" style="position:absolute; left:-9999px;" alt="" />
Поддержать
Истории

«Из ручек мамы в ручки мужа» Как складывается судьба женщин, которые вышли замуж несовершеннолетними

14.12.2023читайте нас в Telegram
Иллюстрация: Дарья Меньшикова | Гласная

Ольге было 14 лет, когда она познакомилась с мужчиной на семь лет старше. В 16, уже будучи беременной, девушка вышла за него замуж, сейчас у них трое детей. Муж Надежды старше ее на девять лет. Когда они встретились, ей было 15, и девушка сама добивалась его внимания. Ей, выросшей в детском доме, был жизненно необходим кто-то родной и взрослый рядом. Брак в юном возрасте часто становится вынужденным шагом, но иногда девушки идут на это осознанно.

«Гласная» записала истории двух женщин, которые вступили в брак в юном возрасте, — и обнаружила в них сходства.

Глава 1. Ольга

На свидание — с мамой

В 2004 году 14-летняя Оля вместе с мамой сидела за компьютером и готовила школьный реферат. В какой-то момент всплыл баннер сайта знакомств, и мама сказала: «Давай посмотрим». Первое сообщение своему будущему мужу Оля написала буквально на глазах у мамы. Потом с ней же поехала на встречу с молодым человеком. Мама стояла в сторонке, наблюдала, как знакомятся Оля и Саша, а когда они пошли гулять, уехала домой. По крайней мере так она сказала дочери.

Оле через полтора месяца должно было исполниться 15 лет, Саше был 21 год. Мама девочки знала, что парень значительно старше.

Сейчас, когда Ольге 34 года и у нее уже есть свои дети, она не может понять позицию матери, которая фактически подтолкнула ее к отношениям: «Для меня до сих пор загадка, почему для мамы это было нормально». Ольга говорит, что на тот момент еще не чувствовала потребности в отношениях и не планировала никого искать.

«Мама — женщина одинокая. Они с моим папой прожили только два года, и больше у нее не было отношений, она работала с утра до вечера и самоотверженно растила меня. Я думаю, это некая компенсация, может неосознанная», — размышляет Ольга.

Впоследствии они никогда не обсуждали, какую роль мама сыграла в отношениях Оли с мужем. А как-то раз в узком кругу мама даже призналась, что не помнит, как сидела с дочерью за компьютером и предложила зайти на сайт знакомств. «Либо не хочет помнить, либо правда не помнит, — резюмирует Ольга. — Я не хотела ее пытать по этому поводу. Если бы тогда так не случилось, сейчас не было бы моих детей».

«Как же мы будем ребенка одни с мамой растить?»

Александру Оля сначала слегка соврала о возрасте — сказала, что ей 15. А он, зная, что у нее день рождения через полтора месяца, решил, что скоро ей исполнится 16 лет.

«Первая встреча прошла забавно. Незадолго до этого я лежала в больнице на каком-то плановом обследовании, там познакомилась с женщиной, мы с ней хорошо общались. А у нее был внук, и она все мечтала: “Оля, я тебя познакомлю”. И его тоже звали Саша. И когда мне позвонил Саша с сайта знакомств, я подумала, что это тетечка из больницы своему внуку дала мой номер. Она говорила, что он высокий, темноволосый, смуглый — у меня уже образ сложился. И вот я стою в метро и жду. А Саша невысокий и русый. Он ко мне подошел: “Ты Оля?” — “Да, а мне твоя бабушка сказала, что ты темненький”. Вот такая немного корявая получилась встреча», — вспоминает она.

Саша снимал комнату в коммуналке, учился и проходил практику на заводе, где до сих пор работает инженером. Больше полугода Оля с Сашей «просто гуляли». Александр помогал девушке готовиться к экзаменам. А потом Оля забеременела. Оба они узнали об этом практически одновременно: «Не было такого, чтобы я сама прочувствовала все, а потом ему сообщила».

Сначала Оля сказала Саше, что у нее задержка, — она и сейчас помнит, это было 8 марта. Потом — что тест положительный.

После они вместе рассказали о случившемся старшей сестре Саши. Вместе пошли к врачу в частную клинику — беременность подтвердилась. После этого состоялся разговор с мамой Оли.

«Мама сначала плакала. У нее были мысли про какой-то нетрадиционный выход, она говорила, что есть какие-то массажисты, после которых “все проходит”. Но никакого давления в сторону аборта не было», — рассказывает Ольга.

За все время, что Оля с Сашей вместе узнавали и перепроверяли новость о беременности, у них так и не случилось разговора о том, что же они будут делать дальше. Поэтому, когда в какой-то момент Оля сказала: «Как же мы будем ребенка одни с мамой растить?», Саша ответил: «Я тебя не брошу».

«Это была такая проверка, манипуляция. Мозг еще не был настолько сформирован, чтобы я, как взрослый человек, могла сказать: “Так и так, что делаем дальше?” А мне надо было как-то почву прозондировать. Но все-таки я была почти уверена в положительном исходе, на тот момент у нас были прямо сильные чувства», — вспоминает Ольга.

