" style="position:absolute; left:-9999px;" alt="" />
Поддержать
Интервью

«Публичный рассказ о насилии — это гражданский поступок» Журналистка Настя Красильникова — о культуре отмены в России и фактчекинге домогательств

19.10.2023читайте нас в Telegram
Фото: из личного архива Насти Красильниковой

Журналистки Настя Красильникова и Полина Агаркова выпустили новый сезон подкаста «Дочь разбойника». Проект «Мне за это ничего не будет», вышедший в студии «либо/либо», исследует культуру отмены в России. Каждый эпизод — это история несостоявшегося кэнселинга, когда публичную персону обвинили в домогательствах или насилии, но со временем инцидент стерся из публичной памяти. В центре внимания — пострадавшие, а также известные мужчины, в том числе депутат Леонид Слуцкий, редактор «Медузы» Иван Колпаков и игрок «Что? Где? Когда?» Михаил Скипский.

В беседе с «Гласной» Настя Красильникова рассказала, как этично говорить о том, о чем принято молчать, и как влиятельным мужчинам удается воздействовать на общественное мнение даже после «отмены».

— Ваши подкасты-расследования «Цена поездки» и «Ученицы» выросли из историй двух девушек, о которых вы узнали совершенно случайно — изначально вы не планировали расследовать насилие в школе или в такси. «Мне за это ничего не будет», наоборот, рассказывает о явлении в обществе, а почти все истории были известны до того, как попали в подкаст. Это намеренное решение?

— Думаю, нет. Не было конкретного момента, который подтолкнул меня заняться культурой отмены. Но я чувствовала, что на публичные обвинения в насилии стали снова обращать меньше внимания. О случаях последних пяти лет, кажется, совсем забыли, и мне стало интересно: как сложилась жизнь людей, которых в 2018–2022 годах публично обвинили в насилии? Что это говорит об обществе, в котором мы живем? Я предложила такое исследование коллегам, и они сказали: «Конечно, давай». Поэтому этот сезон не расследование, хотя некоторые элементы этого жанра в нем присутствуют, а попытка разобраться в феномене.

— Расскажите о мужчинах — героях этого сезона. Кто они?

— У них есть общая черта: в какой-то момент в личных или профессиональных отношениях герои подкаста, вероятно, применяли насилие по отношению к женщинам и девушкам, и об этом впоследствии стало известно. Как правило, это мужчины, которые обладают властью в своих профессиональных сферах.

Мы составили большой список случаев, когда женщины и девушки публично обвинили конкретных мужчин в насилии. Дальше мы работали с каждым из них. Несколько громких историй не вошло в подкаст, потому что не все стороны, в том числе пострадавшие, согласились с нами разговаривать. Некоторые кейсы отваливались на этапе производства [по независящим от команды причинам] — с этим мы решили мириться и просто двигались дальше.

— Как вы верифицировали обвинения в адрес авторов насилия?

— Начну с того, что расследовать случаи сексуализированного насилия — совсем не то же самое, что расследовать дела о незаконном обогащении или убийстве, потому что мы имеем дело с взаимодействием двух людей в закрытом пространстве. Например, одна из героинь подкаста, пиарщица ВШЭ, сказала, что для доказательства (вины преподавателя ВШЭ Василия Кистяковского, — прим. «Гласной») ей не хватило видео. В делах о сексуализированном насилии таких доказательств обычно нет, вину можно доказать только косвенно. Это очень сложно, и по этой причине российская полиция так не любит возбуждать и расследовать подобные дела.

Мы разговаривали с друзьями и родственниками пострадавших и агрессоров, с теми, кто был рядом в момент насилия, если оно произошло на массовом мероприятии или вечеринке. Спрашивали, что те рассказывали о своем опыте. Иногда пострадавшая и агрессор обсуждали произошедшее в переписке — тогда мы ссылаемся на эти свидетельства. Можно также проследить паттерны в поведении агрессора, если насилие с его стороны было серийным, а пострадавших несколько.

