего там делать: вряд ли соседи окажутся сильно лучше». В качестве примера она приводит Костю — «вот он недавно из трудового дома». 

Его тяжело рассмотреть в темноте: на Косте черная куртка и черные штаны. Он приходит за едой часто, потому что «работа пока идет с перебоями, редко что-то платят». Получив суп, Костя сразу отходит подальше за автобус, поворачивается спиной и начинает жадно есть. 

Услышав про рабочий дом, Костя вздрагивает и долго смотрит на свои черные промокшие кроссовки. 

А потом рассказывает, как однажды встретил рекрутеров на точке и кивнул на предложение поехать с ними — давно уже не было денег и места для сна. У Кости не было никаких иллюзий относительно рабочего дома, «любой взрослый адекватный человек все понимает — тебе же ничего не обещают». Каждый день мужчин отправляли на новую работу: стройка, заготовление дров, дробилка. Иногда случались травмы, что означало некоторое количество дней без оплаты.

«Там нет и не может быть доброты — там есть работа, за которую получаешь возможность поесть и поспать в тепле. Подкопить в рабочем доме можно, но нужно отдавать себе отчет, что иногда это многолетний процесс, — рассказывает Костя. — Много пьющих людей, это создает неудобства. А если начинаешь пить сам, то тебя штрафуют за каждый раз несколькими днями работы забесплатно». 

Точное количество рабочих домов в России неизвестно. Открыть заведение может каждый, а устраивать туда людей не сложно — регистрация или трудовой договор не требуются. Нет и данных о количестве человек в рабочих домах. Когда начинаешь спрашивать бездомных на улице, кажется, будто все там были хотя бы через одно рукопожатие. 

«Рабочих домов сейчас больше, чем людей в ситуации бездомности. Они берутся закрыть все потребности человека сразу: питание, проживание, некоторый доход, но не решают реальную социальную проблему, — говорит Андрей Чекрыгин, социальный работник “Ночлежки”. — На выходе мы видим такого же бездомного, безработного человека, только еще и с подорванным здоровьем. Бытовые условия, конечно, отличаются от дома к дому, но есть один общий момент: никто не гарантирует тебе безопасности, пока ты находишься там».

При этом Чекрыгину кажется закономерным, что между «Ночлежкой» и рабочим домом бездомные нередко выбирают второй вариант: «У нас есть правила, которые включают приемлемые отношения в коллективе, работу с зависимостями, посещение психологических групп. А во многих рабочих домах разрешено выпивать — человеком с зависимостями это считывается как более комфортный вариант».

«Девушки много не зарабатывают»

Звоню по номерам, указанным на листовках трудовых домов, — диалоги выходят однотипные. Уточняют, что за беда случилась, и предлагают приехать к метро ранним утром, а оттуда — снова позвонить. На вопрос об оплате поясняют, что «девушки много не зарабатывают». Где-то предлагают «содержать дом в чистоте и готовить» за 500 рублей в сутки, где-то — фасовать бисер за тысячу. 

Когда интересуюсь, пьют ли мужчины и будет ли там безопасно, отвечают: «А сами вы как думаете?»

Как и в других сферах, в трудовых домах сохраняется неравенство мужчин и женщин, говорит Дарья Байбакова. По ее словам, в одном из домов мужчины в сутки получали 800 рублей, а женщины 120, «хотя работают они не меньше, готовят и стирают на всех». 

Побывавший в трудовом доме Костя подтверждает: сложнее всех приходилось женщинам: «Обычно хозяйка одна на весь дом, делает ту же самую физическую работу: стирка, уборка, готовка. У тебя остается часа три-четыре поспать, но обязательно кто-то приходит пьяным и долбится в двери, то есть женщина фактически не спит, пока живет в рабочем доме». 