«Из ручек мамы в ручки мужа»

Через неделю после 16-летия Оли, которая тогда была уже на четвертом месяце беременности, они расписались. К этому времени Александр окончил университет и проходил стажировку на заводе — зарплата у него была 11 тысяч, но молодых это не смущало.

Ольга вспоминает, что все было неожиданно: «Будто это не со мной, словно я наблюдаю со стороны, а все происходит само собой». У них была хоть и бюджетная, но настоящая свадьба — с гостями, свидетелями и белым платьем.

«Тогда свадьба воспринималась как этап, который надо пройти. Мне кажется, я не прочувствовала подготовку. И предложение мне он вроде как сделал, но не было какой-то романтики, неожиданности, долгожданности, потому что все очень быстро завертелось. В марте мы поняли, что я беременна, в июне поженились», — говорит Оля.

Жить решили у Александра: «Типа это по-взрослому, отдельно от родителей». Хотя отец Александра, приехавший на свадьбу из Беларуси, сказал: «Ну поживите, но ребенок родится — все равно переедете к Олиным родителям». Так и получилось. Ольга быстро поняла, что ей некомфортно в старой коммуналке с соседями, которые любили выпить. Еще до родов они переехали к семье Ольги. Одиннадцатый класс девушка окончила экстерном.

«Бытовой притирки между нами, кажется, вообще не было. Наверное, потому, что я была молодая очень, перешла из ручек мамы в ручки мужа, со мной было легко. Но в какой-то момент началась притирка между мужем и мамой, и я оказалась между ними. Сначала муж приходит с работы и рассказывает, как мама его притесняет, потом Саша ложится спать, мама начинает говорить про него: “Не то сказал, не то сделал”», — вспоминает Ольга.

Материнство Ольга приняла с радостью. Но не первый его месяц. «После родов у меня была полноценная депрессия, я думала: “Боже мой, это теперь всегда так будет? Я всегда не буду знать, когда мне сходить в туалет, помыться?” При этом я любила детей, у меня мама работала няней в семьях, я часто ходила с ней, возилась с малышами. И ребенку я была рада, но сначала было состояние, будто тебя пришибли тяжелой подушкой, и ты ее снять не можешь, в каком-то полусне», — говорит она сегодня.

Потом Оля адаптировалась: «Я кайфовала, активничала среди мамочек на улице, занималась с сыном, развивала». Параллельно девушка получала высшее образование: училась на вечернем на книжного редактора. Поступила, когда сыну было полгода. «Муж приходил с работы, я совала ему ребенка и бежала на пару. Я расстраивалась, что институт мне мешает заниматься ребенком. Было мало денег, мало [жилой] площади, но я не думала об этом, все было на тот момент хорошо. Очень быстро захотела второго ребенка. Муж сказал: “Давай ты окончишь сначала первый курс”. И вот в конце второго курса у меня родился второй ребенок. Тоже любимый, чудесный. Мне хорошо с детьми», — замечает Ольга.

После рождения второго сына семья решила перебраться на съемную квартиру из-за постоянных конфликтов Александра с тещей. Ольга вспоминает, что мама восприняла это как предательство — посчитала, что ее бросили, и две недели не разговаривала с дочерью. Через полгода супруги решили, что лучше вернуться к семье Ольги и копить на собственное жилье. Жили вчетвером в одной комнате площадью 14 квадратных метров, а потом и впятером — родился третий ребенок, дочка.

«Было сложно: нам с мужем хочется поговорить, мама с дедушкой кушают на кухне, дети — в нашей комнате, и мы просто общаемся посреди коридора. Я училась в институте все это время без академов, все курсовые, дипломы писала на кухне или под дверью в коридоре. Но это не воспринималось тогда как сложности», — говорит Ольга.

Последние 10 лет семья живет в собственной квартире, но появились другие трудности. В какой-то момент Ольга стала рефлексировать на тему отношений и попыталась понять, что изначально привлекло ее в Александре. Оказалось, что взрослость — по сути, она искала отца.

Иллюстрация: Дарья Меньшикова | Гласная

«Саша внешне мне не особо приглянулся — он не урод, просто стандартный человек, но не совсем в моем вкусе. Мне кажется, его взрослость сыграла ключевую роль, потому что у меня не было отца. Думаю, в нем я искала папу. И какое-то время он с этой ролью вполне справлялся. Потому что семь лет разницы, когда тебе 15, и семь лет сейчас — это разное. К тому же он проявлял ко мне симпатию, а это всегда приятно, когда человек заинтересован в тебе. Я могла ему пожаловаться, рассказать про подружек, про маму, он помогал мне с уроками. Я реально чувствовала себя защищенной. Понятно, что симпатия и влюбленность была большая, но первоначально точно сыграло роль то, что он такой взрослый. Потом я поняла, что я до него доросла и даже переросла — эмоционально и ментально, и мне уже стало неинтересно», — говорит Ольга.

