" style="position:absolute; left:-9999px;" alt="" />
Поддержать
Истории

«Самые счастливые мои дни — в лагере» Как любили и дружили женщины в ГУЛАГе

30.10.2023читайте нас в Telegram
Иллюстрация: Анна Иванцова | Гласная

Пространство ГУЛАГа не было приспособлено для женщин. Даже самые интимные аспекты их жизни зависели от мужчин: голову и лобок обривали врачи-мужчины, а в бане приходилось мыться под надзором охранников. Тем не менее женщины сопротивлялись лагерной системе.

Специально для «Гласной» Анна Ефимова изучила мемуары и эссе женщин, которые прошли через лагеря, и узнала, что помогало им сохранять оптимизм даже в самые тяжелые дни.

Гамсун на Воркутинской каторге

В 1952 году у заключенных Минерального лагеря в Коми стали отбирать книги. Возвращали, поставив в них лагерную печать — и только если не нашли в издании ничего «антисоветского». У заключенной Минлага Эллы Маркман надзирательница, которую за особую любовь к правилам каторжане называли «крысой», отобрала том сочинений Михаила Лермонтова со словами «Да ты посмотри, какие у него царские погоны!»

Когда вечером Элла вернулась в столовую за какой-то забытой вещью, то увидела «крысу». Та сидела за столом и плакала, по слогам читая «Мцыри» из того самого изъятого тома.

Минлаг был первым из 12 особых лагерей ГУЛАГа, куда после войны перераспределили политических заключенных. До того осужденные по 58-й статьепопадали на каторгу. Официально она существовала в Советском Союзе с 1943-го по 1948-й.

Заключенные особлагов, сравнивая свои условия жизни с каторжными, говорили: «Да мы настоящих лагерей уже не видели».

Например, в Воркутинском каторжном лагере политическим заключенным запрещали владеть не только книгами, но и любой печатной продукцией: блокнотами и личными письмами. Их изымали при приезде, а за получение книги с воли могли лишить права на посылки от родных.

Но лагерная охрана, проверявшая каждую посылку «с воли» перед тем, как отдать ее заключенному, изредка ошибалась. Книгу, спрятанную в вещах, могли не заметить или забыть, по какой именно статье сидит адресат посылки. Обычно в том же лагере отбывали наказание осужденные по бытовым и уголовным статьям — а им получать печатную продукцию не возбранялось.

Читайте такжеЧетырежды раскулачена

История Валентины Виноградовой, которая пережила репрессии, дождалась мужа с Колымы и научилась «приспосабливаться»

Так в руки к 14-летней Лене Ивановой попало старое, начала двадцатых годов, советское издание Кнута Гамсуна. Книгу прислали родители ее соседке по бараку Рузе.

Романы Гамсуна, чьи герои переживали отчуждение от общества, стали для Лены отдушиной. Особенно ей нравился роман «Пан». Там был фрагмент, когда герой смотрит на звездопад и думает: а что, если на его глазах погибла звезда и весь ее мир распался на тысячи маленьких частиц?

Фото: Лена Маркова (Иванова). Источник: argumentua.com

«Я читала его строки, и мне в отчаянии хотелось крикнуть: “Это мой светлый мир содрогнулся и распался на куски! Это мне пришлось увидеть смерть моей звезды!”» — переживала Лена.

Она мечтала учиться на матмехе Ленинградского университета. Школьный выпускной Лены совпал с началом Великой Отечественной войны, и вскоре ее родной город Красноармейское в Донбассе попал под оккупацию. После освобождения Лена пришла в комендатуру за разрешением на выезд в Ленинград. Но вместо этого ее арестовали за пособничество немцам.

Когда в 1943 году захватчики вошли в Красноармейское, персонал полевого госпиталя, где Лена работала медсестрой, заявил, что лечащиеся там советские военные якобы были местными гражданскими. Лена устроилась на немецкую биржу труда, чтобы выправить для них документы. Когда все 76 военных получили нужные бумаги, она уволилась.

От обвинения в пособничестве Лену не спасла даже отличная боевая характеристика. «Я с ужасом понимала, оказавшись в лагере, что с каждым годом безвозвратно теряю дни своей жизни и растрачиваю время впустую. Если бы я послала свои документы не в Ленинград, а куда-нибудь вглубь страны, например в Новосибирский университет, то все в моей жизни сложилось бы иначе! Но нет, я хотела учиться только в ЛГУ и только на матмехе! Вот и получила вместо университета воркутинскую каторгу», — вспоминала она.