С Анастасией, несколько лет проведшей в таких домах, мы встречаемся в библиотеке «Ночлежки». Она смущенно потирает обветренные руки. Раньше Анастасия жила в Бийске с мамой и двумя дочерьми. В Петербург приехала на заработки: знакомые предложили стать номинальным директором их фирмы, а потом повесили на нее все долги. Анастасии удалось посадить мошенников, однако возвращаться домой она не стала: «Очень не хотелось признаваться близким, как надурили». Оказавшись на улице, Анастасия решила лечь в городскую наркологическую больницу (ГНБ), чтобы в тепле обдумать, как жить дальше. Первый раз ее в ГНБ не приняли — пришлось выпить бутылку водки и вызвать скорую, сославшись на запой.

Саша, с которым Анастасия на тот момент состояла в отношениях, когда-то проживал в рабочем доме и подначивал ее тоже попробовать. В конце концов она согласилась — из ГНБ все равно идти было особо некуда.

«Я понимала, что в рабочем доме будет тяжело, но такого расписания, конечно, не ожидала. Встаешь в половине пятого, ложишься в лучшем случае в час ночи. О выходных и праздниках речь не идет, — рассказывает Анастасия. — Бывает, если женщина начинает просить себе выходной — просто один раз отоспаться, — ее как бы в назидание перекидывают к алкоголикам и наркоманам, где никто ни за что ответственности не несет. У нас, конечно, был запрет на алкоголь, но часто ребята приходили пьяными. Их с радостью прощали [не выгоняли из рабочего дома]: если человек пришел пьяный, то, согласно системе штрафов, будет три дня работать бесплатно». 

Анастасия за 20 часов стирки, уборки и работы на кухне получала 500, хотя мужчины за несколько часов работы в день получали 300 — например, столько платили за протягивание электрического кабеля. 15 тысяч рублей в месяц скопить никак не выходило: хозяин всегда искал недостатки в работе и назначал штрафы. 

А если штрафовать было совсем не за что, говорил, что «ребятам живется тяжело и хорошо бы из своих денег добавить на курицу, на мыло, на шампунь». В итоге чистого заработка хватало только на сигареты.

Друг Анастасии Саша в поисках лучшей жизни ушел в новый рабочий дом, но и там, «конечно, несладко, потому что с помойки есть все боятся и живут впроголодь — не будешь же работать с диареей». Завтраки, обеды и ужины готовятся из собранных в мусорных баках давно просроченных ингредиентов. «У нас так было бы невозможно, я отчитывалась за каждый грамм крупы. Перед мужчинами и так было ужасно неудобно: они тяжело работают целый день, а я им ничего, кроме каш, хлеба и котлет наполовину из того же хлеба, не могу предложить». 

По воскресеньям иногда приходило начальство — хозяин рабочего дома со своей семьей. Тогда денег выделяли побольше, готовили оливье или даже жареное мясо. Анастасия показывает на маленьком экране телефона застолье в рабочем доме. Ей повезло, что одно из воскресений совпало как-то с ее днем рождения и с приходом начальства: на стол поставили торт из супермаркета, бутерброды, салаты и горячее. 

Анастасия сменила несколько рабочих домов. Чем-то они отличались очень сильно, например, «где-то за проступки штрафовали бесплатными рабочими часами, а где-то вполне могли и избить». Но одно всегда оставалось стабильным: «Ты как будто в рабстве, из тебя выжимают всю силу, деньги накопить практически невозможно, но при этом ты знаешь, что тебе изначально никто ничего не был должен». 

«Человек платит здоровьем за кров» 

Соблюдение прав в трудовом доме — вопрос везения: где-то паспорт остается при работнике, и тот может уйти в любой момент, где-то человека держат в заложниках и принуждают заниматься незаконной деятельностью. Один из подопечных «Ночлежки», поехав в Чечню на заработки, оказался в реальном трудовом рабстве. 

Если факт рабства удастся доказать, можно завести уголовное дело по статье 127.2, наказание по ней предусматривает до 15 лет лишения свободы в зависимости от тяжести преступлений. Однако бездомные часто имеют негативный опыт взаимодействия с полицией, и это мешает им подать заявление.