«Дом — работа — телевизор»

Ольга признается, что скоро они с мужем, вероятно, уже не будут вместе. «Когда прошел романтический флер, я поняла, что мы кардинально разные. У нас разные взгляды на дальнейшую жизнь, и на текущую тоже. Когда я была еще не сформировавшимся человеком, для меня как муж сказал — так и хорошо. Зоной моей ответственности были дети, а как мы в целом живем, куда едем, где отдыхаем — этим занимался муж, поскольку он был финансово ответственный. А когда у меня стало складываться свое мнение, стало ясно, что мы во многом не совпадаем. Сейчас мы, к сожалению, чужие люди. Если старшие дети родились в теплой атмосфере, то дочка уже в некотором кризисе. Не были еще осознаны и озвучены претензии, но они уже накапливались. К моменту, когда я окончила институт и стала работать, было уже не очень понятно, зачем нам быть вместе», — рассуждает Ольга.

По словам Оли, она выросла, у нее поменялись интересы и круг общения, а муж остался на том же месте. «У него есть дача, где можно копать картошку, есть завод, куда можно утром приходить, вечером уходить, есть дом. Больше ему ничего не нужно. Раньше я летом с детьми жила на даче, он в отпуск приезжал к нам, потом несколько лет подряд мы жили на каких-то базах отдыха под Петербургом. Когда я стала зарабатывать и собралась с подругой поехать на море в отель, помню, сказала ей: “Слушай, я так жду этого отпуска! По-моему, за 18 лет это будут единственные две недели, когда можно не готовить, не мыть посуду”», — вспоминает Ольга.

Ее муж, как и прежде, в студенческие годы, не понимает, зачем куда-то идти или ехать, если можно «бесплатно погулять в парке».

Когда Ольга на осенние каникулы собралась съездить с детьми в Москву, он сказал: «Зачем? Они же могут здесь погулять».

Кроме работы и семьи, Александра мало что интересует. Ольга говорит, что постепенно он перестал общаться даже с друзьями. «Поначалу у него были друзья, один друг был крестным одного сына, другой — другого. На семейные праздники они приходили. А теперь они, может быть, общаются по переписке, но он точно не ходит на встречи, и к нам никто не приходит. И каких-то интересов у него нет. Реально дом — работа — телевизор. У него и родители такие, мне кажется, это такая советская школа», — считает Ольга.

Несколько лет она работала из дома, а когда удаленка закончилась, в семье начались проблемы. «Раньше он мог приготовить, помыть посуду, а сейчас не делает мне назло, какая-то обида у него: “Тебя нет, поэтому здесь все грязное и не приготовленное, приходишь поздно, значит, сама виновата”», — рассказывает она.

Сейчас старшему сыну Ольги уже 18, среднему — почти 16, дочери — 10. В их браке затяжной кризис, три года назад Ольга пыталась сходить с мужем к семейному психологу, но отношения это не спасло. Ольга всерьез думает о расставании: хочет летом отправить младшую дочь к бабушке, чтобы разговор не происходил на глазах у детей. При этом она боится, что для мужа разрыв станет полной неожиданностью.

«Мне кажется, у Саши сложилась такая картинка в голове, что я успокоилась, перестала таскать его к психологам, одумалась. Сейчас отношения свелись к “Привет” утром и “Пока” вечером. И мне кажется, что его все устраивает», — говорит Ольга.

Оля считает, что для Александра это нормальная модель семьи, ведь его родители друг с другом тоже практически не разговаривают.

«Можно поговорить с его мамой, что-то ей сказать, а через неделю позвонить и узнать, что папа не в курсе. Они живут вдвоем, вроде как счастливы, но не взаимодействуют друг с другом. Мне кажется, для Саши это могло стать моделью семьи. Несколько лет назад я проговаривала, что мне хочется куда-то выходить, активничать, чем-то увлекаться. А он не понимает зачем. Хотя он же меня не на 20 лет старше — ну 40 лет человеку», — делится она.

Дома нет скандалов — скорее тишина. Атмосфера в доме напряженная, по крайней мере так это ощущает Ольга. «Насколько это чувствуют дети, не могу сказать, они же до какого-то момента воспринимают все как данность. Разрыв может стать для детей сюрпризом. Но ведь так жить тоже вредно: модель семьи складывается неправильная. А можно раскрыть все карты и честно сказать, что это не норма», — рассуждает Ольга.

Глава 2. Надежда

Вытащить из синей ямы

Надежда родилась в Вологодской области в неблагополучной семье. Собственно, и семьи-то никакой не было: вечно пьяная мать, которую маленькая Надя не интересовала, отчим — ей под стать и сменяющие друг друга собутыльники. В доме всегда была толпа людей. Когда в юности Надежда увидела свою медкарту, то прочитала, что появилась на свет вследствие восьмой маминой беременности и пятых родов. Где ее братья или сестры, Надежда не знает — она росла одна.

