" style="position:absolute; left:-9999px;" alt="" />
Поддержать
Истории

«Если меня спрашивают — я не вру» Учительница Татьяна Червенко — о доносах, задержании за разговоры с детьми и сопротивлении системе

01.11.2022читайте нас в Telegram
Татьяна. Фото: Станислава Новгородцева | Гласная

Татьяна Червенко — учительница математики и классная руководительница в московской школе № 1747 в Митине. Она наотрез отказывается вести с детьми «Разговоры о важном» и заменяет их своим предметом или близкими по теме уроками. За последние месяцы ее несколько раз вызывали к директору: некто пишет на нее доносы. Руководство школы сделало ей два выговора, а когда это не помогло, учительницу увезли в полицию прямо после уроков.

***

21 октября Татьяна Червенко провела свои четыре урока по расписанию и собиралась ехать на важную встречу. В фойе она заметила двух полицейских. Первая мысль: кто-то из учеников опять подрался.

«Мы к вам», — услышала Татьяна. Полицейские не представились и не объяснили причину своего визита — сразу пригласили «проехать в отделение». Лица были скрыты под масками — якобы из-за коронавируса. Татьяна вышла в туалет и там позвонила юристу. На выходе ее схватили под руки и потащили в сторону машины. «Да кто вы такие? Может, вы купили эту форму!» — упиралась Татьяна. Один из сотрудников полиции попросил свою коллегу — среди них была девушка — подержать задерживаемой ноги, чтобы погрузить ее в дежурный «бобик». Задерживать «особо опасного преступника» приехали толпой — в автомобиле оказалось еще четверо сотрудников полиции.

«Гласная» публикует монолог 48-летней Татьяны Червенко о том, что было после задержания и как она отстаивает свое право не врать детям.

Читайте также«Теперь мы должны уйти в подполье»

Учительница из Петербурга — о сопротивлении безумным указам

«Видите, коллеги смотрят?»

Меня уговаривали не сопротивляться: «Видите, коллеги смотрят на вас из окон, как вы себя ведете».

Я видела только, как учитель ОБЖ снимал происходящее на свой телефон, прекрасно понимаю для кого. Когда я позже попросила у него запись, чтобы подать в суд на незаконное задержание, он сказал, что просто «общался с сыном по видеосвязи». Но его телефон был не на уровне лица, а на уровне груди и пониже — сын видел бы только его живот.

Сразу по приезде я попросила показать бумагу, на основании которой меня задержали.

И, чтобы не терять времени, прямо в коридоре села проверять конспекты учеников, которые успела захватить с собой.

Примерно через полчаса пришел один из тех, кто меня задерживал, и вручил мне предупреждение о недопустимости административного правонарушения из-за моего участия в митинге 6 марта. Такие предупреждения, которые ни о чем, — еще дверь бы мне вынесли, чтобы его вручить.

Внизу страницы была подпись, но фамилии сотрудника не было. Я потребовала, чтобы тот представился. В отделе все сотрудники были без масок — «коронавируса боялись» только те, которые меня задерживали: они не снимали масок и после возвращения в отдел.

Также меня попросили дать объяснения по поводу интервью «Дождю» 7 сентября — мы говорили тогда про «Разговоры о важном». Дали мне расшифровку. Я сказала: «Там нет никакого правонарушения». И сотрудник ушел с концами.

Пока я продолжала проверять конспекты учеников, приехал мой юрист. «Может, пойдем отсюда?» — просто предложил он и спросил одну из сотрудниц, которой мы рассказали про незаконное задержание, можно ли нам теперь уйти. Она ответила: «Да».

Мы решили, что это и было наказание — подержать меня там.

«Подпишусь под каждым своим словом»

Я преподаю математику в трех восьмых классах и в одном седьмом. У меня также есть классное руководство в восьмом классе — раньше в нем было 20, а теперь всего 15 детей: три семьи уехали из России после начала [слово запрещено в РФ], еще две перевели детей в другой класс.

Когда все вышли с весенних каникул и были какие-то прибитые, я сказала: «Ребята, происходят ужасные вещи.