В последнее время возникают дискуссии о легализации такого бизнеса — в июле прошлого года стало известно об инициативе Общественной палаты выявлять бездомных людей на улицах и отправлять с помощью правоохранительных органов в «социально-трудовые дома». Судя по всему, если этот проект примут, рабочие дома получат легальный статус.

И это вызывает беспокойство у сотрудников НКО. «Легализация домов может сперва казаться хорошей идеей: сейчас вывезем бездомных, условно, за МКАД — и больше не будут встречаться на улицах плохо пахнущие люди. Но в итоге закрытая система будет только множить травму: любая закрытая система провоцирует правонарушения», — уверен Чекрыгин. 

«В обсуждениях легализации рабочих домов принимают участие компании-гиганты — например, РЖД, — продолжает Байбакова. — Понятно, что они очень заинтересованы в почти бесплатной рабочей силе. Мы даже написали им письмо с просьбой уточнить, понимают ли они, в чем участвуют, но ответа так и не получили. Надеюсь, идея легализации останется на уровне разговоров, потому что никаких реальных проблем рабочие дома не решают: на выходе из трудового дома мы встречаем такого же бездомного и безработного человека, только теперь на его восстановление нужно потратить много ресурсов». 

Байбакова называет легальную альтернативу трудовым домам — работу с предоставлением жилья: «С человеком заключают договор, ему выплачивают зарплату, возможно, что-то удерживают за проживание». 

В типичном трудовом доме, по ее словам, все сводится к тому, что человек платит здоровьем за кров, еду и сигареты.

Анастасия, которая провела в трудовых домах несколько лет, испытала это на себе. Сейчас с помощью «Ночлежки» она собирает документы на получение инвалидности и надеется никогда больше не столкнуться с рабочим домом: «Лучше запретить вообще, там нет ничего хорошего для человека». 

Пока же сотрудники «Ночлежки» и «Ночного автобуса» тщательно следят, чтобы рядом с подопечными не было рекрутеров. Однако на вокзалах такие встречи практически неизбежны, да и с объявлениями на столбах ничего не сделать. Чекрыгин советует оказавшимся на улице людям не отзываться на предложения «Есть работа, поехали со мной», а приходить к правозащитникам, формулировать запрос и вместе искать варианты.

Поддержите «Гласную»Помогите нам сделать новую историю — станьте частью нашего сообщества
Donation currency
Размер пожертвования
100
300
500
1000
Способ оплаты
Умный платёж (₽)
Банковская карта (₽)
ЮMoney (₽)
Ваши данные
Укажите ваше имя

УСЛОВИЯ ОПЛАТЫ​
«Гласная» предлагает вам осуществить дарение на следующих условиях: 

1. Настоящее предложение является предложением проекта «Гласная» заключить с любым, кто отзовется на данное предложение (далее — Даритель), договор дарения на условиях, предусмотренных ниже. 

2. Предложение вступает в силу со дня, следующего за днем его размещения на сайте «Гласной» в интернете по адресу https://glasnaya.media (далее — Сайт) и действует бессрочно. 

3. В предложение могут быть внесены изменения и дополнения, которые вступают в силу со дня, следующего за днем их размещения на Сайте. 

4. Даритель безвозмездно передает в собственность «Гласной» денежные средства в размере, определяемом Дарителем, на поддержку деятельности «Гласной». 

5. «Гласная» вправе в любое время до передачи ей дарения и в течение 10 дней после от него отказаться. В случае отказа от дарения после его передачи «Гласная» возвращает дарение в течение 10 дней после принятия решения об отказе. В случае невозможности передать дарение Дарителю оно остается в распоряжении «Гласной». 

6. Даритель вправе отказаться от своего дарения в течение 10 дней со дня совершения транзакции. О своем желании Даритель извещает «Гласную» по электронной почте по адресу [email protected]. «Гласная» обязуется вернуть денежные средства в течение 10 дней с момента заявления Дарителя. 