Читайте также«Я — государственный ребенок»

Сирота Вера Ионова — о том, как детский дом готовит к армии и тюрьме

По словам Надежды, мать с отчимом перебивались сезонными заработками: летом собирали на продажу ягоды, зимой плели веники. Постоянной работы у них не было. Иногда в доме, больше напоминающем сарай, не было еды. Как, кстати, и воды: жили без водопровода и канализации. За водой нужно было ходить к колодцу.

Надежда вспоминает, как однажды, в шесть лет, страдая от жажды, слила капельки из всех рюмок, что остались на столе от пьянки многочисленной компании. Думала, что прозрачная жидкость — это вода.

Когда Наде было семь лет, ее забрали в детский дом. Как потом ей рассказывали воспитатели, девочку привезли в одном платье, без трусиков, с огромным количеством вшей. Первое время Надя просилась домой: «Помню, что у меня были постоянные истерики, я ревела, билась головой об пол, просилась к маме».

Надежда вспоминает, что в детдоме с ней несколько лет работал психолог. У нее не было поставленной речи, психическое развитие не соответствовало возрасту, она не знала, как общаться без мата. Тем не менее Надежду взяли в обычную, а не коррекционную школу, которую она в итоге окончила с одной тройкой в аттестате. Она благодарна детскому дому. Никто из воспитателей детей не обижал, и до сих пор каждый раз, когда Надя встречает кого-то из них на улице, то говорит спасибо за то, что у нее была крыша над головой.

Все время, что Надя находилась в детдоме, ее навещала мама, но на встречи приходила неизменно пьяной. Первые годы девочка радовалась посещениям, но после 10 лет отдалилась: «Я стала постарше и поняла, что мать не заслуживает, чтобы я называла ее матерью».

Выпустившись из детского дома, Надежда изредка общалась с мамой. Один раз та ей даже помогла — дала 10 тысяч рублей. Девушка советовала маме лечь в больницу, пройти лечение от алкогольной зависимости.

К этому времени у Нади уже была семья, так что она признает, что никогда всерьез не пыталась «вытащить мать из синей ямы».

Ее мама прожила 62 года и до последнего момента пила. Когда четыре года назад она умерла, ее тело неделю лежало в морге: не могли найти родственников. Наконец обнаружили, что у покойной есть дочь.

«У меня была мысль: “Пусть ее хоронит государство”. Но мать, какая бы она ни была, дала мне жизнь, я обязана ее проводить по-человечески. Так что похоронила все-таки сама — это все, что я готова была сделать для нее», — замечает Надежда.

Она знает, что где-то у нее есть братья или сестры, но она никогда их не искала. Мать называла ей имена, но этого явно недостаточно, чтобы разыскать человека. «Она то в одном городе пожила, то в другом. Человек всю жизнь был в разъездах. Где она рожала этих детей, были они в детских домах или их усыновили — я не знаю», — признает Надежда.

«Не любовь — просто вцепилась в человека»

С мужем Надежда познакомилась, когда ей было 15 лет, в соцсетях она пишет, что «они до сих пор любят друг друга». Но в беседе признается: «Это была не любовь, просто вцепилась в человека, который на тот момент был необходим».

Молодой человек был старше на девять лет. «Это была моя инициатива, я навязывалась, бегала за ним, знала, где он находится с друзьями, приходила туда, постоянно была в поле его зрения. Он понимал, что ему светит статья за совращение малолетних. Но я приложила все усилия, чтобы мы были вместе», — считает она.

Сейчас Надежде сложно объяснить, чем ее зацепил будущий муж и почему она так настойчиво добивалась отношений. Она в принципе мало говорит о личности мужа, только повторяет: «У него спокойный характер». Надя предполагает, что ее привлекло ощущение безопасности.

Иллюстрация: Дарья Меньшикова | Гласная

«Ухаживать он никогда не умел. Но зато спокойный, быстро отходит. Если скандал какой-то — первый подойдет. Вот это меня привлекло. И финансовая часть: он уже работал, хорошо зарабатывал на тот момент. Я была уверена, что на улице жить не буду, меня обеспечат. Конечно, были проблемы: мне 15, ему 25. В свое время этим полиция заинтересовалась, мы живем в маленьком поселке, какие-то “доброжелатели” донесли. Меня допрашивали: кто это, сколько ему лет. Но я ничего не сказала», — вспоминает она.

Через два года Надя бросила учебу. «Это легко объяснить. Мы, дети из детских домов, живем по правилам, по режиму. А когда нас выпускают во взрослую жизнь, где нет никого, кто бы подсказал, туда не ходи, алкоголь не пробуй, главное — учись, хочется попробовать то, это, пятое, десятое. На учебу времени не оставалось. В итоге меня отчислили».

Надежде как сироте выделили жилье в аварийном состоянии, и жить там было невозможно. С 18 лет она оставалась в доме родителей мужа. В 19 забеременела незапланированно, но и Надя, и ее муж были против аборта.