От новых осужденных, прибывающих в лагерь по этапу, Лена узнала, что Кнут Гамсун, как и она, попал в немецкую оккупацию и был объявлен пособником фашистов. В родной Норвегии он отделался штрафом, но был запрещен в Советском Союзе. На чтении его книг Лена и ее подруги не попались по счастливой случайности.

Фрагмент про человека, увидевшего в звездопаде смерть целого мира, Лена переписала в свою записную книжку, которую старательно прятала от лагерной охраны. Кроме Гамсуна, в записной книжке Лены были переложенные на слух ноты «Песни Сольвейг» из оперы «Пер Гюнт», таблица Менделеева и стихи на польском. Их ей по памяти воспроизвели заключенные польские военнослужащие перед тем, как покинуть Воркутлаг.

Через много лет Елена размышляла: «Наверное, в Норвегии никто и представить себе не мог, что Гамсун и Григ стали духовной опорой для каторжан, томящихся в гибельных воркутинских лагерях. Это было духовное сопротивление каторжному режиму».

«Я что хочу, то и сделаю с тобой»

К 1950 году в сталинских лагерях, через которые прошло до 18 миллионов человек, жило и работало около полумиллиона женщин-заключенных. Гендерный дисбаланс был одним из факторов повсеместного сексуализированного насилия.

После того как заключенная по имени Тамара Рушневиц отказала в близости лагерному сапожнику Саше, она попала в больницу со следами тяжелого избиения. В итоге она согласилась стать его «тюремной женой», только чтобы он не поднял руку снова. Известен случай, когда на пароходе по пути в Магадан мужчины-заключенные изнасиловали женщин — они проломили внутренние стены и таким образом попали в их отсек судна. Чтобы остановить насилие, охране пришлось залить помещение водой из шланга.

Это не значит, что между мужчинами и женщинами в лагере не складывались искренние отношения. Они не только были важным элементом сопротивления бесчеловечному лагерному порядку. Заступничество мужчины также защищало от беззакония и домогательств лагерных начальников. В такой ситуации Лена Иванова оказалась в 1946 году, когда ее перевели из одного пункта Воркутлага в другой.

Там на 16-летнюю Иванову обратил внимание начальник учетно-распределительной части.

Вызвав ее в свой кабинет, он пообещал в обход правил отправить каторжанку на более легкую работу в обмен на близость.

Когда Лена, поняв, в чем дело, выбежала из кабинета, разъяренный начальник с криком «Ты хуже рабыни, я что хочу, то и сделаю с тобой!» велел конвою сразу же отвести девушку в шахту на ночную смену — таскать бревна для крепления лавы. Это был самый тяжелый вид работ, на который никогда не посылали женщин.

Каждый раз, прогибаясь под тяжестью бревен на спуске в шахту, Лена думала, что не доживет до конца дня. Однажды она не выдержала и упала.

Движение по узкому проходу для носильщиков остановилось. Бригадир принялся пинать девушку ногами: та не могла выбраться из-под придавившего ее дерева. На шум прибежал вольнонаемный рабочий-запальщик.

— Ты что избиваешь доходягу! Замени его другим, он все равно уже не сможет тащить бревно! — закричал он бригадиру.
— Это не «он», а «она», — сказал кто-то рядом.
— Как, ты поставил на эту работу женщину?
— Не я поставил, а «сверху» поставили!
— Тот, кто «наверху», не спускается вниз, переведи ее на откатку, откуда тот узнает, где она работает?

Отрывок из книги Елены Марковой «Воркутинские заметки каторжанки “Е‑105”»

Рабочий велел под свою ответственность перевести Лену на участок с вагонетками, где и было занято большинство женщин. Перед этим он разрешил ей до конца дня отдохнуть в штреке, потому что боялся, что обессиленную девушку задавит на откатке угля.

Любовные «ксивы» и «слепые браки»

Как-то заключенный Минлага Юзеф Соколовский попросил подругу из женской части лагеря, с которой общался по переписке, составить список лекарств, необходимым заключенным в женской тюрьме. Он и другие заключенные хотели попытаться найти препараты на мужской зоне и передать женщинам.