7. Если Даритель подписался на ежемесячное списание средств с банковской карты, привязанной к счету Дарителя, впоследствии он вправе отменить ежемесячные платежи. Для отмены платежей Дарителю необходимо перейти на страницу «Отмена подписки на платежи» на сайте. 

8. Совершая действия, предусмотренные данным предложением, Даритель подтверждает, что ознакомлен с условиями и текстом настоящего предложения, целями деятельности «Гласной», осознает значение своих действий, имеет полное право на их совершение и полностью принимает условия настоящего предложения. 

9. В соответствии с Федеральным законом N 152-ФЗ «О персональных данных» Даритель настоящим дает свое согласие на обработку своих персональных данных любыми не запрещенными законом способами для целей исполнения настоящего предложения и подтверждает, что ознакомлен с политикой конфиденциальности.

Я принимаю Условия оплаты

ПОЛИТИКА КОНФИДЕНЦИАЛЬНОСТИ​
1. Общие положения

1.1. Настоящая политика обработки персональных данных (далее – Политика) проекта «Гласная» разработана в соответствии с Федеральными законами от 27 июля 2006 г. № 149-ФЗ «Об информации, информационных технологиях и о защите информации» и от 27 июля 2006 г. № 152-ФЗ «О персональных данных», иными нормативно-правовыми актами по вопросам персональных данных.

1.2. Назначением Политики является обеспечение защиты прав и свобод субъекта персональных данных при обработке его персональных данных (далее – ПДн) Оператором.

1.3. Термины, используемые в тексте настоящей Политики, подлежат применению и толкованию в значении, установленном Федеральным законом от 27 июля 2006 г. № 152-ФЗ «О персональных данных».

1.4. Основные права и обязанности субъекта персональных данных:

  • субъект персональных данных имеет право на получение у Оператора информации, касающейся обработки его персональных данных; 
  • субъект персональных данных вправе требовать от Оператора уточнения его персональных данных, их блокирования или уничтожения в случае, если персональные данные являются неполными, устаревшими, неточными, незаконно полученными или не являются необходимыми для заявленной цели обработки, а также принимать предусмотренные законом меры по защите своих прав; 
  • если субъект персональных данных считает, что Оператор осуществляет обработку его персональных данных с нарушением требований законодательства или иным образом нарушает его права и свободы, субъект персональных данных вправе обжаловать действия или бездействие Оператора в уполномоченный орган по защите прав субъектов персональных данных или в судебном порядке; 
  • субъект персональных данных имеет право отозвать согласие на обработку персональных данных;
  • субъект персональных данных имеет право на защиту своих прав и законных интересов, в том числе на возмещение убытков и (или) компенсацию морального вреда в судебном порядке. 

1.5. Основные обязанности Оператора:

  • предоставлять субъекту персональных данных по его письменному запросу информацию, касающуюся обработки его персональных данных, либо на законных основаниях предоставить отказ в предоставлении такой информации в срок, не превышающий тридцати дней с момента получения Оператором соответствующего запроса; 
  • по письменному требованию субъекта персональных данных уточнять обрабатываемые персональные данные, блокировать или удалять, если персональные данные являются неполными, устаревшими, неточными, незаконно полученными или не являются необходимыми для заявленной цели обработки, в срок, не превышающий тридцати дней с момента получения Оператором соответствующего требования; 
  • в случае достижения цели обработки персональных данных третьих лиц незамедлительно прекратить обработку персональных данных и уничтожить соответствующие персональные данные в срок, не превышающий тридцати дней с даты достижения цели обработки персональных данных, если иное не предусмотрено договором, стороной которого, выгодоприобретателем или поручителем по которому является субъект персональных данных, иным соглашением между Оператором и субъектом персональных данных; 
  • в случае отзыва субъектом персональных данных согласия на обработку своих персональных данных прекратить обработку персональных данных и уничтожить персональные данные в срок, не превышающий тридцати дней с даты поступления указанного отзыва, если иное не предусмотрено соглашением между Оператором и субъектом персональных данных; 
  • при обработке персональных данных Оператор принимает необходимые правовые, организационные и технические меры для защиты персональных данных третьих лиц от неправомерного или случайного доступа к ним, уничтожения, изменения, блокирования, копирования, предоставления, распространения персональных данных, а также от иных неправомерных действий в отношении персональных данных. 