Затем мы оцениваем, достаточно ли собрали свидетельств. Таким способом мы проверяли все кейсы, вошедшие в подкаст. Поскольку наши ресурсы ограниченны — все интервью, ресерч и фактчек лежали на нас с Полиной (Агарковой, — прим. «Гласной»), — можете представить, какая это огромная работа.

— В этом сезоне, в отличие от «Учениц», только один герой-мужчина, обвиняемый в насилии, дал вам интервью — это литературный критик Егор Беликов. Как вы думаете, почему Егор согласился поговорить, а остальные отказались?

— Меня еще после «Учениц» все спрашивали: а почему этот герой так отреагировал, а почему он так сказал. Но у меня нет ответа на эти вопросы. Моя задача как журналиста — задать свои собственные. Кажется, будет честно, если не я, а слушатель сделает выводы: я не специалист по Егорам. Он долго думал, но в итоге согласился, что говорит о потребности в рефлексии. Но не мне судить, изменился ли он, проработал ли свои паттерны поведения и считает ли их вообще проблематичными.

— В подкасте вы несколько раз подчеркиваете, что в России особенно много «отмен» инициировали журналистки независимых изданий. Что отличает этих женщин?

— Журналистки хорошо понимают, что допустимо в профессиональном общении, а что нет. Им легче поделиться личной историей, потому что у них развиты навыки публичного общения и ведения соцсетей. Это вовсе не значит, что девушки других профессий менее отважны, просто далеко не у всех выработаны эти навыки. Кроме того, у журналисток независимых медиа есть крепкое поддерживающее комьюнити. В нем много девушек, которые так или иначе сталкивались с насилием. Если одна из них решится публично рассказать о своем опыте, другие поддержат ее авторитетом, поделятся собственной историей.

Все чаще женщины говорят об опыте насилия, поскольку знают, что, кроме проклятий и оскорблений, получат валидацию и поддержку.

— Почему такой момент настал именно сейчас?

— Не думаю, что он настал именно сейчас. Еще до движения #MeToo был флешмоб #янебоюсьсказать, начатый в 2016 году украинской журналисткой Анастасией Мельниченко. Это была первая публичная попытка поговорить о допустимом и недопустимом в отношениях. Уже тогда было понятно, что масштабы насилия и его замалчивания в любой среде — будь она академической, журналистской или образовательной — катастрофические.

Я не раз слышала в свой адрес слова «Идет война, а ты тут со своими правами женщин». Но я не верю, что наступит какой-то идеальный момент, когда в мире больше не останется проблем и мы сможем наконец приняться за работу. «Права женщин o’clock, коллеги, начинаем».

Сейчас я живу в Израиле, здесь идет война. Но я все равно приехала в офис, потому что верю, что моя работа должна быть сделана и что проблемы женщин касаются каждого. Если мы продолжим замалчивать насилие, то его будет становиться только больше, а уязвимость людей в окружении тех, кто сосредоточил в своих руках много власти, будет расти.

— Еще женщины, которые рассказывают свои истории, идут против распространенного убеждения, что «женское» — как бы в обществе его себе ни представляли — принадлежит исключительно сфере частной жизни.

— Да, раз у женщины был секс с другим человеком, то она должна помалкивать о том, что происходит в их отношениях, разве что подружке пожаловаться. В остальном — «В замужестве изнасилования не бывает». Но лозунг: «Личное — это политическое», который появился во время второй волны феминизма, говорит, что это ложь. Любые решения, которые касаются женского тела и личных границ, будь то запрет абортов или рост цен на прокладки во время пандемии, — политические.

Когда коллеги, партнеры или просто незнакомые мужчины распоряжаются нашими телами, мы имеем право с этим не соглашаться и добиваться, чтобы любые решения оставались за нами. Поэтому рассказать публично об опыте насилия — это гражданский поступок. Все больше людей меняют свою точку зрения на то, что такое насилие и как оно происходит, если слышат о нем напрямую от девушек, которые пережили такой опыт.

