" style="position:absolute; left:-9999px;" alt="" />
Поддержать
Интервью

«Тело все помнит, и оно не врет» Как распознать сексуализированное насилие и уберечь от него ребенка. Объясняют эксперты

12.07.2023читайте нас в Telegram
nasilie
Иллюстрация: Анна Иванцова | Гласная

Около 40 процентов женщин подвергались сексуализированному насилию в детском и подростковом возрасте. Такие данные получила команда исследователей из Консорциума женских НПО, организации «Тебе поверят» и Академии безопасности Ольги Бочковой, которые проанализировали анкеты 17 тысяч респондентов в разных регионах России, от Москвы до Дальнего Востока. Анкету распространяли среди пользователей социальных сетей и через партнерские профильные организации. Более 99 процентов ответивших — женщины от 13 до 66 лет.

Исследователи выяснили, что самый уязвимый возраст до совершеннолетия — с шести до 13 лет. В это время происходит больше всего случаев сексуализированного насилия над девочками. В 50 процентах ситуаций его совершают родственники или знакомые мужчины.

Около половины опрошенных — 48 процентов — никому не сообщали о пережитом в детском или подростковом возрасте насилии. Это свидетельствует о том, что тема в России — табуированная, стыдная, считают исследователи. Еще 20 процентов девушек смогли поделиться с кем-то тем, что случилось, лишь спустя 10 лет после произошедшего. В качестве причины молчания примерно 20 процентов назвали то, что поначалу не поняли, что с ними произошло, еще 66 процентов побоялись, что им не поверят, их осудят или будут ругать. Исследователи также обнаружили, что девочки, которые получили половое воспитание, с большей вероятностью могли избежать насилия.

Лишь в трех процентах случаев в дело вмешалась полиция, по результатам следственных действий и судов из этих трех процентов только один процент совершивших насилие получил уголовное наказание.

Специалисты говорят, что нормализация насилия на государственном уровне, которая происходит в последние годы, неизбежно приводит к увеличению домашнего и сексуализированного насилия.

«Гласная» поговорила с соосновательницей центра «Тебе поверят» Анжелой Пиаже и психотерапевткой Викторией Ашихминой о том, как уберечь ребенка от сексуализированного насилия, что делать, если оно все же произошло, и можно ли залечить детские травмы во взрослом возрасте.

Правила телесной безопасности

Cоосновательница центра «Тебе поверят», руководительница психологического направления

— Для насилия особенно уязвимы дети дошкольного возраста. Они не понимают, что происходит, их легко обмануть, запугать или придумать сказку и манипулировать их состоянием. Чаще в отношении детей происходит такое, «ласковое», насилие. Его автор — а нередко это человек из семьи или приближенный к семье — делает так, чтобы ребенок привязывался к нему, стремится больше времени проводить с ним наедине, устанавливает теплый контакт. Это очень затрудняет определение того момента, когда границы начинают нарушаться: где-то прикоснулся, где-то больше задержал взгляд, сел поближе, положил руку, завел разговоры… Даже взрослому бывает сложно понять, что происходит, — это у нас обычная беседа или какой-то холодок пробежал по спине? — а ребенку и просто невозможно.

Важно понимать, что мы не можем полностью обезопасить ребенка от сексуализированного насилия — потому что не можем сделать так, чтобы маленький и уязвимый стал мощнее взрослого агрессора. Силы изначально не равны. Но родители могут сделать акцент на профилактике , научив ребенка базовым правилам телесной безопасности. Это — система координат, которая быстрее даст ребёнку возможность понять, что что-то идет не так.

Говорить нет

Это целая система воспитания, когда мнение ребенка учитывают и уважают. Для родителей может быть сложно выдерживать отказы ребенка кушать котлету или надевать колготки, но это — прекрасная инвестиция в защиту границ ребенка. Не только телесных, но и психологических, и эмоциональных.

Знать названия частей тела

Чаще всего в отношении половых органов маленьких детей принято использовать уменьшительно-ласкательные эвфемизмы («краник», «петушок», «персик», «пирожок») или нейтральные, обобщенные («пися», «попа»). Но когда ребенок скажет: «Дядя трогал меня за попу», родители могут оказаться в замешательстве — из этих слов непонятно, как прикасался человек, где конкретно, чем именно. Можно представить много ситуаций, в которых нет ничего запретного и преступного. Когда ребенок знает официальные, медицинские названия частей тела — вульва, пенис, вагина, анус, — у него есть язык, чтобы конкретнее указать, кто куда смотрел, кто, где и чем прикасался. Научить терминам можно в форме образовательной игры, когда родители с ребенком смотрят атлас тела и учат, где нос, где уши, как работает кишечник и так далее. Гениталии — такие же части тела, как и все остальные.