Девушка отправилась за советом к Элле Маркман. На самом деле ее полное имя — Комунэлла: отец девушки был преданным коммунистом и занимал пост замначальника Закнаркомплекспрома, а перед арестом был директором Субтропических совхозов. Но из-за конфликта с Лаврентием Берией был приговорен к расстрелу в 1937 году. Его супругу, мать Эллы, сослали как жену врага народа.

В 1943 году Элла с друзьями, объединенные ненавистью к Берии, расклеивали по Тбилиси листовки. В шутку они, «фанфароны», назвали себя «Смерть Берии». Четыре года спустя их арестовали по доносу. Так по обвинению в антисоветской агитации Элла попала в Минлаг.

Это не изменило ее страсти к рисковым поступкам. Вскоре после короткой переписки о лекарствах для женской тюрьмы между ней и Соколовским завязались отношения. Это произошло за несколько месяцев до их первой встречи: все это время пара поддерживала контакт исключительно по переписке.

«Нет света, совсем темно… Мой хороший, только будь спокоен. И за меня, и за себя. Я не заболела, просто чуточку плохо себя чувствую. Если бы ты был рядом таким, каким ты иногда бываешь, все бы прошло. Завтра отлежусь и снова буду как “ванька-встанька”. Знать бы, что и ты отдохнешь как следует! Спи, мальчишкин мой, ради Бога, спи хорошим, радостным сном. Все обязательно будет хорошо (ну если не все, то многое)».

В то же время контакты между мужской и женской тюрьмами были под строгим запретом. В 1947 году Министерство внутренних дел приняло инструкцию, согласно которой женские и мужские бараки следовало разделить колючей проволокой. За перекидывание записок и разговоры через заграждение теперь отправляли в карцер. Однако заключенным нужно было знать, что их судьба хоть кому-то в лагере небезразлична.

Потребность в любви привела к появлению феномена «слепых браков», когда заключенные вступали в отношения, не имея возможности даже увидеть друг друга. Существовали они исключительно благодаря нелегальной почте.

Работала система так: чаще всего «ксиву» — крохотную записку из серой бумаги, исписанную карандашом и сложенную в несколько раз, — Элле удавалось передать в мужскую тюрьму через охранников. Те соглашались, несмотря на риск гауптвахты и суда, но только ради тех заключенных, с которыми у них завязались хорошие отношения.

Элла научилась просовывать свернутые письма в щели между креплениями на лопатах и кирках, которыми в лагере пользовались и женщины, и мужчины. Те в свою смену доставали ксивы и распространяли между собой. Иногда удавалось бросить записку в колонну заключенных-мужчин, когда те проходили через территорию женского лагеря. Они подбирали ксиву с земли и относили Соколовскому.

Фото: Элла Маркман и Юзеф Соколовский. 1956 или 1957, Инта. Источник: ls.mapofmemory.org

Мама Эллы, по своему опыту знакомая с лагерными порядками, перед отправкой на этап передала дочери пластиковые шпильки и скрепки. Благодаря им Маркман прикрепляла ксивы к трусам и волосам. На «шмоне» женщин заставляли раздеваться почти догола и приседать так, что запрещенные письма выпадали из белья.

Первый раз влюбленные встретились зимой. Элла взяла на себя организацию встречи: «Это делается так: договариваешься с десятником, [чтобы] всю бригаду или несколько человек из бригады послали на такой-то объект, на шурф. Мы встретились на шурфе. И я его вижу — не близко, шурф шахты, вылез и стоит. А я его посмотрела и потом написала: “Юзик, ты просто елочная игрушка!” — у него волосики как-то блестели, глазки тоже блестели — как елочная игрушка! И долго я его называла в письме “моя елочная игрушка”».

Читайте такжеХудшая версия себя

Политолог Денис Греков — о том, как россияне привыкли предавать себя ради выживания

В 1957-м, через год после освобождения Эллы из Минлага, Маркман и Соколовский поженились. Их лагерную переписку в ксивах девушка сберегла и увезла домой, в Тбилиси.