Когда дочери было два года, Надежда поняла, что что-то с ребенком не в порядке: у девочки появились странные припухлости на колене и на пальце одной руки. Диагноз поставили быстро — ювенильный ревматоидный артрит. У дочки начались боли, стали хуже двигаться правая кисть, голеностоп, колено, тазобедренный сустав — все по правой стороне тела.

По режиму в детдоме и в семье

Десять лет после рождения дочери Надежда не работала, занималась здоровьем ребенка: физиотерапевты, массажи, госпитализации. Муж и его семья были только рады: «Чем больше я сижу с ребенком, тем лучше: я под контролем».

С дочерью помогала свекровь, муж работал целыми днями, приходил домой, выпивал несколько банок пива и ложился спать. Никогда не напивался в стельку, не уходил в запой, но три ежевечерние банки пива повторялись годами. Надежда с возрастом, когда переосмыслила детство и юность, стала болезненно относиться к алкоголю. Спрашивала: «Ну неужели нельзя дня без пива прожить?» Но муж только отмахивался: «Я работаю, устаю, надо расслабиться».

Еще в начале отношений он сказал, что не умеет проявлять чувства. Надежда тогда не придала этому значения, но осознала в полной мере, когда у дочери появилась инвалидность: «Тяжело жить без ласковых слов, когда держишь все в себе, поделиться не с кем. От мужа поддержка — это молчание».

Читайте также«Обидно, когда тебя готовы принести в жертву оркам»

История Анны Мухиной* — диабет-активистки и журналистки из Саратова, которую признали иноагентом по доносу

«Мы с мужем никогда не проводили много времени вместе — каждый сам по себе. Никуда мы не выбирались», — вспоминает Надежда. При этом она не может сказать ни одного плохого слова ни о муже, ни о его семье. «Родители у него очень хорошие», — повторяет она. И исключительно из благих побуждений они отрезали девушку от привычного круга общения.

«За эти годы не было такого, чтобы я сходила в гости к подруге, элементарно пообщаться часа на два-три. Нет. Всегда мои подруги считались плохими: одна у тебя пьет, вторая тоже какая-то не такая. Люди не понимают, что дети, у которых не было родителей, подруг и знакомых, заводят таких же, из своей среды. У меня одна лучшая подруга была под опекунством у родственников, ее чуть не забрали в детдом. Другая подруга из детдома, мы были в одной группе. А правильные семьи, как родители моего мужа, не одобряли такой круг общения. “Подруги плохие, плохому научат”. Что сказать, когда живешь с родителями мужа? Ты себе не хозяйка, постоянно должна следовать правилам, которые установлены в этой семье», — рассказывает Надежда.

Долгие годы с подругами она поддерживала общение только по телефону: «Они меня монашкой прозвали». Надежда с мужем ездили к его родственникам на семейные праздники, но собственного круга общения у нее не было. Как говорит Надя, в детском доме она жила по режиму и, выйдя из детдома, оказалась в такой же ситуации.

Новая Надежда

Четыре года назад, после множества судов с администрацией, Надежда все-таки выбила себе квартиру, положенную ей как сироте. А в этом году приняла решение расстаться с мужем. Она вспоминает, как однажды оставила комментарий в соцсетях, где рассказала об обстоятельствах знакомства с будущим мужем: «Под тем постом многие писали, как можно взрослым мужчинам 20–25 лет быть с девочками 15 лет — что это педофилия. И я почему-то написала, что 15 лет в браке и счастлива. А ведь не было счастья никогда. Просто мне не понравилось, что многие, осуждая девочек за такие отношения, не понимают, что это, по сути, не любовь. Чаще всего таким, как я, просто некуда деться, вот и все».

Два года назад девушка впервые в жизни вышла на работу — она продавец-кассир. В том же магазине работают и подруги.

Надежда впервые за долгие годы узнала, как это — купить какую-то вещь, не спрашивая разрешения. Уйти на встречу с подругами, не отчитываясь.

Муж отказался уходить из жизни Надежды. Он по-прежнему живет с ней и дочерью в ее квартире. «Человеку 43 года, и, наверное, трудно начать жизнь с чистого листа. Он не отпускает меня, не дает жить одной. Это любовь у него, наверное, такая. А я-то понимаю, что ничего хорошего уже не будет. Мне спокойно одной. У меня есть ребенок, и мне больше отношения не интересны. Сейчас, когда мы уже плохо находим общий язык, у него начинаются приступы ревности — живем как кошка с собакой. Я каждый день прошу его уйти, но он не уходит. Начинается всякое: “Я без тебя жить не смогу”, “Дочери нужен отец”. Ну так у тебя никто дочь не отбирает, ты будешь с ней общаться!» — рассказывает Надя.

Жалеет ли она мужа? Почему не предлагает ему съехать? Не задумываясь отвечает: «Боюсь, что он может что-то с собой сделать, и меня во всем обвинят. Идет шантаж: “Я разобьюсь, я повешусь”. Я реально боюсь, поэтому живу и жду: может, все-таки сам уйдет».