Просто представьте, что вы живете в последних книгах “Гарри Поттера”: там все очень плохо, везде тьма, но помогает дружба. Вы же помните, чем все закончилось, — добро победило».

Я не спрашивала детей об их отношении к происходящему: у каждого оно свое. Но некоторые сами высказывались. Одна девочка как-то подошла и сказала: «С одной стороны, у меня там, в Украине, родственники, а с другой — тут дядя военный. И меня разрывает».

В личных беседах дети меня спрашивали [об отношении к происходящему] — и я не скрывала, что я против. Но когда они просили на уроках поговорить про [слово запрещено в РФ], я отвечала, что, если начнем об этом говорить, у них скоро не будет учителя.

После того как ввели «Разговоры о важном», я поняла, что, скорее всего, не продержусь долго в школе, а мечтала хотя бы довести до конца девятого класса моих учеников, а в идеале — до одиннадцатого. Я считаю, что [эти уроки] чреваты для психики — и для моей, и для их, — если буду говорить, что все происходящее хорошо и справедливо. Я не хочу быть источником этого вранья — они еще никогда в жизни не слышали, чтобы я врала.

И я стала проводить вместо «Разговоров о важном» уроки математики.

На прошлой неделе должен был состояться «Разговор о важном» на тему музыки — надо было рассказать про Шостаковича, которого исполняли во время блокады Ленинграда, и про то, что русскую культуру не отменить.

Вместо этого я поставила два выпуска программы «Музыкальный секонд-хенд» Игоря Наумова про музыку из мультфильма «Малыш и Карлсон» — чтобы дать детям что-то интересное, полезное. Тему я не поменяла, но хоть постаралась привить хороший вкус.

Я считаю, что [мое задержание] произошло с ведома и с участием руководства школы. Это, конечно, вещь недоказуемая, но травля повторяется из месяца в месяц.

В сентябре директор с завучем пришли ко мне на урок — они давно используют любой повод. Посидят, а потом начинают меня учить: «Про квадрат не надо говорить в восьмом классе, потому что его в начальной школе проходили». Но вообще-то я прохожу все сертификаты диагностики и ЕГЭ на сто баллов.

После урока они вручили мне два доноса: один пришел в школу, другой — в департамент образования. Оба были подписаны незнакомой мне женщиной и связаны с моим интервью Deutsche Welle: я рассказывала журналистам, что происходит в школе, о чем я говорю с детьми, какие вопросы они задают, — тогда еще не было «Разговоров о важном», были только попытки втиснуть патриотические темы.

Из жалобы некой Анны Коробковой на Татьяну Червенко:

«Дети школы № 1747 подвергаются дурному влиянию учителя Червенко, отличающейся прокиевскими националистическими взглядами».

«Учитель Т. В. Червенко, являясь украинкой по национальности, была привлечена к административной ответственности за участие в митинге под лозунгом, дискредитирующим ВС РФ».

«Выступает в поддержку националистических киевских властей и против руководства Российской Федерации».

«Недопустимо держать на воспитательной должности учителя Червенко, которая занимает открыто антигосударственную проукраинскую позицию и изображает из себя некую “подвижницу”».

Автор жалобы потребовала «показательного увольнения Червенко за аморальный поступок».

«Вы же понимаете, что все это не соответствует образу учителя?» — сказала мне директор школы. Я ответила, что это моя частная жизнь и в частной жизни я занимаюсь тем, что соответствует моим взглядам, а в школе я пропагандой не занимаюсь.

Сначала я подумала, что донос написал кто-то из нашей школы, но директор сказала, что приглашала автора побеседовать в школу, — та якобы живет не в Москве и не может приехать. А если человек отказывается приходить — возможно, он и не существует в реальности?

26 августа «анонимус» написала второй донос, уже на имя уполномоченного по правам ребенка РФ Марии Львовой-Беловой (есть в распоряжении «Гласной»), с просьбой наказать нашего директора и кого-то из департамента образования за то, что они работают спустя рукава.