«Она вас плохому научит»

Некоторые каторжанки находили в лагерях подруг на всю жизнь. Одной из таких девушек была Люда Васильковская. После войны Люду осудили на 25 лет за участие в националистической организации и сотрудничество с оккупантами. Во время оккупации она состояла в подпольной организации и вместе с другими девушками намеренно заводила отношения с немецкими военными. Таким образом участницы организации узнавали о планах фашистской армии и передавали информацию своим. В 1948 году Васильковская попала в только что созданный Минлаг.

Фото: Л.Д. Васильковская. Открытка с портретом К.М. Маркман. Акварель. Между 1949 и 1954. Минлаг (Инта, Коми АССР). Источник: ls.mapofmemory.org

Однажды ее бригаду соединили с другим отрядом для рытья дорожных кюветов. Неожиданно к вооруженному конвою подошел «блатной» — заключенный из близлежащей тюрьмы — и потребовал отпустить одну из женщин с ним. Услышав отказ, заключенный вытащил финский нож — конвоир в ответ наставил на него автомат.

Вдруг из толпы каторжанок выбежала девушка. Так Люда описывала эту сцену много лет спустя: «Мы все орем благим матом, кричим в ужасе, и тут ты срываешься, как тигр, бежишь за зону, ударяешь этого блатного по руке, у него нож падает, потом так же сделала с конвоем, у него падает автомат. И как ни в чем не бывало возвращаешься обратно».

Это фрагмент из письма, адресованного Элле Маркман — девушкой-тигром была именно она.

Друзей в лагерях политзаключенные обычно находили в узком кругу своих — в него в основном входили такие же вольнонаемные рабочие и интеллигенты, осужденные по сфабрикованным политическим обвинениям. Тех, кто на воле совершил реальные преступления — «бытовичек», «урков» и воров, — своими не считали.

Вскоре Элла и Люда попали в одну бригаду. Как вспоминала Маркман, вместе им было весело жить. Просыпаясь, Элла говорила: «Сегодня я цветок, тропический и нежный» или «Сегодня я Поль Робсон, великий гарсон!» В первом случае Люда должна была ее полить водой, а во втором — поаплодировать.

Когда первой было тяжело работать, Люда заворачивала подругу в бушлат и выполняла норму за обеих. Выносила ей тайком еду из столовой, несмотря на запрет, если у Эллы не оставалось сил идти туда на обед.

Ни эта дружба, ни выходки Эллы не остались без внимания лагерного начальства. Как-то местный следователь пытался заставить Люду доносить на подругу: «Ну зачем вам с этой жидовкой дружить? Она вас плохому научит!»

Элла убедила Люду подыграть следователю — и до самого конца заключения две подруги издевались над ним. Маркман вспоминала такой случай:

«[Когда, бывало, нас посылали на] какой-нибудь плохой объект, [где мучили нас] комары, Люда шла к следователю и говорила: “Элла [считает], что это — очень удобный объект с мужским лагерем разговаривать!” — и нас снимают с этого объекта!» — вспоминала Маркман.

После досрочного освобождения в 1954 году Васильковская еще несколько дней пряталась в бараке, не желая расставаться с подругой. Годы спустя она писала Элле: «Самые мои счастливые дни — это были дни в лагере».

Судьба развела их по разным городам: Люда осела в Одессе, а Элла вернулась в Тбилиси. В письмах друг к другу они часто вспоминали сочиненное в лагере четверостишие, в котором шуточно благодарили КГБ за то, что свел их вместе:

Мы есть друг у друга
До крайнего вздоха,
И мы восклицаем, всегда и повсюду:
Виват, КГБ!

Подпись — Элла и Люда.

Редактор: Юля Красильникова
Поддержите «Гласную»Помогите нам сделать новую историю — станьте частью нашего сообщества
валюта пожертвования
Размер пожертвования
100
300
500
1000
Способ оплаты
Умный платёж (₽)
Банковская карта (₽)
ЮMoney (₽)
Ваши данные
Укажите ваше имя

УСЛОВИЯ ОПЛАТЫ​
«Гласная» предлагает вам осуществить дарение на следующих условиях: 

1. Настоящее предложение является предложением проекта «Гласная» заключить с любым, кто отзовется на данное предложение (далее — Даритель), договор дарения на условиях, предусмотренных ниже. 