Читайте также«Мама, я тебе веревку с мылом дам»

Травма свидетеля: как наблюдаемое в детстве насилие влияет на нашу взрослую жизнь

Дочь оказывается свидетельницей ссор и обычно встает на сторону отца, просит не обижать папу. «Она у меня с характером, тем более терпит всю свою жизнь боль (из-за артрита, — прим. «Гласной»). Донести, что прошла любовь у мамы с папой, пока не получается. Это ее отец, она его любит, из-за этого тоже сложно расстаться», — объясняет Надежда.

Муж обвиняет Надю в неблагодарности. «Он говорит: “Я тебя вырастил, подобрал, сделал для тебя все, а ты меня спустя столько лет выкидываешь из своей жизни”. И я анализирую это. На самом деле можно по пальцам пересчитать моих знакомых из детдома, кто живет нормальной жизнью. Либо тюрьма, либо умерли, либо спились. И я сама себе задавала этот вопрос: “Если бы не он, что бы со мной было? Может, он все-таки прав? Раз я уже учебу бросила, может, и спилась бы, потому что ни крыши над головой, ни родного человека у меня не было”», — рассуждает она.

Дочери скоро исполнится 14 лет, и Надежда часто говорит ей: «Не вздумай рано вступать в семейную жизнь, получи образование, насладись свободой».

Поддержите «Гласную»Помогите нам сделать новую историю — станьте частью нашего сообщества
валюта пожертвования
Размер пожертвования
100
300
500
1000
Способ оплаты
Умный платёж (₽)
Банковская карта (₽)
ЮMoney (₽)
Ваши данные
Укажите ваше имя

УСЛОВИЯ ОПЛАТЫ​
«Гласная» предлагает вам осуществить дарение на следующих условиях: 

1. Настоящее предложение является предложением проекта «Гласная» заключить с любым, кто отзовется на данное предложение (далее — Даритель), договор дарения на условиях, предусмотренных ниже. 

2. Предложение вступает в силу со дня, следующего за днем его размещения на сайте «Гласной» в интернете по адресу https://glasnaya.media (далее — Сайт) и действует бессрочно. 

3. В предложение могут быть внесены изменения и дополнения, которые вступают в силу со дня, следующего за днем их размещения на Сайте. 

4. Даритель безвозмездно передает в собственность «Гласной» денежные средства в размере, определяемом Дарителем, на поддержку деятельности «Гласной». 

5. «Гласная» вправе в любое время до передачи ей дарения и в течение 10 дней после от него отказаться. В случае отказа от дарения после его передачи «Гласная» возвращает дарение в течение 10 дней после принятия решения об отказе. В случае невозможности передать дарение Дарителю оно остается в распоряжении «Гласной». 

6. Даритель вправе отказаться от своего дарения в течение 10 дней со дня совершения транзакции. О своем желании Даритель извещает «Гласную» по электронной почте по адресу [email protected]. «Гласная» обязуется вернуть денежные средства в течение 10 дней с момента заявления Дарителя. 

7. Если Даритель подписался на ежемесячное списание средств с банковской карты, привязанной к счету Дарителя, впоследствии он вправе отменить ежемесячные платежи. Для отмены платежей Дарителю необходимо перейти на страницу «Отмена подписки на платежи» на сайте. 

8. Совершая действия, предусмотренные данным предложением, Даритель подтверждает, что ознакомлен с условиями и текстом настоящего предложения, целями деятельности «Гласной», осознает значение своих действий, имеет полное право на их совершение и полностью принимает условия настоящего предложения. 

9. В соответствии с Федеральным законом N 152-ФЗ «О персональных данных» Даритель настоящим дает свое согласие на обработку своих персональных данных любыми не запрещенными законом способами для целей исполнения настоящего предложения и подтверждает, что ознакомлен с политикой конфиденциальности.

Я принимаю Условия оплаты

ПОЛИТИКА КОНФИДЕНЦИАЛЬНОСТИ​
1. Общие положения

1.1. Настоящая политика обработки персональных данных (далее – Политика) проекта «Гласная» разработана в соответствии с Федеральными законами от 27 июля 2006 г. № 149-ФЗ «Об информации, информационных технологиях и о защите информации» и от 27 июля 2006 г. № 152-ФЗ «О персональных данных», иными нормативно-правовыми актами по вопросам персональных данных.

1.2. Назначением Политики является обеспечение защиты прав и свобод субъекта персональных данных при обработке его персональных данных (далее – ПДн) Оператором.

1.3. Термины, используемые в тексте настоящей Политики, подлежат применению и толкованию в значении, установленном Федеральным законом от 27 июля 2006 г. № 152-ФЗ «О персональных данных».