1.6. Оператор собирает, использует и охраняет персональные данные, которые предоставляет субъект персональных данных при использовании сайта «glasnaya.media» и мобильных приложений с любого устройства и при коммуникации в любой форме, в соответствии с данной Политикой.

2. Цели сбора и обработки персональных данных

2.1. ПДн собираются и обрабатываются Оператором в целях:

  • коммуникации с субъектом персональных данных, когда он обращается к Оператору;
  • отправки отчетов о расходовании собранных средств;
  • организации участия субъекта персональных данных в проводимых Оператором мероприятиях и опросах;
  • предоставления субъекту персональных данных информации о деятельности Оператора;
  • направления субъекту персональных данных новостных материалов;
  • для других целей с согласия субъекта персональных данных.

3. Правовые основания обработки персональных данных

3.1. Правовыми основаниями обработки ПДн являются:

  • Федеральный закон от 27 июля 2006 г. № 149-ФЗ «Об информации, информационных технологиях и о защите информации»; 
  • Федеральный закон от 27 июля 2006 г. № 152-ФЗ «О персональных данных»;
  • Положение об особенностях обработки персональных данных, осуществляемой без использования средств автоматизации (утв. Постановлением Правительства Российской Федерации от 15 сентября 2008 г. № 687); 
  • Постановления от 1 ноября 2012 г. № 1119 «Об утверждении требований к защите персональных данных при их обработке в информационных системах персональных данных»; 
  • Приказ ФСТЭК России от 18 февраля 2013 г. № 21 «Об утверждении состава и содержания организационных и технических мер по обеспечению безопасности персональных данных при их обработке в информационных системах персональных данных»; 
  • Приказ Роскомнадзора от 5 сентября 2013 г. № 996 «Об утверждении требований и методов по обезличиванию персональных данных»; 
  • иные нормативные правовые акты Российской Федерации и нормативные документы уполномоченных органов государственной власти; 
  • согласие на обработку персональных данных.

4. Объем и категории обрабатываемых персональных данных, категории субъектов персональных данных

4.1. Персональные данные, разрешенные к обработке в рамках настоящей Политики, предоставляются субъектом персональных данных путем заполнения веб-форм на сайте, предоставления информации в сообщениях, направляемых Оператору, или другим образом свободно, своей волей и в своем интересе.

4.2. Субъектами персональных данных являются пользователи и авторы проекта «Гласная».

4.3. Субъекты персональных данных сообщают следующую персональную информацию:

  • имя, фамилию;
  • e-mail;
  • номер контактного телефона.

4.4. Оператор защищает данные, которые автоматически передаются в процессе просмотра субъектом персональных данных рекламных блоков, в том числе информацию cookies.

4.5. Оператор осуществляет сбор статистики об IP-адресах своих посетителей. Данная информация используется с целью выявления технических проблем.

4.6. Оператор не проверяет достоверность персональных данных, предоставленных субъектом, и не имеет возможности оценить его дееспособность. Однако Оператор исходит из того, что субъект персональных данных предоставляет достоверные и достаточные данные и поддерживает эту информацию в актуальном состоянии.

5. Порядок и условия обработки персональных данных

5.1. Оператор осуществляет сбор, запись, систематизацию, накопление, хранение, уточнение (обновление, изменение), извлечение, использование, передачу (распространение, предоставление, доступ), обезличивание, блокирование, удаление и уничтожение персональных данных.