Следовать «правилу трусиков» (оно же «правило купальника»)

Можно использовать раскраску — вместе с ребенком заштриховывать те зоны тела, которые закрывает купальник, и поговорить о том, что мы не обнажаем и не даем прикасаться, не даем смотреть, не смотрим на другое тело и не прикасаемся к другому телу в тех местах, которые закрывают купальник. Нужно объяснить, что это интимные зоны. Это не значит, что они запретные: это тело ребенка, оно принадлежит ребенку, и он сам может прикасаться и рассматривать. Но вот другой человек не может просить показать их — как и сам ребенок не может попросить другого человека.Исключения связаны со здоровьем. В кабинете врача — можно, но это никогда не должно быть секретом, о подобных процедурах должны знать мама или папа, кто-то из них должен присутствовать рядом.Важно объяснить: если другой человек говорит, что сейчас будет «медицинский осмотр» и он будет «секретным», — значит, происходит что-то не то. Можно проговорить, что тайны и секреты бывают хорошие, от которых сердцу радостно (например, рисуем открытку маме в подарок), а бывают такие, от которых в животе все неприятно сжимается, становится тревожно, грустно. И вот такие тайны нужно обязательно рассказывать родным, несмотря на то что другой человек попросил сохранить «наш с тобой секрет».

У нас в организации были случаи, когда у ребенок, узнав про эти правила, простодушно говорил: «А вот этот человек, почему он не исполняет правила?» Тогда родитель просил рассказать, что произошло или происходит. И потихоньку, потянув за эту ниточку, выяснял, что ребёнок находится в ситуации опасности, насилия со стороны близкого родственника.

На что нужно обращать внимание? Если ребенок не хочет оставаться наедине с кем-то из членов семьи, не объясняя этого, или, наоборот, очень много времени проводит с одним человеком наедине и при этом не может рассказать, чем занимались, что делали, как прошло, то есть какие-то секреты появляются. Если не хочет ходить в гости к кому-то или если после общения с кем-то у ребенка меняется состояние. Хорошо, когда с ребенком есть доверительный контакт и можно заметить: был спокойным и сдержанным, а стал импульсивным и нервным, был общительным — стал замкнутым, был веселым — стал депрессивным.

Один из признаков того, что произошло насилие, это когда ребенок начинает отыгрывать формы сексуализированного поведения в отношении себя, других детей, животных, начинает имитировать половой акт, мастурбировать или обнажаться прилюдно и не реагировать на просьбы прекратить. Ребенок также может рисовать какие-то сексуализированные сцены, описывать сны с подобным содержанием, проговоаривать детали и нюансы, которые, как кажется, не должен знать по возрасту, из доступного объёма полового воспитания. Подобное поведение однозначно не говорит, что было насилие, но явно ребенок пытается что-то сказать, возможно ему  попалась информация, которую он не в состоянии переработать.

Если ребенок сам рассказал кому-то из родителей, что с ним произошло насилие, то вне зависимости от того, когда это случилось — вчера или полгода назад — важно постараться, сдержать своё отрицание, шок, возмущение, поблагодарить ребёнка  за доверие, сказать:

«Спасибо, очень важно, что ты рассказал/рассказала. Я тебе верю. То, что сделал другой человек, — неправильно, он не имел права так себя вести, это преступление. Я сделаю все от меня зависящее, чтобы это больше не повторилось и тебя никто не обидел».

Дальше задача родителя — отгородить ребенка от контактов с предполагаемым автором насилия. Если родители хотят обращаться в полицию, стоит прежде проконсультироваться с юристом.

В нашей организации  мы чаще работаем с мамами. В кабинете психолога они могут быть совершенно растеряны, плакать, задавать риторические вопросы, быть в шоке и ужасе — мы даем им эту возможность и пространство, чтобы потом, рядом с ребенком, она смогла быть ресурсной,  сильной. И мы поддерживаем мам, ориентируясь на то, что как бы они ни были дезориентированы, они взрослые, и у них в любом случае больше ресурсов, чем у ребенка. Защита должна исходить от старших.