За последние недели руководство школы вручило мне два выговора, я оспариваю их в суде — заседания начались 31 октября. Первый принесли 30 сентября. Он был о неисполнении трудовых обязанностей — в том числе приказа «Об организации занятий “Разговоры о важном”» и самовольной замене тем уроков.

Приказ директора школы. Фото: из личного архива героини

Я тогда заболела (перенесла простуду) и больше недели просидела на больничном, пропустив два «Разговора о важном», думаю, завуч провела их по полной программе.

После выхода с больничного мне вручили требование — письменно объясниться за интервью, которое я дала «Дождю» без согласования с руководством школы. Докладную записку — очередной донос — на меня написала председатель нашего школьного профсоюза. И 20 октября на основании этой докладной записки мне вручили второй выговор.

А в день задержания сотрудница отдела кадров прямо на уроке математики принесла мне новое требование — по поводу недавнего совместного стрима «Мягкой силы» и Альянса учителей про «Разговоры о важном». Помимо меня, там были прекрасные люди: стрим вели Хельга Пирогова и Юлия Галямина, там были также Людмила Петрановская и Григорий Юдин. Я ни разу не дискредитировала российскую армию: просто говорила в эфире, что содержание уроков официозное, что оно оправдывает систему — не родину, а тех, кто страной управляет.

Понятия смешиваются: любить родину сегодня значит некритически относиться к тому, что делают лица, управляющие государством.

И вот эти мои цитаты из эфира кадровики принесли на урок. Я написала в этой бумажке: «Подпишусь под каждым своим словом».

Видимо, после этого они решили, что надо меня припугнуть чем-то еще. Когда полицейские пришли за мной прямо в школу, мимо промелькнула завуч Людмила Борисовна Колышева. Она исполняет обязанности директора школы, которая сейчас в отпуске.

«Пропаганда влияет на всех»

С тем, что на наших глазах разворачивается огромная трагедия страны, надо разбираться взрослым. Во время праймериз и выборов нас заставляли голосовать за нужного кандидата и отчитываться в чатах и ответственному секретарю. После того как скрины из чатов попали в паблики и СМИ, этот чат удалили и завели канал, где никто не мог ничего писать.

Дети очень гибкие и мирные, до последнего. Хотя пропаганда влияет на всех. Кто-то из учеников начинал какие-то лозунги бросать на уроке, чтобы привлечь внимание, — то, что слышали по телевизору. Как-то весной, например, было: «Это наша земля» [про Киев].

В следующий раз у нас должен быть разговор про то, что наш атомный флот и ледоколы впереди планеты всей. Хотя о них лучше всего, по-моему, говорит блогер и популяризатор науки Ян Топлес. Атомный флот, конечно, лучше, чем традиционные ценности. Хотя [и про ценности] я нашла бы что сказать: например, что у нас в XVIII веке управляли женщины, что на Руси у них была собственность, а если копнуть вглубь веков — у нас были и богатырши.

Мы с детьми разговариваем на простом языке и про равноправие, и про фемповестку. Но все это — в личных беседах. Разговаривать об этом со всем классом значит нарваться на обесценивание серьезных тем.

Я не считала и не считаю, что надо кого-то в чем-то убеждать. Не хочется делать детей инструментом в этих играх. Дети — они еще дети: даже если они по глупости запишут учителя и покажут родителям или кому-то еще, как им потом жить с этим грузом? Он или она повзрослеют, поймут, что были не правы, и им потом жить с грузом предательства.

К тому же если у ребенка родители за [слово запрещено в РФ], а я их вдруг буду переубеждать в обратном — тогда получится конфликт в семье, и будет только хуже. У меня демократичные взгляды — я считаю, что каждый имеет право на свое мнение. Вообще, это не школьное дело и не задача учителя — говорить о происходящем на широкую аудиторию, это дело семьи. Но если меня спрашивают — я не вру.

«Теть Тань, может, хватит уже тут про политику?»

Этой весной директор школы несколько раз вызывала меня и отчитывала, как двоечницу: «Вы обманываете детей и родителей». Все потому, что в электронном журнале стоит одно название урока, а я провожу другой. Хотя требования о том, что тема урока обязательно должна совпадать с заявленной, нигде нет, есть только рекомендации. Родители молчат: по моим ощущениям, они боятся.