Безусловно, это личное дело каждой женщины. Признание дается очень тяжело — многие даже не представляют насколько — и может обернуться против тебя. Но чем дольше остальные будут делать вид, что отношения полов — это личное дело каждого, тем дольше мы будем жить в мире, полном насилия и унижения применительно к женщинам. Быть равнодушным или осуждающим свидетелем гораздо проще.

— Героини этого сезона озвучили разные версии того, что могут сделать мужчины, которых обвинили в насилии: задонатить центру «Сестры», записаться на психотерапию, публично извиниться. Но мне интересна ваша точка зрения. Что бы вы посчитали раскаянием автора насилия? Условно, что нужно сделать, чтобы человека «разотменили»?

— Мы с Полиной пытались найти некую формулу «возвращения» (после отмены, — прим. «Гласной»). Но, прочитав множество материалов о культуре отмены, поговорив с экспертками и экспертами, мы поняли, что это невозможно, потому что культуры отмены в России не существует.

Практически никогда для людей, совершивших насилие, не наступает серьезных последствий. Есть только все больше и больше страшных историй.

Недавно (в конце августа 2023 года, — прим. «Гласной») девять женщин и небинарных персон написали о насилии со стороны композитора Кирилла Широкова. Кирилл продолжает жить и работать в Европе, у него все хорошо. Пока мы на этом этапе, я не понимаю, как можно серьезно обсуждать, как мужчинам пережить отмену и искупить вину.

Фото: из личного архива Насти Красильниковой

Даже в Америке (где в 2017 году началось движение #MeToo, — прим. «Гласной») никто не знает, как делать это правильно. Луи Си Кей, например, по-тихому выждал год, а потом один за другим успешно провел концерты — и все вернулось на круги своя. Джонни Депп, наоборот, продемонстрировал суперактивную, интенсивную стратегию возвращения, с большой вовлеченностью в процесс с его стороны. Мне было очень горько смотреть документальный фильм о суде между Деппом и Эмбер Херд, потому что такие мужчины, как Депп, даже после обвинений в насилии не теряют свою власть и влиятельность. Какой бы неидеальной, небезупречной ни была показана Эмбер Херд, нет никаких сомнений, что она пострадала от агрессии влиятельного, статусного, богатого, взрослого мужчины.

На примере громкого процесса между двумя известными людьми хорошо заметно, как легко манипулировать общественным мнением и переманить аудиторию на сторону агрессора. Мне кажется, судебное разбирательство между Деппом и Херд — это [апогей] глобального недоверия к пострадавшим от насилия, из которого сделали шоу на весь мир — болезненное и несправедливое.

— В этом фильме есть фрагмент, где фанаты Деппа, посмотрев видео, как он в нетрезвом виде громит кухонный шкаф, не понимают: а что в его поведении такого особенного? Это как раз та нормализация насилия, о которой вы говорите. Почему, на ваш взгляд, мы не распознаем насилие как таковое, продолжаем его терпеть в отношениях?

— Уйти из отношений в ситуации насилия — это привилегия, и позволить ее себе могут далеко не все. Женщина в уязвимом положении сделает все, чтобы только не называть насилие насилием. Особенно если девушка зависит от партнера материально или у нее есть маленькие дети. Я не уверена, что «терпение» — это подходящее слово. Признаться, что такое происходит с тобой, — очень болезненно и страшно, избегание разговора может быть защитным механизмом психики.

Еще одна причина умалчивания — нас воспитывали на патриархальных ценностях. Я вижу это по моему поколению, поколению моих подруг.

Нам внушали, что главное в жизни — найти мужа и вырастить детей, а не состояться профессионально и финансово или покорить Эверест.

Вырваться из этого очень сложно, далеко не всем этого хочется, и далеко не у всех есть такая возможности. Поэтому мы не всегда понимаем, что сцены ревности, преследования, которые в массовой культуре выдаются за заботу, — это совсем не проявления любви, а тревожные звоночки, что насилие в отношениях уже наступило или скоро наступит. Я не до конца понимаю, как это изменить. Но думаю, что научиться распознавать насилие — большая работа, вырваться из него — уже следующий шаг.