5.2. Обработка персональных данных осуществляется Оператором следующими способами:

  • неавтоматизированная обработка персональных данных;
  • автоматизированная обработка персональных данных с передачей полученной информации по информационно-телекоммуникационным сетям или без таковой; 
  • смешанная обработка персональных данных.

5.3. Сроки обработки персональных данных определены с учетом:

  • установленных целей обработки персональных данных;
  • сроков действия договоров с субъектами персональных данных и согласий субъектов персональных данных на обработку их персональных данных; 
  • сроков, определенных Приказом Минкультуры России от 25 августа 2010 г. № 558 «Об утверждении “Перечня типовых управленческих архивных документов, образующихся в процессе деятельности государственных органов, органов местного самоуправления и организаций, с указанием сроков хранения”». 

5.4. Оператор не раскрывает третьим лицам и не распространяет персональные данные без согласия субъекта персональных данных (если иное не предусмотрено федеральным законодательством РФ).

5.5. Условием прекращения обработки персональных данных может являться достижение целей обработки персональных данных, истечение срока действия согласия или отзыв согласия субъекта персональных данных на обработку его персональных данных, а также выявление неправомерной обработки персональных данных.

6. Безопасность персональных данных

6.1. Для обеспечения безопасности персональных данных при их обработке Оператор принимает необходимые и достаточные правовые, организационные и технические меры для защиты персональных данных от неправомерного или случайного доступа к ним, их уничтожения, изменения, блокирования, копирования, предоставления, распространения, а также от иных неправомерных действий в отношении персональных данных согласно Федеральному закону от 27 июля 2006 г. № 152-ФЗ «О персональных данных» и принятым в соответствии с ним нормативным правовым актам.

6.2. Оператором приняты локальные акты по вопросам безопасности персональных данных. Сотрудники Оператора, имеющие доступ к персональным данным, ознакомлены с настоящей Политикой и локальными актами по вопросам безопасности персональных данных.

7. Актуализация и уничтожение персональных данных, ответы на запросы субъектов на доступ к персональным данным

7.1. В случае подтверждения факта неточности персональных данных или неправомерности их обработки, персональные данные подлежат их актуализации Оператором, обработка прежних при этом прекращается.

7.2. При достижении целей обработки персональных данных, а также в случае отзыва субъектом персональных данных согласия на их обработку персональные данные подлежат уничтожению, если иное не предусмотрено иным соглашением между Оператором и субъектом персональных данных.

7.3. Субъект персональных данных имеет право на получение информации, касающейся обработки его персональных данных. Для получения указанной информации субъект персональных данных может отправить запрос по адресу: [email protected].

8. Ссылки на сайты третьих лиц

8.1. На сайте могут быть размещены ссылки на сторонние сайты и службы, которые не контролируются Оператором. Оператор не несет ответственности за безопасность или конфиденциальность любой информации, собираемой сторонними сайтами или службами.

Я принимаю Политику конфиденциальности
Перенаправление на безопасную страницу платежа...

«Гласная» в соцсетях Подпишитесь, чтобы не пропустить самое важное

Facebook и Instagram принадлежат компании Meta, признанной экстремистской в РФ

К другим материалам
«Агенты рептилоидов и враги режима»

Как жены мобилизованных продолжают борьбу на фоне слежек, допросов силовиков и угроз мужьям

«Люди в России приличные, просто им заморочили голову»

Блокадница Людмила Васильева — о восстановлении мира и своем выдвижении на пост губернатора Петербурга

Жена декабриста 2.0

От общественной защитницы до супруги политзека — как
Евгения Кулакова и Виктор Филинков* вырастили любовь в камере СИЗО

«Нас для большинства просто нет, мы не существуем в их мире»

Монологи девушек из национальных регионов России, обратившихся к своим корням

Бывшие дети

Истории отцов и детей, которые внезапно обнаружили, что биологически не связаны друг с другом

«У нас забрали победу. Тихонько выменяли ее на обычное женское счастье»

ПТСР, унижения, одиночество — как жили советские женщины после возвращения с фронта

Читать все материалы по теме