Если насилие происходит от одного ребёнка к другому, в одной семье, это сложная ситуация. Родители любят обоих детей, ответственны за обоих, и здесь может появиться  конфликт лояльности и сложные этические дилеммы для родителей. Однако, нужно помнить, что первостепенная  задача — обеспечить безопасность пострадавшему ребёнку.

Нужно иметь в виду возраст. Если мы говорим про маленьких детей — например, ребенок, которому шесть, делает что-то с ребенком, которому три-четыре года, — важно выяснять, что с половым воспитанием старшего. Насколько он понимает, что можно, а что нельзя. Что вообще происходит с ребенком, который выступает автором насилия, что с его психикой, не обижал ли его кто-то, может, он отыгрывает? Иногда дома бывает в доступе порноконтент (фильмы или журналы) — ребенок сталкивается с таким контентом и не может переварить его, начинает изображать то, что видел, не понимая, что это такое.

Если подросток делает что-то в отношении младшего ребенка, то важна четкость и последовательность позиции родителей. До автора насилия нужно донести: то, что ты сделал, — неправильно, я запрещаю так делать, теперь я буду внимательно следить за тем, чтобы другой ребенок был защищен от твоих действий. Нельзя делать то-то и то-то, потому что это приносит ущерб другому ребёнку такой-то и такой-то. 

Важно провести адекватное половое воспитание для детей в семье, чтобы у них появилось представление о телесных границах.

Если подросток совершеннолетний, ему грозит уголовная ответственность, но родители могут не захотеть решать вопрос правовым путем. В этом случае условием могут стать, например, встречи с психологом: «Мы не откажемся от тебя, ты так же наш ребёнок, но мы однозначно осуждаем твои действия, ты не имел права так поступать, ты причинил вред младшему и более это не повторится. Наше решение такое: ты живешь в отдельном жилье, проходишь терапию и никогда не остаёшься наедине с младшим ребёнком.

Важно, чтобы вся семья объединилась, выбрала общую линию поведения и не транслировала детям противоположные убеждения. Сюда могут быть включены разные взрослые, вплоть до учителей в школе. Например, можно, не погружая в детали произошедшего, попросить их не оставлять детей наедине.

Это  сложная и объемная задача для родителей, но важно оградить пострадавшего от агрессора. Мать и отец должны исключить ситуацию повторения и убедиться, что автору насилия ясно: то, что он совершил, — недопустимо и будет пресекаться, так нельзя делать с близкими, и с другими детьми. 

Каждая история индивидуальна. Дети разные, возраст разный, ситуации разные. Хорошая новость в том, что дети очень адаптивны, психика ребенка гибкая, поэтому, особенно по свежим следам, можно много сделать для поддержки и реабилитации. Психолог, когда работает с ребенком, дает ему проявить эмоции — гнев, вину или страх — через рисунок, игру, разговор. И мы всегда транслируем: «С тобой все в порядке. То, что произошло не делает тебя хуже, не определяет тебя как личность. Плохое сделал другой человек, он несет за это ответственность, он не имел право так поступать». У ребёнка есть возможность задать любые вопросы, поделиться тем, что её/его мучит и постепенно обрести почву под ногами, вернуть устойчивость и предсказуемость мира.

Обратиться в организацию “Тебе поверят” за психологической и юридической поддержкой

Читайте также«Не лезьте к детям в трусы»

Как инициатива правозащитников об уроках интимной безопасности в школах снова разделила общество

«Если есть сомнения, значит, нет сомнений»

Психотерапевтка, преподавательница, специалистка по работе с травмой насилия

— Люди, которые приходят в терапию с последствиями сексуализированного насилия, произошедшего давно, в детстве, условно делятся на три категории. Те, кто знает, что с ними произошло насилие, и хотят работать с последствиями. Те, кто сомневается или не помнит, было ли это. И те, кто не считает, что это как-то повлияло на их жизнь.

Диапазон сексуализированного насилия в отношении ребенка широк, важно это понимать. Это не только прямой генитальный контакт. Рассказы взрослого про сексуальный опыт, фантазии, чтение эротической литературы вслух, демонстрация порно — все это сексуализированное насилие. Суть в том, что взрослый или более взрослый человек (например, подросток) вовлекает во взаимодействие ребенка, чтобы разместить в нем свое сексуальное возбуждение. Занятия сексом в одной комнате с ребенком — пусть в темноте, пусть едва дыша — тоже небезопасны. Ребенок может ничего не видеть, к нему никто не прикасается, но мы устроены так, чтобы распознавать эмоции других людей, а значит, возбуждение взрослых затронет и ребенка.