1.4. Основные права и обязанности субъекта персональных данных:

  • субъект персональных данных имеет право на получение у Оператора информации, касающейся обработки его персональных данных; 
  • субъект персональных данных вправе требовать от Оператора уточнения его персональных данных, их блокирования или уничтожения в случае, если персональные данные являются неполными, устаревшими, неточными, незаконно полученными или не являются необходимыми для заявленной цели обработки, а также принимать предусмотренные законом меры по защите своих прав; 
  • если субъект персональных данных считает, что Оператор осуществляет обработку его персональных данных с нарушением требований законодательства или иным образом нарушает его права и свободы, субъект персональных данных вправе обжаловать действия или бездействие Оператора в уполномоченный орган по защите прав субъектов персональных данных или в судебном порядке; 
  • субъект персональных данных имеет право отозвать согласие на обработку персональных данных;
  • субъект персональных данных имеет право на защиту своих прав и законных интересов, в том числе на возмещение убытков и (или) компенсацию морального вреда в судебном порядке. 

1.5. Основные обязанности Оператора:

  • предоставлять субъекту персональных данных по его письменному запросу информацию, касающуюся обработки его персональных данных, либо на законных основаниях предоставить отказ в предоставлении такой информации в срок, не превышающий тридцати дней с момента получения Оператором соответствующего запроса; 
  • по письменному требованию субъекта персональных данных уточнять обрабатываемые персональные данные, блокировать или удалять, если персональные данные являются неполными, устаревшими, неточными, незаконно полученными или не являются необходимыми для заявленной цели обработки, в срок, не превышающий тридцати дней с момента получения Оператором соответствующего требования; 
  • в случае достижения цели обработки персональных данных третьих лиц незамедлительно прекратить обработку персональных данных и уничтожить соответствующие персональные данные в срок, не превышающий тридцати дней с даты достижения цели обработки персональных данных, если иное не предусмотрено договором, стороной которого, выгодоприобретателем или поручителем по которому является субъект персональных данных, иным соглашением между Оператором и субъектом персональных данных; 
  • в случае отзыва субъектом персональных данных согласия на обработку своих персональных данных прекратить обработку персональных данных и уничтожить персональные данные в срок, не превышающий тридцати дней с даты поступления указанного отзыва, если иное не предусмотрено соглашением между Оператором и субъектом персональных данных; 
  • при обработке персональных данных Оператор принимает необходимые правовые, организационные и технические меры для защиты персональных данных третьих лиц от неправомерного или случайного доступа к ним, уничтожения, изменения, блокирования, копирования, предоставления, распространения персональных данных, а также от иных неправомерных действий в отношении персональных данных. 

1.6. Оператор собирает, использует и охраняет персональные данные, которые предоставляет субъект персональных данных при использовании сайта «glasnaya.media» и мобильных приложений с любого устройства и при коммуникации в любой форме, в соответствии с данной Политикой.

2. Цели сбора и обработки персональных данных

2.1. ПДн собираются и обрабатываются Оператором в целях:

  • коммуникации с субъектом персональных данных, когда он обращается к Оператору;
  • отправки отчетов о расходовании собранных средств;
  • организации участия субъекта персональных данных в проводимых Оператором мероприятиях и опросах;
  • предоставления субъекту персональных данных информации о деятельности Оператора;
  • направления субъекту персональных данных новостных материалов;
  • для других целей с согласия субъекта персональных данных.

3. Правовые основания обработки персональных данных

3.1. Правовыми основаниями обработки ПДн являются:

  • Федеральный закон от 27 июля 2006 г. № 149-ФЗ «Об информации, информационных технологиях и о защите информации»; 
  • Федеральный закон от 27 июля 2006 г. № 152-ФЗ «О персональных данных»;
  • Положение об особенностях обработки персональных данных, осуществляемой без использования средств автоматизации (утв. Постановлением Правительства Российской Федерации от 15 сентября 2008 г. № 687); 
  • Постановления от 1 ноября 2012 г. № 1119 «Об утверждении требований к защите персональных данных при их обработке в информационных системах персональных данных»; 
  • Приказ ФСТЭК России от 18 февраля 2013 г. № 21 «Об утверждении состава и содержания организационных и технических мер по обеспечению безопасности персональных данных при их обработке в информационных системах персональных данных»; 
  • Приказ Роскомнадзора от 5 сентября 2013 г. № 996 «Об утверждении требований и методов по обезличиванию персональных данных»; 
  • иные нормативные правовые акты Российской Федерации и нормативные документы уполномоченных органов государственной власти; 
  • согласие на обработку персональных данных.

4. Объем и категории обрабатываемых персональных данных, категории субъектов персональных данных

4.1. Персональные данные, разрешенные к обработке в рамках настоящей Политики, предоставляются субъектом персональных данных путем заполнения веб-форм на сайте, предоставления информации в сообщениях, направляемых Оператору, или другим образом свободно, своей волей и в своем интересе.

4.2. Субъектами персональных данных являются пользователи и авторы проекта «Гласная».