Коллеги, которые когда-то обращались ко мне со сложными олимпиадными задачами, которые не могли решить, теперь перестали это делать. Как ко мне относятся на самом деле, я не знаю. На кафедре математики в школе меня выставили как предательницу — теперь многие только здороваются, и все.

Кто-то из коллег может шепнуть: «Молодец, держись». Или посоветовать вакансии в соседней в школе.

Недавно ученики в одном из классов начали говорить, что я «уголовница», имея в виду мой штраф за митинг. Одну мою коллегу на уроке дети прямо спросили: «А вы знаете, что Червенко в Альянсе учителей и ходит на митинги?»

В домашнем чате мне тоже тяжело. Например, отец не знает ничего про мою деятельность и преследования, он поддерживает режим и считает, что «надо было еще восемь лет назад». Племянники из Краснодара писали в чате: «Теть Тань, может, хватит уже тут про политику?»

Несмотря на фамилию, я не украинка по крови: мама — русская, отец — болгарин. Папа преподавал в институте, мама работала лаборанткой в институте, но занималась в основном детьми (нас было четверо), при этом активно боролась против коррупции и взяток в своем кубанском сельхозинституте.

Я выросла в Краснодаре — там в селах и станицах многие тоже говорили на украинском. Но в школах учились на русском.

Фамилия нашего рода была Червенковы: под Бердянском жили мои предки, там было место компактного проживания болгар, но в начале XX века украинский писарь на свой лад укоротил фамилию до Червенко. В детстве я часто бывала в тех местах, в семье говорили на болгарском и русском, украинский тогда считался почему-то «деревенским».

Летом ездила в гости к родственникам. Я перестала кого-то переубеждать: у них там уютный клуб диванных победителей. Отцу 83, с ним живет моя сестра. Она говорит: «Таня, ты что, хочешь отца в гроб свести?»

«Увольняться не буду»

Я держусь и не хочу уходить по собственному желанию, чтобы облегчить им жизнь. Пусть увольняют — буду судиться. Я уже сужусь со школой за первый выговор.

Все, что остается сейчас в России, — быть несогласным там, где можно.

Отстаивать свои принципы: для меня один из них — держаться до конца и не вести эти уроки о важном.

Осуждать кого-то за желание остаться или уехать невозможно. Но пока я могу оставаться, буду в России — наверное, пока не заведут уголовку. При этом я потихоньку делаю кошке прививки, привожу в порядок документы, но у меня ипотека и материальные проблемы. Ситуация не такая легкая, чтобы просто взять и уехать. Хотя мне есть куда.

Моему старшему сыну 20, он студент, ходит по улицам со студенческим билетом. Я бы хотела, чтобы он уехал, и чем быстрее, тем лучше. Но он хочет остаться и надеется, что скоро все изменится.

Поддержите «Гласную»Помогите нам сделать новую историю — станьте частью нашего сообщества
валюта пожертвования
Размер пожертвования
100
300
500
1000
Способ оплаты
Умный платёж (₽)
Банковская карта (₽)
ЮMoney (₽)
Ваши данные
Укажите ваше имя

УСЛОВИЯ ОПЛАТЫ​
«Гласная» предлагает вам осуществить дарение на следующих условиях: 

1. Настоящее предложение является предложением проекта «Гласная» заключить с любым, кто отзовется на данное предложение (далее — Даритель), договор дарения на условиях, предусмотренных ниже. 

2. Предложение вступает в силу со дня, следующего за днем его размещения на сайте «Гласной» в интернете по адресу https://glasnaya.media (далее — Сайт) и действует бессрочно. 

3. В предложение могут быть внесены изменения и дополнения, которые вступают в силу со дня, следующего за днем их размещения на Сайте. 

4. Даритель безвозмездно передает в собственность «Гласной» денежные средства в размере, определяемом Дарителем, на поддержку деятельности «Гласной». 

