Карикатуры

1900–1917: Этуали, революционерки и равноправки

ЧИТАЙТЕ НАС В ТЕЛЕГРАМЕ

Открытка. 1900-е — 1910-е гг.

Проект «Женский вопрос в карикатуре ХХ века» рассказывает о том, как в разные периоды карикатуристы в России видели современный им собирательный образ женщины, «комментируя» ее роль в обществе и изменения этой роли.

1900–1917: Этуали, революционерки и равноправки

1917–1934: Раскрепощение, выдвиженки и новый быт

1953–1964: Мещанки, охотницы за мужьями и пережитки феодализма

«На чем же мы будем шляпки носить?!»

Сатирические журналы с карикатурами стали выходить в России еще в середине XIX века. Однако до революции 1905 года, кардинально изменившей общественный ландшафт, их было немного — и за редкими исключениями это были развлекательные издания, редко затрагивавшие острые общественные и политические вопросы (чему немало способствовала цензура). То же относится и к очень популярным юмористическим открыткам, представлявшим собой особый любопытный жанр. «Женское движение» за равные с мужчинами имущественные и гражданские права, доступ к образованию, трудоустройству, «мужским» профессиям и так далее, тоже развивавшееся в России примерно с 1860-х годов, редко находило отражение в карикатурах, особенно в первой половине 1900-х. В основном героинями сатирических журналов были городские жительницы из образованного класса — остальное население представлено по большей части глуповатыми крестьянками и прислугой, норовящей как-нибудь надуть хозяев, посплетничать и привести в кухню ухажера.

Если судить по сюжетам карикатур, то русская женщина 1900-х, да и позднее, — это довольно никчемное существо, не способное к умственной деятельности и интересующееся в основном модами, деньгами и мужчинами, в идеале желая как можно скорее заполучить все это вместе. «Этуали» (то есть «звезды» оперетты и балета) и прочие «дамы полусвета» мечтают о богатых покровителях, готовых покупать им шляпки и поить их шампанским, а девицы посолиднее — о богатом муже. В браке женщина держит мужа под каблуком, одновременно наставляя ему рога (впрочем, в последнем отношении женатые мужчины не отстают от супруг). Потом появляются многочисленные дети, которые очень мешают спокойно жить прежде всего мужу, ну а потом женщина превращается в тещу, которая отличается злым языком и вообще очень бесит — опять же зятя.

«Знаю я эти митинги, небось к своему Мите идешь!»

События 1905 года резко и кардинально поменяли общественную жизнь в России. Политический террор, массовые стачки, забастовки и демонстрации, вооруженные восстания в 1905 году в конечном счете способствовали появлению в стране первого демократически избираемого и наделенного законодательными полномочиями парламента, а также первой конституции — Манифеста 17 октября, провозгласившего свободу совести, свободу слова, свободу собраний, свободу союзов и неприкосновенность личности. В стране появились легальные политические партии, немедленно вступившие в жесткую конкуренцию друг с другом, и резко усилилась поляризация общества. За либеральной эйфорией конца 1905 года последовала так называемая реакция — репрессии властей в ответ на непрекращающееся и даже еще более активизировавшееся политическое насилие.

Одним из последствий всех этих событий стал взрывной рост независимой прессы — в том числе сатирических журналов самых разных направлений (в основном либеральных и «беспартийных», но также крайне левых и крайне правых), которых одно время в стране насчитывалось около 400. Не только новые, но и старые сатирические журналы почти полностью переключились на вопросы революции, государственных репрессий и политики.

Поэтому на какое-то время шуток про женщин в сатирических журналах стало меньше. Ни политика, ни революция не считались женским делом — и даже избирательных прав, ни активных, ни пассивных, женщинам так и не предоставили (российские женщины впервые получили право голоса только в ноябре 1917 года, на выборах в Учредительное собрание, которому так и не удалось приступить к работе из-за прихода к власти большевиков). Почти на всех карикатурах этого времени женщины подражают мужчинам, стараются угнаться за новыми модами на «политику» и «революцию», но, разумеется, ничего не могут во всем этом понять (хотя на самом деле женщины, разумеется, активно участвовали и в том, и в другом — но среднему обывателю это не очень-то нравилось).

Еще одним явлением, которое явно вызывало опасения, а то и негодование у «мейнстримного» общества, было размывание традиционных представлений о браке, семье, гендерных ролях и допустимых сексуальных практиках, которое началось значительно раньше 1905 года. Эти тенденции, впрочем, набирали силу далеко не только в России.

«Нам ли с тобой мечтать о равноправии, когда красота сама дала нам все права!»

Движение за равноправие и эмансипацию женщин началось в России еще в 1860-е годы — времена либеральных реформ. Тогда больше всего говорили о праве женщины на брак по любви, а иногда о том, как женщина может стать более независимой от мужчин, что означало прежде всего доступ к оплачиваемой работе: в 1862 году в Петербурге было основано первое Общество женского труда, которое занималось в том числе и помощью бедным работницам. Тогда же одним из самых важных вопросов на повестке становится доступ женщин к высшему образованию — но первые высшие женские курсы (что-то вроде женского университета) стали открываться в Москве и Петербурге только в 1870-е. Впрочем, проблему самостоятельности они решали очень ограниченно: получив высшее образование, женщины не могли работать на государственной службе (кроме низших вспомогательных должностей), становиться адвокатами, профессорами и так далее.

Постепенно «женское движение» сошло на нет (в 1880-е многие женские организации были запрещены), но события 1905 года дали ему новый толчок: появление в стране легальной политики и выборных институтов побудили женщин потребовать предоставления им избирательных прав. Еще накануне учреждения первой Государственной думы, в апреле 1905 года, прошел первый в истории женский митинг в защиту женских политических прав, организованный только что созданным «Союзом равноправия женщин», а в 1908 году — Первый Всероссийский женский съезд. Активисток называли тогда «равноправками» и, по европейскому образцу, суфражистками. Они делились на, условно говоря, буржуазных (либеральных) феминисток и социал-демократок, которые, в отличие от первых, выступали за изменение самого государственного строя. Трудовые, образовательные, имущественные и брачно-семейные права женщин постепенно расширялись, хотя и незначительно. Кардинальные изменения произошли только после февраля 1917-го.

В карикатурах борьба за права женщин в основном предстает поводом для стереотипных шуток, хотя попадаются и сочувствующие высказывания. «Равноправки» — это почти всегда некрасивые старые девы или оборванные курсистки с вечной папиросой во рту, а идея о том, что они хотят получить все права мужчин и освободиться от всех обязанностей женщин, кажется карикатуристам ужасно смешной. Надо сказать, что похожие карикатуры публиковались в то время и на Западе.

Источники иллюстраций:
Коллекция периодики электронной библиотеки ГПИБ
Паблик «Дурацкие дореволюционные открытки»

ПОДЕЛИТЬСЯ:
Поделиться в facebook
Поделиться в vk
Поделиться в telegram
Поделиться в twitter

К другим материалам:

Подпишитесь на рассылку «Гласной»

Мы работаем благодаря вашей поддержке