4.3. Субъекты персональных данных сообщают следующую персональную информацию:

  • имя, фамилию;
  • e-mail;
  • номер контактного телефона.

4.4. Оператор защищает данные, которые автоматически передаются в процессе просмотра субъектом персональных данных рекламных блоков, в том числе информацию cookies.

4.5. Оператор осуществляет сбор статистики об IP-адресах своих посетителей. Данная информация используется с целью выявления технических проблем.

4.6. Оператор не проверяет достоверность персональных данных, предоставленных субъектом, и не имеет возможности оценить его дееспособность. Однако Оператор исходит из того, что субъект персональных данных предоставляет достоверные и достаточные данные и поддерживает эту информацию в актуальном состоянии.

5. Порядок и условия обработки персональных данных

5.1. Оператор осуществляет сбор, запись, систематизацию, накопление, хранение, уточнение (обновление, изменение), извлечение, использование, передачу (распространение, предоставление, доступ), обезличивание, блокирование, удаление и уничтожение персональных данных.

5.2. Обработка персональных данных осуществляется Оператором следующими способами:

  • неавтоматизированная обработка персональных данных;
  • автоматизированная обработка персональных данных с передачей полученной информации по информационно-телекоммуникационным сетям или без таковой; 
  • смешанная обработка персональных данных.

5.3. Сроки обработки персональных данных определены с учетом:

  • установленных целей обработки персональных данных;
  • сроков действия договоров с субъектами персональных данных и согласий субъектов персональных данных на обработку их персональных данных; 
  • сроков, определенных Приказом Минкультуры России от 25 августа 2010 г. № 558 «Об утверждении “Перечня типовых управленческих архивных документов, образующихся в процессе деятельности государственных органов, органов местного самоуправления и организаций, с указанием сроков хранения”». 

5.4. Оператор не раскрывает третьим лицам и не распространяет персональные данные без согласия субъекта персональных данных (если иное не предусмотрено федеральным законодательством РФ).

5.5. Условием прекращения обработки персональных данных может являться достижение целей обработки персональных данных, истечение срока действия согласия или отзыв согласия субъекта персональных данных на обработку его персональных данных, а также выявление неправомерной обработки персональных данных.

6. Безопасность персональных данных

6.1. Для обеспечения безопасности персональных данных при их обработке Оператор принимает необходимые и достаточные правовые, организационные и технические меры для защиты персональных данных от неправомерного или случайного доступа к ним, их уничтожения, изменения, блокирования, копирования, предоставления, распространения, а также от иных неправомерных действий в отношении персональных данных согласно Федеральному закону от 27 июля 2006 г. № 152-ФЗ «О персональных данных» и принятым в соответствии с ним нормативным правовым актам.

6.2. Оператором приняты локальные акты по вопросам безопасности персональных данных. Сотрудники Оператора, имеющие доступ к персональным данным, ознакомлены с настоящей Политикой и локальными актами по вопросам безопасности персональных данных.

7. Актуализация и уничтожение персональных данных, ответы на запросы субъектов на доступ к персональным данным

7.1. В случае подтверждения факта неточности персональных данных или неправомерности их обработки, персональные данные подлежат их актуализации Оператором, обработка прежних при этом прекращается.

7.2. При достижении целей обработки персональных данных, а также в случае отзыва субъектом персональных данных согласия на их обработку персональные данные подлежат уничтожению, если иное не предусмотрено иным соглашением между Оператором и субъектом персональных данных.

7.3. Субъект персональных данных имеет право на получение информации, касающейся обработки его персональных данных. Для получения указанной информации субъект персональных данных может отправить запрос по адресу: [email protected].

8. Ссылки на сайты третьих лиц

8.1. На сайте могут быть размещены ссылки на сторонние сайты и службы, которые не контролируются Оператором. Оператор не несет ответственности за безопасность или конфиденциальность любой информации, собираемой сторонними сайтами или службами.

Я принимаю Политику конфиденциальности
Перенаправление на безопасную страницу платежа...

«Гласная» в соцсетях Подпишитесь, чтобы не пропустить самое важное

Facebook и Instagram принадлежат компании Meta, признанной экстремистской в РФ

К другим материалам
«Привет. Это Навальная»

Как выглядел путь Юлии Навальной в политику

«Пришла какая-то тетка и что-то требует» 

Как петербургские экоактивистки борются за чистоту города — и побеждают

Колыбельные по ватсапу

Почему российские бабушки особенные и как семьи эмигрантов сохраняют с ними отношения

«Там нет и не может быть доброты — там есть работа»

Сотни тысяч женщин остаются без крыши над головой, их уязвимостью пользуются в трудовых домах. Репортаж с улиц Петербурга

«Я — женщина-машинист, первая в петербургском метро»

Дарья Яременко — о работе в подземке и дискриминации не из-за гендера, а из-за цвета волос

«Мальчик, который читал стихи»

Саша Попова — о своем муже Артеме Камардине, «маяковском деле» и репрессиях в России

Читать все материалы по теме