5. «Гласная» вправе в любое время до передачи ей дарения и в течение 10 дней после от него отказаться. В случае отказа от дарения после его передачи «Гласная» возвращает дарение в течение 10 дней после принятия решения об отказе. В случае невозможности передать дарение Дарителю оно остается в распоряжении «Гласной». 

6. Даритель вправе отказаться от своего дарения в течение 10 дней со дня совершения транзакции. О своем желании Даритель извещает «Гласную» по электронной почте по адресу [email protected]. «Гласная» обязуется вернуть денежные средства в течение 10 дней с момента заявления Дарителя. 

7. Если Даритель подписался на ежемесячное списание средств с банковской карты, привязанной к счету Дарителя, впоследствии он вправе отменить ежемесячные платежи. Для отмены платежей Дарителю необходимо перейти на страницу «Отмена подписки на платежи» на сайте. 

8. Совершая действия, предусмотренные данным предложением, Даритель подтверждает, что ознакомлен с условиями и текстом настоящего предложения, целями деятельности «Гласной», осознает значение своих действий, имеет полное право на их совершение и полностью принимает условия настоящего предложения. 

9. В соответствии с Федеральным законом N 152-ФЗ «О персональных данных» Даритель настоящим дает свое согласие на обработку своих персональных данных любыми не запрещенными законом способами для целей исполнения настоящего предложения и подтверждает, что ознакомлен с политикой конфиденциальности.

Я принимаю Условия оплаты

ПОЛИТИКА КОНФИДЕНЦИАЛЬНОСТИ​
1. Общие положения

1.1. Настоящая политика обработки персональных данных (далее – Политика) проекта «Гласная» разработана в соответствии с Федеральными законами от 27 июля 2006 г. № 149-ФЗ «Об информации, информационных технологиях и о защите информации» и от 27 июля 2006 г. № 152-ФЗ «О персональных данных», иными нормативно-правовыми актами по вопросам персональных данных.

1.2. Назначением Политики является обеспечение защиты прав и свобод субъекта персональных данных при обработке его персональных данных (далее – ПДн) Оператором.

1.3. Термины, используемые в тексте настоящей Политики, подлежат применению и толкованию в значении, установленном Федеральным законом от 27 июля 2006 г. № 152-ФЗ «О персональных данных».

1.4. Основные права и обязанности субъекта персональных данных:

  • субъект персональных данных имеет право на получение у Оператора информации, касающейся обработки его персональных данных; 
  • субъект персональных данных вправе требовать от Оператора уточнения его персональных данных, их блокирования или уничтожения в случае, если персональные данные являются неполными, устаревшими, неточными, незаконно полученными или не являются необходимыми для заявленной цели обработки, а также принимать предусмотренные законом меры по защите своих прав; 
  • если субъект персональных данных считает, что Оператор осуществляет обработку его персональных данных с нарушением требований законодательства или иным образом нарушает его права и свободы, субъект персональных данных вправе обжаловать действия или бездействие Оператора в уполномоченный орган по защите прав субъектов персональных данных или в судебном порядке; 
  • субъект персональных данных имеет право отозвать согласие на обработку персональных данных;
  • субъект персональных данных имеет право на защиту своих прав и законных интересов, в том числе на возмещение убытков и (или) компенсацию морального вреда в судебном порядке. 

1.5. Основные обязанности Оператора:

  • предоставлять субъекту персональных данных по его письменному запросу информацию, касающуюся обработки его персональных данных, либо на законных основаниях предоставить отказ в предоставлении такой информации в срок, не превышающий тридцати дней с момента получения Оператором соответствующего запроса; 
  • по письменному требованию субъекта персональных данных уточнять обрабатываемые персональные данные, блокировать или удалять, если персональные данные являются неполными, устаревшими, неточными, незаконно полученными или не являются необходимыми для заявленной цели обработки, в срок, не превышающий тридцати дней с момента получения Оператором соответствующего требования; 
  • в случае достижения цели обработки персональных данных третьих лиц незамедлительно прекратить обработку персональных данных и уничтожить соответствующие персональные данные в срок, не превышающий тридцати дней с даты достижения цели обработки персональных данных, если иное не предусмотрено договором, стороной которого, выгодоприобретателем или поручителем по которому является субъект персональных данных, иным соглашением между Оператором и субъектом персональных данных; 
  • в случае отзыва субъектом персональных данных согласия на обработку своих персональных данных прекратить обработку персональных данных и уничтожить персональные данные в срок, не превышающий тридцати дней с даты поступления указанного отзыва, если иное не предусмотрено соглашением между Оператором и субъектом персональных данных; 
  • при обработке персональных данных Оператор принимает необходимые правовые, организационные и технические меры для защиты персональных данных третьих лиц от неправомерного или случайного доступа к ним, уничтожения, изменения, блокирования, копирования, предоставления, распространения персональных данных, а также от иных неправомерных действий в отношении персональных данных. 