Делиться возбуждением с тем, кто не в состоянии его переработать, кто не давал на это согласия и вообще не понимает, что происходит, — это тоже сексуализированное насилие.

Поэтому если был физический телесный контакт, то люди приходят в терапию и могут сказать: похоже, это было изнасилование, похоже, со мной что-то такое делали. А если вроде бы никто не прикасался, но есть страх, тревога, пугающие воспоминания, то понять, что над человеком совершили насилие, гораздо сложнее.

Иногда клиенты рассказывают дикие, пугающие вещи, которые с ними происходили, — и удивляются реакции терапевта, который высказывает сожаление, сочувствие, страх, отвращение. Человек не понимает, почему такая реакция. Это значит, что он настолько привык находиться в среде, где легализовано насилие, что не распознает его как что-то вредное. Знаменитая фраза «Меня били, и я нормальным человеком вырос» — она про это.

Часто люди приносят на терапию сомнение. Приходят со смутным ощущением тревоги, отвращения, страха, с каким-то мучением, недифференцированным страданием, которое непонятно откуда взялось. Возможно, с паническими атаками и кошмарами. Иногда с телесными проявлениями — когда обошел всех врачей, и они не могут вылечить, говорят, что психосоматика. Например, кожные заболевания типа хронического псориаза или дерматита в некоторых случаях могут указывать на пережитое насилие, ведь кожа — наш первый барьер, граница с миром. По ходу работы мы можем выяснить, что нет четких воспоминаний, картинок и возможностей сформулировать, что было или кто это был. И вообще непонятно, было или не было, приснилось или не приснилось.

Мой опыт показывает: если человек сомневается — не показалось ли, не приснилось ли? — если есть смутные нераспознанные страдания, связанные с насилием, то насилие было.

Как в поговорке «Если есть сомнения, то нет сомнений». В моей практике не было ситуаций, когда клиент пришел пофантазировать и наговаривает на кого-то.

Я выбираю верить клиентам. Может быть, историю, которая произошла много лет назад, мы никогда не восстановим: что там было, кто был, что делал. Возможно, насилие произошло в так называемый довербальный период развития, когда ребенку меньше года, или до двух лет, когда он еще не умеет говорить, не в состоянии объяснить. В таких случаях мы работаем с телесными симптомами — тело все помнит и никогда не врет. Мы обращаем внимание на реакции парасимпатической нервной системы, потому что их невозможно подделать. Например, бросает в жар, сильно бьется сердце, бегут неостановимые слезы, «бурчит» живот и хочется в туалет чаще обычного — все это как реакция страха на какие-то воспоминания или ситуации указывает, что человек действительно пережил травматическое событие, и возможно, это было сексуализированное насилие.

Одно из последствий сексуализированного насилия в детстве — это проблема построить надежные, безопасные отношения во взрослом возрасте. Люди с таким опытом часто теряют базовое доверие к миру, который оказался таким небезопасным. К близким, которые не защитили, не помогли, не спасли. К конкретному человеку, который, возможно, был самый важный и родной, а совершил насилие.

И чем младше был человек, чем сильнее и длительнее травматическое воздействие, тем больше он страдает соматически. Отсюда сложности с телесным, психологическим, речевым, психосексуальным развитием. Чем мы взрослее на момент насилия, тем больше возможностей запросить помощи и поддержки, потому что как минимум есть шанс понять, что произошло, и с кем-то этим поделиться.

Часто люди, пережившие тяжелый опыт насилия, снова оказываются в насильственных отношениях — например, с партнером. У этого есть нейробиологическая основа: страдают определенные сети в мозгу, у человека ухудшается способность к прогнозированию, он хуже ориентируется в социальных ситуациях и собственных чувствах. Если у человека комплексное ПТСР, то ситуация насилия его психике знакома и понятна и человек может не знать, что отношения бывают другими, у него нет позитивного опыта и способности его искать. Это нейробиологический феномен, и никакая логика тут не властна.