2. Предложение вступает в силу со дня, следующего за днем его размещения на сайте «Гласной» в интернете по адресу https://glasnaya.media (далее — Сайт) и действует бессрочно. 

3. В предложение могут быть внесены изменения и дополнения, которые вступают в силу со дня, следующего за днем их размещения на Сайте. 

4. Даритель безвозмездно передает в собственность «Гласной» денежные средства в размере, определяемом Дарителем, на поддержку деятельности «Гласной». 

5. «Гласная» вправе в любое время до передачи ей дарения и в течение 10 дней после от него отказаться. В случае отказа от дарения после его передачи «Гласная» возвращает дарение в течение 10 дней после принятия решения об отказе. В случае невозможности передать дарение Дарителю оно остается в распоряжении «Гласной». 

6. Даритель вправе отказаться от своего дарения в течение 10 дней со дня совершения транзакции. О своем желании Даритель извещает «Гласную» по электронной почте по адресу [email protected]. «Гласная» обязуется вернуть денежные средства в течение 10 дней с момента заявления Дарителя. 

7. Если Даритель подписался на ежемесячное списание средств с банковской карты, привязанной к счету Дарителя, впоследствии он вправе отменить ежемесячные платежи. Для отмены платежей Дарителю необходимо перейти на страницу «Отмена подписки на платежи» на сайте. 

8. Совершая действия, предусмотренные данным предложением, Даритель подтверждает, что ознакомлен с условиями и текстом настоящего предложения, целями деятельности «Гласной», осознает значение своих действий, имеет полное право на их совершение и полностью принимает условия настоящего предложения. 

9. В соответствии с Федеральным законом N 152-ФЗ «О персональных данных» Даритель настоящим дает свое согласие на обработку своих персональных данных любыми не запрещенными законом способами для целей исполнения настоящего предложения и подтверждает, что ознакомлен с политикой конфиденциальности.

Я принимаю Условия оплаты

ПОЛИТИКА КОНФИДЕНЦИАЛЬНОСТИ​
1. Общие положения

1.1. Настоящая политика обработки персональных данных (далее – Политика) проекта «Гласная» разработана в соответствии с Федеральными законами от 27 июля 2006 г. № 149-ФЗ «Об информации, информационных технологиях и о защите информации» и от 27 июля 2006 г. № 152-ФЗ «О персональных данных», иными нормативно-правовыми актами по вопросам персональных данных.

1.2. Назначением Политики является обеспечение защиты прав и свобод субъекта персональных данных при обработке его персональных данных (далее – ПДн) Оператором.

1.3. Термины, используемые в тексте настоящей Политики, подлежат применению и толкованию в значении, установленном Федеральным законом от 27 июля 2006 г. № 152-ФЗ «О персональных данных».

1.4. Основные права и обязанности субъекта персональных данных:

  • субъект персональных данных имеет право на получение у Оператора информации, касающейся обработки его персональных данных; 
  • субъект персональных данных вправе требовать от Оператора уточнения его персональных данных, их блокирования или уничтожения в случае, если персональные данные являются неполными, устаревшими, неточными, незаконно полученными или не являются необходимыми для заявленной цели обработки, а также принимать предусмотренные законом меры по защите своих прав; 
  • если субъект персональных данных считает, что Оператор осуществляет обработку его персональных данных с нарушением требований законодательства или иным образом нарушает его права и свободы, субъект персональных данных вправе обжаловать действия или бездействие Оператора в уполномоченный орган по защите прав субъектов персональных данных или в судебном порядке; 
  • субъект персональных данных имеет право отозвать согласие на обработку персональных данных;
  • субъект персональных данных имеет право на защиту своих прав и законных интересов, в том числе на возмещение убытков и (или) компенсацию морального вреда в судебном порядке. 