1.6. Оператор собирает, использует и охраняет персональные данные, которые предоставляет субъект персональных данных при использовании сайта «glasnaya.media» и мобильных приложений с любого устройства и при коммуникации в любой форме, в соответствии с данной Политикой.

2. Цели сбора и обработки персональных данных

2.1. ПДн собираются и обрабатываются Оператором в целях:

  • коммуникации с субъектом персональных данных, когда он обращается к Оператору;
  • отправки отчетов о расходовании собранных средств;
  • организации участия субъекта персональных данных в проводимых Оператором мероприятиях и опросах;
  • предоставления субъекту персональных данных информации о деятельности Оператора;
  • направления субъекту персональных данных новостных материалов;
  • для других целей с согласия субъекта персональных данных.

3. Правовые основания обработки персональных данных

3.1. Правовыми основаниями обработки ПДн являются:

  • Федеральный закон от 27 июля 2006 г. № 149-ФЗ «Об информации, информационных технологиях и о защите информации»; 
  • Федеральный закон от 27 июля 2006 г. № 152-ФЗ «О персональных данных»;
  • Положение об особенностях обработки персональных данных, осуществляемой без использования средств автоматизации (утв. Постановлением Правительства Российской Федерации от 15 сентября 2008 г. № 687); 
  • Постановления от 1 ноября 2012 г. № 1119 «Об утверждении требований к защите персональных данных при их обработке в информационных системах персональных данных»; 
  • Приказ ФСТЭК России от 18 февраля 2013 г. № 21 «Об утверждении состава и содержания организационных и технических мер по обеспечению безопасности персональных данных при их обработке в информационных системах персональных данных»; 
  • Приказ Роскомнадзора от 5 сентября 2013 г. № 996 «Об утверждении требований и методов по обезличиванию персональных данных»; 
  • иные нормативные правовые акты Российской Федерации и нормативные документы уполномоченных органов государственной власти; 
  • согласие на обработку персональных данных.

4. Объем и категории обрабатываемых персональных данных, категории субъектов персональных данных

4.1. Персональные данные, разрешенные к обработке в рамках настоящей Политики, предоставляются субъектом персональных данных путем заполнения веб-форм на сайте, предоставления информации в сообщениях, направляемых Оператору, или другим образом свободно, своей волей и в своем интересе.

4.2. Субъектами персональных данных являются пользователи и авторы проекта «Гласная».

4.3. Субъекты персональных данных сообщают следующую персональную информацию:

  • имя, фамилию;
  • e-mail;
  • номер контактного телефона.

4.4. Оператор защищает данные, которые автоматически передаются в процессе просмотра субъектом персональных данных рекламных блоков, в том числе информацию cookies.

4.5. Оператор осуществляет сбор статистики об IP-адресах своих посетителей. Данная информация используется с целью выявления технических проблем.

4.6. Оператор не проверяет достоверность персональных данных, предоставленных субъектом, и не имеет возможности оценить его дееспособность. Однако Оператор исходит из того, что субъект персональных данных предоставляет достоверные и достаточные данные и поддерживает эту информацию в актуальном состоянии.

5. Порядок и условия обработки персональных данных

5.1. Оператор осуществляет сбор, запись, систематизацию, накопление, хранение, уточнение (обновление, изменение), извлечение, использование, передачу (распространение, предоставление, доступ), обезличивание, блокирование, удаление и уничтожение персональных данных.