Читайте также«По канонам древности это не грех»

43-летний священник растлил несовершеннолетнюю прихожанку и увез ее из дома. Родители и полиция не смогли ему помешать

Также у пострадавших может меняться система реагирования на опасность. Миндалина запускает механизмы страха и тревоги, вслед за которыми начинается активизация организма гормонами и нейромедиаторами (кортизолом и адреналином) при первом же триггере — например, голосе определенного тембра, звуках шагов по лестнице. Это естественный процесс, но когда опасность миновала, он должен естественным образом завершиться. Человек с неоднократной травмой насилия не возвращается в эту фазу успокоения, гомеостаза, он все время в напряжении и стрессовой реакции. Это состояние, очень вредное для ментального и соматического здоровья.

Если, к примеру, на человека напали, но ему посочувствовали другие люди, его поддержала социальная среда (сказали «какой ужас», была возможность обратиться в полицию, в больницу) и если поддержки было больше, чем ужаса, тогда человек понимает: виноват другой, тот, кто совершил насилие. А когда насилие продолжительное, длящееся и ухудшающееся, а никакой поддержки нет, то ко всей перечисленной симптоматике добавляется искажение взгляда на себя, так называемый негативный образ себя — когда человек мыслит, например, так: «Я поломанная, отвратительная, уродливая, страшная, со мной никогда никто не захочет иметь дело, никто меня не выберет». Человек изолируется от других и замыкается в себе. Одиночество лишь усугубляет его состояние.

Сексуализированное насилие — это преступление против границ. «Я выбираю тебя как того, в ком разместить свое возбуждение, и использую как объект. Твои воля, чувства, состояние, твое будущее меня не волнуют». Во многом это про иерархию и про власть, про возможность что-то делать с другим человеком по принципу «я могу». Переживание использованности разрушительно для человека на всех уровнях — гормональном, соматическом, психическом, поведенческом.

Задача работы с травмой состоит не в том, чтобы возвращаться к тяжелым воспоминаниям. Задача — переработать этот опыт и стать более устойчивым и способным на саморегуляцию и защиту себя человеком. Хороший результат терапии — когда травматический эпизод становится драматическим. Просто эпизодом биографии. Когда человек может сказать: «Да, со мной это произошло, на меня это повлияло, но я продолжаю жить, улучшая качество своей жизни, и остаюсь целостным человеком, с полными правами и обязанностями».

Мы, психологи, не погружаем человека бесконечно в воронку травмы, наша задача — помогать людям наращивать силу и увеличивать диапазон реакций. Например, в терапию может прийти женщина и сказать, что ей кричать нельзя, ругаться матом нельзя. Бывает, что в кабинете терапевта люди впервые разрешают себе — в рамках эксперимента, с подачи терапевта и при контролируемом процессе — разозлиться, закричать.

Наша задача — наращивание субъектности, хорошего чувства «я», возвращение агентности и способности действовать, защищать себя. Мы помогаем прикоснуться к собственной агрессии как к необходимой энергии жизни. Помогаем нарастить или обнаружить любые способы защиты, у кого какие: дистанцироваться — тоже способ, встать и уйти — тоже способ.

Еще работаем над способностью просить и брать поддержку: у друзей, семьи, на группах поддержки, в социальных сетях — где угодно. Потому что сексуализированное насилие, особенно в детстве, — это когда не было никого, кто бы защитил, спас, встал на твою сторону.

В том, как переживают насилие мужчины и женщины в психологическом смысле, нет разницы. Но есть разница в особенностях гендерной социализации. Если для женщины допустимо и даже социально одобряемо пожаловаться или пойти к психологу, а со времен флешмоба #MeToo можно делать насилие видимым с помощью социальных сетей, то мужчины гораздо реже обращаются за поддержкой и гораздо реже ее находят.

Переживание последствий насилия — индивидуальный процесс, он у всех происходит по-разному. Кому-то психическая травма наносит непоправимый ущерб, а кто-то справляется за счет своих ресурсов и щедрой поддержки среды. Бывает, человек находится в диссоциации и оказывается нечувствителен к последствиям травмы («Это на меня не повлияло, давайте лучше поговорим про карьеру»), и терапевт может обратить на это внимание клиента. Но мы никогда не настаиваем на том, чтобы работать с травмой, если у клиента нет такого запроса, он телесно здоров, хорошо социализирован и пришел к психологу поговорить про другое. Мы уважаем способность клиента решать, как заботиться о себе и своем состоянии.