1.5. Основные обязанности Оператора:

  • предоставлять субъекту персональных данных по его письменному запросу информацию, касающуюся обработки его персональных данных, либо на законных основаниях предоставить отказ в предоставлении такой информации в срок, не превышающий тридцати дней с момента получения Оператором соответствующего запроса; 
  • по письменному требованию субъекта персональных данных уточнять обрабатываемые персональные данные, блокировать или удалять, если персональные данные являются неполными, устаревшими, неточными, незаконно полученными или не являются необходимыми для заявленной цели обработки, в срок, не превышающий тридцати дней с момента получения Оператором соответствующего требования; 
  • в случае достижения цели обработки персональных данных третьих лиц незамедлительно прекратить обработку персональных данных и уничтожить соответствующие персональные данные в срок, не превышающий тридцати дней с даты достижения цели обработки персональных данных, если иное не предусмотрено договором, стороной которого, выгодоприобретателем или поручителем по которому является субъект персональных данных, иным соглашением между Оператором и субъектом персональных данных; 
  • в случае отзыва субъектом персональных данных согласия на обработку своих персональных данных прекратить обработку персональных данных и уничтожить персональные данные в срок, не превышающий тридцати дней с даты поступления указанного отзыва, если иное не предусмотрено соглашением между Оператором и субъектом персональных данных; 
  • при обработке персональных данных Оператор принимает необходимые правовые, организационные и технические меры для защиты персональных данных третьих лиц от неправомерного или случайного доступа к ним, уничтожения, изменения, блокирования, копирования, предоставления, распространения персональных данных, а также от иных неправомерных действий в отношении персональных данных. 

1.6. Оператор собирает, использует и охраняет персональные данные, которые предоставляет субъект персональных данных при использовании сайта «glasnaya.media» и мобильных приложений с любого устройства и при коммуникации в любой форме, в соответствии с данной Политикой.

2. Цели сбора и обработки персональных данных

2.1. ПДн собираются и обрабатываются Оператором в целях:

  • коммуникации с субъектом персональных данных, когда он обращается к Оператору;
  • отправки отчетов о расходовании собранных средств;
  • организации участия субъекта персональных данных в проводимых Оператором мероприятиях и опросах;
  • предоставления субъекту персональных данных информации о деятельности Оператора;
  • направления субъекту персональных данных новостных материалов;
  • для других целей с согласия субъекта персональных данных.

3. Правовые основания обработки персональных данных

3.1. Правовыми основаниями обработки ПДн являются:

  • Федеральный закон от 27 июля 2006 г. № 149-ФЗ «Об информации, информационных технологиях и о защите информации»; 
  • Федеральный закон от 27 июля 2006 г. № 152-ФЗ «О персональных данных»;
  • Положение об особенностях обработки персональных данных, осуществляемой без использования средств автоматизации (утв. Постановлением Правительства Российской Федерации от 15 сентября 2008 г. № 687); 
  • Постановления от 1 ноября 2012 г. № 1119 «Об утверждении требований к защите персональных данных при их обработке в информационных системах персональных данных»; 
  • Приказ ФСТЭК России от 18 февраля 2013 г. № 21 «Об утверждении состава и содержания организационных и технических мер по обеспечению безопасности персональных данных при их обработке в информационных системах персональных данных»; 
  • Приказ Роскомнадзора от 5 сентября 2013 г. № 996 «Об утверждении требований и методов по обезличиванию персональных данных»; 
  • иные нормативные правовые акты Российской Федерации и нормативные документы уполномоченных органов государственной власти; 
  • согласие на обработку персональных данных.

4. Объем и категории обрабатываемых персональных данных, категории субъектов персональных данных

4.1. Персональные данные, разрешенные к обработке в рамках настоящей Политики, предоставляются субъектом персональных данных путем заполнения веб-форм на сайте, предоставления информации в сообщениях, направляемых Оператору, или другим образом свободно, своей волей и в своем интересе.

4.2. Субъектами персональных данных являются пользователи и авторы проекта «Гласная».

4.3. Субъекты персональных данных сообщают следующую персональную информацию:

  • имя, фамилию;
  • e-mail;
  • номер контактного телефона.

4.4. Оператор защищает данные, которые автоматически передаются в процессе просмотра субъектом персональных данных рекламных блоков, в том числе информацию cookies.

4.5. Оператор осуществляет сбор статистики об IP-адресах своих посетителей. Данная информация используется с целью выявления технических проблем.

4.6. Оператор не проверяет достоверность персональных данных, предоставленных субъектом, и не имеет возможности оценить его дееспособность. Однако Оператор исходит из того, что субъект персональных данных предоставляет достоверные и достаточные данные и поддерживает эту информацию в актуальном состоянии.