— Когда вы рассказываете истории о насилии над женщинами, как вы решаете, о каких обстоятельствах стоит упомянуть, а что опустить?

— Мы ориентируемся на то, в каком состоянии находятся девушки, которые делятся историями, какие доказательства вины, кроме их свидетельств, у нас есть. Всякий раз это сложный и долгий процесс, в котором мне и Полине помогает наша редакторка Даша Черкудинова, моя близкая подруга.

Мы никогда не рассказываем истории насилия только ради того, чтобы рассказать истории насилия.

Жестокие подробности опыта, пережитого нашими героинями, появляются в подкасте, только чтобы объяснить, откуда в отношениях берется насилие и какие формы оно может принимать.

Вы не представляете, какое количество людей все еще берет на себя вину за пережитое насилие. Говорят, что они это заслужили, что не нужно было себя так вести [чтобы не провоцировать агрессора]. Каждый раз, когда я это слышу, у меня разрывается сердце. И так и сяк пытаешься объяснить, что это ненормально, подстелить соломку, где можешь, но в ответ получаешь такую реакцию. Не было такого момента, когда я чувствовала, что могу сесть и сказать: «Наконец-то все поняли, что насилие недопустимо и что нельзя обвинять пострадавших».

Я не знаю, что нужно сделать, чтобы этот момент наступил. Я стараюсь, но, видимо, в ближайшие десятилетия это не произойдет. Когда мы выпускаем очередной сезон подкаста, мы, с одной стороны, получаем много поддержки и благодарности, с другой — проклятий. В такой же ситуации находятся наши героини. Это очень горькое осознание. И встает вопрос об устойчивости и терпении — сколько еще сможешь вынести, прежде чем твои силы закончатся? Недавно я слушала подкаст The Guardian про 72-летнюю женщину, которая в Великобритании учит полицейских расследовать дела о сексуализированном насилии. Она ездит по полицейским участкам, при этом у нее четвертая стадия рака яичников.

Тогда я подумала: наверное, это мое будущее — в 75 лет я буду той бешеной бабкой, которая выходит на митинги с плакатом I can’t believe I still have to protest this fucking shit.

— Когда вы получили премию «Редколлегия» за «Учениц», то написали, что все-таки можно одновременно заниматься журналистикой и быть активисткой. Но у многих эта позиция вызывает сомнение — мол, вовлеченность в проблему, какая бывает у активистов, не позволяет дистанцироваться от истории и быть объективным, а именно этого нередко ждут от журналиста.

— Так и происходит. Журналисты, обычно мужчины, пишут в своих блогах, видимо рассчитывая, что я не прочитаю: «[То, что делает Красильникова, —] это не журналистика». Но я знаю, что для них журналистика — это только то, что они говорят и делают. Так по чьим стандартам беспристрастности и объективности я должна работать?

Журналистской объективности не существует, это конструкт.

При этом в процессе работы я обычно так сомневаюсь в себе, что именно этого и боюсь — что придут настоящие, большие журналисты и скажут, что я все делаю неправильно. Надеюсь, ни одна из моих подруг так не сомневается в себе, как я. При этом я превращаюсь в мегеру, когда слышу слова «объективность» и «беспристрастность». Ни один хороший, глубокий материал не родился с позиции большой дистанции — только с позиции искреннего интереса и задевания себя самого за живое. Журналистика должна быть сделана со страстью, с большим неравнодушием и согласно собственным представлениям о хорошем и плохом. И я не собираюсь скрывать, что у меня это есть. Поэтому в подкасте я, безусловно, выступаю как журналистка, а моя задача — предоставить обеим сторонам конфликта возможность высказать точку зрения и проверить все озвученные свидетельства.