Поддержите «Гласную»Помогите нам сделать новую историю — станьте частью нашего сообщества
Donation currency
Размер пожертвования
100
300
500
1000
Способ оплаты
Умный платёж (₽)
Банковская карта (₽)
ЮMoney (₽)
Ваши данные
Укажите ваше имя

УСЛОВИЯ ОПЛАТЫ​
«Гласная» предлагает вам осуществить дарение на следующих условиях: 

1. Настоящее предложение является предложением проекта «Гласная» заключить с любым, кто отзовется на данное предложение (далее — Даритель), договор дарения на условиях, предусмотренных ниже. 

2. Предложение вступает в силу со дня, следующего за днем его размещения на сайте «Гласной» в интернете по адресу https://glasnaya.media (далее — Сайт) и действует бессрочно. 

3. В предложение могут быть внесены изменения и дополнения, которые вступают в силу со дня, следующего за днем их размещения на Сайте. 

4. Даритель безвозмездно передает в собственность «Гласной» денежные средства в размере, определяемом Дарителем, на поддержку деятельности «Гласной». 

5. «Гласная» вправе в любое время до передачи ей дарения и в течение 10 дней после от него отказаться. В случае отказа от дарения после его передачи «Гласная» возвращает дарение в течение 10 дней после принятия решения об отказе. В случае невозможности передать дарение Дарителю оно остается в распоряжении «Гласной». 

6. Даритель вправе отказаться от своего дарения в течение 10 дней со дня совершения транзакции. О своем желании Даритель извещает «Гласную» по электронной почте по адресу [email protected]. «Гласная» обязуется вернуть денежные средства в течение 10 дней с момента заявления Дарителя. 

7. Если Даритель подписался на ежемесячное списание средств с банковской карты, привязанной к счету Дарителя, впоследствии он вправе отменить ежемесячные платежи. Для отмены платежей Дарителю необходимо перейти на страницу «Отмена подписки на платежи» на сайте. 

8. Совершая действия, предусмотренные данным предложением, Даритель подтверждает, что ознакомлен с условиями и текстом настоящего предложения, целями деятельности «Гласной», осознает значение своих действий, имеет полное право на их совершение и полностью принимает условия настоящего предложения. 

9. В соответствии с Федеральным законом N 152-ФЗ «О персональных данных» Даритель настоящим дает свое согласие на обработку своих персональных данных любыми не запрещенными законом способами для целей исполнения настоящего предложения и подтверждает, что ознакомлен с политикой конфиденциальности.

Я принимаю Условия оплаты

ПОЛИТИКА КОНФИДЕНЦИАЛЬНОСТИ​
1. Общие положения

1.1. Настоящая политика обработки персональных данных (далее – Политика) проекта «Гласная» разработана в соответствии с Федеральными законами от 27 июля 2006 г. № 149-ФЗ «Об информации, информационных технологиях и о защите информации» и от 27 июля 2006 г. № 152-ФЗ «О персональных данных», иными нормативно-правовыми актами по вопросам персональных данных.

1.2. Назначением Политики является обеспечение защиты прав и свобод субъекта персональных данных при обработке его персональных данных (далее – ПДн) Оператором.

1.3. Термины, используемые в тексте настоящей Политики, подлежат применению и толкованию в значении, установленном Федеральным законом от 27 июля 2006 г. № 152-ФЗ «О персональных данных».

1.4. Основные права и обязанности субъекта персональных данных:

  • субъект персональных данных имеет право на получение у Оператора информации, касающейся обработки его персональных данных; 
  • субъект персональных данных вправе требовать от Оператора уточнения его персональных данных, их блокирования или уничтожения в случае, если персональные данные являются неполными, устаревшими, неточными, незаконно полученными или не являются необходимыми для заявленной цели обработки, а также принимать предусмотренные законом меры по защите своих прав; 
  • если субъект персональных данных считает, что Оператор осуществляет обработку его персональных данных с нарушением требований законодательства или иным образом нарушает его права и свободы, субъект персональных данных вправе обжаловать действия или бездействие Оператора в уполномоченный орган по защите прав субъектов персональных данных или в судебном порядке; 
  • субъект персональных данных имеет право отозвать согласие на обработку персональных данных;
  • субъект персональных данных имеет право на защиту своих прав и законных интересов, в том числе на возмещение убытков и (или) компенсацию морального вреда в судебном порядке. 