5.2. Обработка персональных данных осуществляется Оператором следующими способами:

  • неавтоматизированная обработка персональных данных;
  • автоматизированная обработка персональных данных с передачей полученной информации по информационно-телекоммуникационным сетям или без таковой; 
  • смешанная обработка персональных данных.

5.3. Сроки обработки персональных данных определены с учетом:

  • установленных целей обработки персональных данных;
  • сроков действия договоров с субъектами персональных данных и согласий субъектов персональных данных на обработку их персональных данных; 
  • сроков, определенных Приказом Минкультуры России от 25 августа 2010 г. № 558 «Об утверждении “Перечня типовых управленческих архивных документов, образующихся в процессе деятельности государственных органов, органов местного самоуправления и организаций, с указанием сроков хранения”». 

5.4. Оператор не раскрывает третьим лицам и не распространяет персональные данные без согласия субъекта персональных данных (если иное не предусмотрено федеральным законодательством РФ).

5.5. Условием прекращения обработки персональных данных может являться достижение целей обработки персональных данных, истечение срока действия согласия или отзыв согласия субъекта персональных данных на обработку его персональных данных, а также выявление неправомерной обработки персональных данных.

6. Безопасность персональных данных

6.1. Для обеспечения безопасности персональных данных при их обработке Оператор принимает необходимые и достаточные правовые, организационные и технические меры для защиты персональных данных от неправомерного или случайного доступа к ним, их уничтожения, изменения, блокирования, копирования, предоставления, распространения, а также от иных неправомерных действий в отношении персональных данных согласно Федеральному закону от 27 июля 2006 г. № 152-ФЗ «О персональных данных» и принятым в соответствии с ним нормативным правовым актам.

6.2. Оператором приняты локальные акты по вопросам безопасности персональных данных. Сотрудники Оператора, имеющие доступ к персональным данным, ознакомлены с настоящей Политикой и локальными актами по вопросам безопасности персональных данных.

7. Актуализация и уничтожение персональных данных, ответы на запросы субъектов на доступ к персональным данным

7.1. В случае подтверждения факта неточности персональных данных или неправомерности их обработки, персональные данные подлежат их актуализации Оператором, обработка прежних при этом прекращается.

7.2. При достижении целей обработки персональных данных, а также в случае отзыва субъектом персональных данных согласия на их обработку персональные данные подлежат уничтожению, если иное не предусмотрено иным соглашением между Оператором и субъектом персональных данных.

7.3. Субъект персональных данных имеет право на получение информации, касающейся обработки его персональных данных. Для получения указанной информации субъект персональных данных может отправить запрос по адресу: [email protected].

8. Ссылки на сайты третьих лиц

8.1. На сайте могут быть размещены ссылки на сторонние сайты и службы, которые не контролируются Оператором. Оператор не несет ответственности за безопасность или конфиденциальность любой информации, собираемой сторонними сайтами или службами.

Я принимаю Политику конфиденциальности
Перенаправление на безопасную страницу платежа...

«Гласная» в соцсетях Подпишитесь, чтобы не пропустить самое важное

Facebook и Instagram принадлежат компании Meta, признанной экстремистской в РФ

К другим материалам
«Я не такая, как другие, и для них я “зло”»

Истории женщин, которые заплатили жизнью за то, что говорили правду, но их убийцы не понесли наказания

«Вышли на поле боя и сражаются со страшным монстром»

Как адвокатессы вставали на защиту диссидентов в СССР

«Вербовка школьников террористами»

О чем на самом деле нам говорит история, сочиненная подростками и раздутая СМИ

От Шамиля к Шаламе

Как Кавказская война повлияла на персонажей и сюжет «Дюны»

«Я не понимала, что имею право сказать нет»

История Златы, которая в 16 лет узнала, что бывший парень заразил ее ВИЧ

«Ты выжившая, на тебя смотрят с надеждой»

Как работают равные консультантки в онкологии — женщины, которые сами пережили болезнь и теперь помогают другим

Читать все материалы по теме