5. Порядок и условия обработки персональных данных

5.1. Оператор осуществляет сбор, запись, систематизацию, накопление, хранение, уточнение (обновление, изменение), извлечение, использование, передачу (распространение, предоставление, доступ), обезличивание, блокирование, удаление и уничтожение персональных данных.

5.2. Обработка персональных данных осуществляется Оператором следующими способами:

  • неавтоматизированная обработка персональных данных;
  • автоматизированная обработка персональных данных с передачей полученной информации по информационно-телекоммуникационным сетям или без таковой; 
  • смешанная обработка персональных данных.

5.3. Сроки обработки персональных данных определены с учетом:

  • установленных целей обработки персональных данных;
  • сроков действия договоров с субъектами персональных данных и согласий субъектов персональных данных на обработку их персональных данных; 
  • сроков, определенных Приказом Минкультуры России от 25 августа 2010 г. № 558 «Об утверждении “Перечня типовых управленческих архивных документов, образующихся в процессе деятельности государственных органов, органов местного самоуправления и организаций, с указанием сроков хранения”». 

5.4. Оператор не раскрывает третьим лицам и не распространяет персональные данные без согласия субъекта персональных данных (если иное не предусмотрено федеральным законодательством РФ).

5.5. Условием прекращения обработки персональных данных может являться достижение целей обработки персональных данных, истечение срока действия согласия или отзыв согласия субъекта персональных данных на обработку его персональных данных, а также выявление неправомерной обработки персональных данных.

6. Безопасность персональных данных

6.1. Для обеспечения безопасности персональных данных при их обработке Оператор принимает необходимые и достаточные правовые, организационные и технические меры для защиты персональных данных от неправомерного или случайного доступа к ним, их уничтожения, изменения, блокирования, копирования, предоставления, распространения, а также от иных неправомерных действий в отношении персональных данных согласно Федеральному закону от 27 июля 2006 г. № 152-ФЗ «О персональных данных» и принятым в соответствии с ним нормативным правовым актам.

6.2. Оператором приняты локальные акты по вопросам безопасности персональных данных. Сотрудники Оператора, имеющие доступ к персональным данным, ознакомлены с настоящей Политикой и локальными актами по вопросам безопасности персональных данных.

7. Актуализация и уничтожение персональных данных, ответы на запросы субъектов на доступ к персональным данным

7.1. В случае подтверждения факта неточности персональных данных или неправомерности их обработки, персональные данные подлежат их актуализации Оператором, обработка прежних при этом прекращается.

7.2. При достижении целей обработки персональных данных, а также в случае отзыва субъектом персональных данных согласия на их обработку персональные данные подлежат уничтожению, если иное не предусмотрено иным соглашением между Оператором и субъектом персональных данных.

7.3. Субъект персональных данных имеет право на получение информации, касающейся обработки его персональных данных. Для получения указанной информации субъект персональных данных может отправить запрос по адресу: [email protected].

8. Ссылки на сайты третьих лиц

8.1. На сайте могут быть размещены ссылки на сторонние сайты и службы, которые не контролируются Оператором. Оператор не несет ответственности за безопасность или конфиденциальность любой информации, собираемой сторонними сайтами или службами.

Я принимаю Политику конфиденциальности
Перенаправление на безопасную страницу платежа...

«Гласная» в соцсетях Подпишитесь, чтобы не пропустить самое важное

Facebook и Instagram принадлежат компании Meta, признанной экстремистской в РФ

К другим материалам
Жена декабриста 2.0

От общественной защитницы до супруги политзека — как
Евгения Кулакова и Виктор Филинков* вырастили любовь в камере СИЗО

«Нас для большинства просто нет, мы не существуем в их мире»

Монологи девушек из национальных регионов России, обратившихся к своим корням

Бывшие дети

Истории отцов и детей, которые внезапно обнаружили, что биологически не связаны друг с другом

«У нас забрали победу. Тихонько выменяли ее на обычное женское счастье»

ПТСР, унижения, одиночество — как жили советские женщины после возвращения с фронта

Обрести голос

В Пермском крае женщинами овладевает «икотка». Что это — деревенская легенда, одержимость или суперсила? Репортаж

«Мы должны вернуться»

Как вера в атомную утопию повлияла на жизнь женщин из Припяти. Их истории до и после чернобыльской аварии

Читать все материалы по теме