1.5. Основные обязанности Оператора:

  • предоставлять субъекту персональных данных по его письменному запросу информацию, касающуюся обработки его персональных данных, либо на законных основаниях предоставить отказ в предоставлении такой информации в срок, не превышающий тридцати дней с момента получения Оператором соответствующего запроса; 
  • по письменному требованию субъекта персональных данных уточнять обрабатываемые персональные данные, блокировать или удалять, если персональные данные являются неполными, устаревшими, неточными, незаконно полученными или не являются необходимыми для заявленной цели обработки, в срок, не превышающий тридцати дней с момента получения Оператором соответствующего требования; 
  • в случае достижения цели обработки персональных данных третьих лиц незамедлительно прекратить обработку персональных данных и уничтожить соответствующие персональные данные в срок, не превышающий тридцати дней с даты достижения цели обработки персональных данных, если иное не предусмотрено договором, стороной которого, выгодоприобретателем или поручителем по которому является субъект персональных данных, иным соглашением между Оператором и субъектом персональных данных; 
  • в случае отзыва субъектом персональных данных согласия на обработку своих персональных данных прекратить обработку персональных данных и уничтожить персональные данные в срок, не превышающий тридцати дней с даты поступления указанного отзыва, если иное не предусмотрено соглашением между Оператором и субъектом персональных данных; 
  • при обработке персональных данных Оператор принимает необходимые правовые, организационные и технические меры для защиты персональных данных третьих лиц от неправомерного или случайного доступа к ним, уничтожения, изменения, блокирования, копирования, предоставления, распространения персональных данных, а также от иных неправомерных действий в отношении персональных данных. 

1.6. Оператор собирает, использует и охраняет персональные данные, которые предоставляет субъект персональных данных при использовании сайта «glasnaya.media» и мобильных приложений с любого устройства и при коммуникации в любой форме, в соответствии с данной Политикой.

2. Цели сбора и обработки персональных данных

2.1. ПДн собираются и обрабатываются Оператором в целях:

  • коммуникации с субъектом персональных данных, когда он обращается к Оператору;
  • отправки отчетов о расходовании собранных средств;
  • организации участия субъекта персональных данных в проводимых Оператором мероприятиях и опросах;
  • предоставления субъекту персональных данных информации о деятельности Оператора;
  • направления субъекту персональных данных новостных материалов;
  • для других целей с согласия субъекта персональных данных.

3. Правовые основания обработки персональных данных

3.1. Правовыми основаниями обработки ПДн являются:

  • Федеральный закон от 27 июля 2006 г. № 149-ФЗ «Об информации, информационных технологиях и о защите информации»; 
  • Федеральный закон от 27 июля 2006 г. № 152-ФЗ «О персональных данных»;
  • Положение об особенностях обработки персональных данных, осуществляемой без использования средств автоматизации (утв. Постановлением Правительства Российской Федерации от 15 сентября 2008 г. № 687); 
  • Постановления от 1 ноября 2012 г. № 1119 «Об утверждении требований к защите персональных данных при их обработке в информационных системах персональных данных»; 
  • Приказ ФСТЭК России от 18 февраля 2013 г. № 21 «Об утверждении состава и содержания организационных и технических мер по обеспечению безопасности персональных данных при их обработке в информационных системах персональных данных»; 
  • Приказ Роскомнадзора от 5 сентября 2013 г. № 996 «Об утверждении требований и методов по обезличиванию персональных данных»; 
  • иные нормативные правовые акты Российской Федерации и нормативные документы уполномоченных органов государственной власти; 
  • согласие на обработку персональных данных.

4. Объем и категории обрабатываемых персональных данных, категории субъектов персональных данных

4.1. Персональные данные, разрешенные к обработке в рамках настоящей Политики, предоставляются субъектом персональных данных путем заполнения веб-форм на сайте, предоставления информации в сообщениях, направляемых Оператору, или другим образом свободно, своей волей и в своем интересе.

4.2. Субъектами персональных данных являются пользователи и авторы проекта «Гласная».

4.3. Субъекты персональных данных сообщают следующую персональную информацию:

  • имя, фамилию;
  • e-mail;
  • номер контактного телефона.

4.4. Оператор защищает данные, которые автоматически передаются в процессе просмотра субъектом персональных данных рекламных блоков, в том числе информацию cookies.

4.5. Оператор осуществляет сбор статистики об IP-адресах своих посетителей. Данная информация используется с целью выявления технических проблем.

4.6. Оператор не проверяет достоверность персональных данных, предоставленных субъектом, и не имеет возможности оценить его дееспособность. Однако Оператор исходит из того, что субъект персональных данных предоставляет достоверные и достаточные данные и поддерживает эту информацию в актуальном состоянии.

5. Порядок и условия обработки персональных данных

5.1. Оператор осуществляет сбор, запись, систематизацию, накопление, хранение, уточнение (обновление, изменение), извлечение, использование, передачу (распространение, предоставление, доступ), обезличивание, блокирование, удаление и уничтожение персональных данных.

5.2. Обработка персональных данных осуществляется Оператором следующими способами:

  • неавтоматизированная обработка персональных данных;
  • автоматизированная обработка персональных данных с передачей полученной информации по информационно-телекоммуникационным сетям или без таковой; 
  • смешанная обработка персональных данных.

5.3. Сроки обработки персональных данных определены с учетом:

  • установленных целей обработки персональных данных;
  • сроков действия договоров с субъектами персональных данных и согласий субъектов персональных данных на обработку их персональных данных; 
  • сроков, определенных Приказом Минкультуры России от 25 августа 2010 г. № 558 «Об утверждении “Перечня типовых управленческих архивных документов, образующихся в процессе деятельности государственных органов, органов местного самоуправления и организаций, с указанием сроков хранения”». 

5.4. Оператор не раскрывает третьим лицам и не распространяет персональные данные без согласия субъекта персональных данных (если иное не предусмотрено федеральным законодательством РФ).

5.5. Условием прекращения обработки персональных данных может являться достижение целей обработки персональных данных, истечение срока действия согласия или отзыв согласия субъекта персональных данных на обработку его персональных данных, а также выявление неправомерной обработки персональных данных.

6. Безопасность персональных данных

6.1. Для обеспечения безопасности персональных данных при их обработке Оператор принимает необходимые и достаточные правовые, организационные и технические меры для защиты персональных данных от неправомерного или случайного доступа к ним, их уничтожения, изменения, блокирования, копирования, предоставления, распространения, а также от иных неправомерных действий в отношении персональных данных согласно Федеральному закону от 27 июля 2006 г. № 152-ФЗ «О персональных данных» и принятым в соответствии с ним нормативным правовым актам.

6.2. Оператором приняты локальные акты по вопросам безопасности персональных данных. Сотрудники Оператора, имеющие доступ к персональным данным, ознакомлены с настоящей Политикой и локальными актами по вопросам безопасности персональных данных.

7. Актуализация и уничтожение персональных данных, ответы на запросы субъектов на доступ к персональным данным

7.1. В случае подтверждения факта неточности персональных данных или неправомерности их обработки, персональные данные подлежат их актуализации Оператором, обработка прежних при этом прекращается.

7.2. При достижении целей обработки персональных данных, а также в случае отзыва субъектом персональных данных согласия на их обработку персональные данные подлежат уничтожению, если иное не предусмотрено иным соглашением между Оператором и субъектом персональных данных.

7.3. Субъект персональных данных имеет право на получение информации, касающейся обработки его персональных данных. Для получения указанной информации субъект персональных данных может отправить запрос по адресу: [email protected].

8. Ссылки на сайты третьих лиц

8.1. На сайте могут быть размещены ссылки на сторонние сайты и службы, которые не контролируются Оператором. Оператор не несет ответственности за безопасность или конфиденциальность любой информации, собираемой сторонними сайтами или службами.

Я принимаю Политику конфиденциальности
Перенаправление на безопасную страницу платежа...

«Гласная» в соцсетях Подпишитесь, чтобы не пропустить самое важное

Facebook и Instagram принадлежат компании Meta, признанной экстремистской в РФ

К другим материалам
«Нет ничего особенно хорошего в размножении по принципу “лишь бы было”»

Ася Казанцева* — о преследованиях, выживании и материнстве в современной России

«Похорон нет ― закопать могут где угодно»

Исследовательница «убийств чести» на Северном Кавказе ― о том, как их скрывают и почему защищать женщин в республиках становится все сложнее

Сухим языком и с большим количеством «вы должны»

Как говорили о любви и сексе в СССР и как говорят сегодня — историк Элла Россман

«Тюрьма и война — главные сюжеты в России»

Документалистка Юлия Вишневецкая — о монологах жен вагнеровцев и протестном потенциале женских чатов

«У нашего поколения все же не получилось»:

21-летняя активистка Дарья Пак — об обысках, репрессиях и вынужденной миграции

«Здесь Росгвардия не положит людей на концерте лицом вниз»

Вера Мусаелян и Евгения Попова — о жизни музыкантов, покинувших Россию

Читать все материалы по теме