Поддержите «Гласную»Помогите нам сделать новую историю — станьте частью нашего сообщества
валюта пожертвования
Размер пожертвования
100
300
500
1000
Способ оплаты
Умный платёж (₽)
Банковская карта (₽)
ЮMoney (₽)
Ваши данные
Укажите ваше имя

УСЛОВИЯ ОПЛАТЫ​
«Гласная» предлагает вам осуществить дарение на следующих условиях: 

1. Настоящее предложение является предложением проекта «Гласная» заключить с любым, кто отзовется на данное предложение (далее — Даритель), договор дарения на условиях, предусмотренных ниже. 

2. Предложение вступает в силу со дня, следующего за днем его размещения на сайте «Гласной» в интернете по адресу https://glasnaya.media (далее — Сайт) и действует бессрочно. 

3. В предложение могут быть внесены изменения и дополнения, которые вступают в силу со дня, следующего за днем их размещения на Сайте. 

4. Даритель безвозмездно передает в собственность «Гласной» денежные средства в размере, определяемом Дарителем, на поддержку деятельности «Гласной». 

5. «Гласная» вправе в любое время до передачи ей дарения и в течение 10 дней после от него отказаться. В случае отказа от дарения после его передачи «Гласная» возвращает дарение в течение 10 дней после принятия решения об отказе. В случае невозможности передать дарение Дарителю оно остается в распоряжении «Гласной». 

6. Даритель вправе отказаться от своего дарения в течение 10 дней со дня совершения транзакции. О своем желании Даритель извещает «Гласную» по электронной почте по адресу [email protected]. «Гласная» обязуется вернуть денежные средства в течение 10 дней с момента заявления Дарителя. 

7. Если Даритель подписался на ежемесячное списание средств с банковской карты, привязанной к счету Дарителя, впоследствии он вправе отменить ежемесячные платежи. Для отмены платежей Дарителю необходимо перейти на страницу «Отмена подписки на платежи» на сайте. 

8. Совершая действия, предусмотренные данным предложением, Даритель подтверждает, что ознакомлен с условиями и текстом настоящего предложения, целями деятельности «Гласной», осознает значение своих действий, имеет полное право на их совершение и полностью принимает условия настоящего предложения. 

9. В соответствии с Федеральным законом N 152-ФЗ «О персональных данных» Даритель настоящим дает свое согласие на обработку своих персональных данных любыми не запрещенными законом способами для целей исполнения настоящего предложения и подтверждает, что ознакомлен с политикой конфиденциальности.

Я принимаю Условия оплаты

ПОЛИТИКА КОНФИДЕНЦИАЛЬНОСТИ​
1. Общие положения

1.1. Настоящая политика обработки персональных данных (далее – Политика) проекта «Гласная» разработана в соответствии с Федеральными законами от 27 июля 2006 г. № 149-ФЗ «Об информации, информационных технологиях и о защите информации» и от 27 июля 2006 г. № 152-ФЗ «О персональных данных», иными нормативно-правовыми актами по вопросам персональных данных.

1.2. Назначением Политики является обеспечение защиты прав и свобод субъекта персональных данных при обработке его персональных данных (далее – ПДн) Оператором.

1.3. Термины, используемые в тексте настоящей Политики, подлежат применению и толкованию в значении, установленном Федеральным законом от 27 июля 2006 г. № 152-ФЗ «О персональных данных».

1.4. Основные права и обязанности субъекта персональных данных:

  • субъект персональных данных имеет право на получение у Оператора информации, касающейся обработки его персональных данных; 
  • субъект персональных данных вправе требовать от Оператора уточнения его персональных данных, их блокирования или уничтожения в случае, если персональные данные являются неполными, устаревшими, неточными, незаконно полученными или не являются необходимыми для заявленной цели обработки, а также принимать предусмотренные законом меры по защите своих прав; 
  • если субъект персональных данных считает, что Оператор осуществляет обработку его персональных данных с нарушением требований законодательства или иным образом нарушает его права и свободы, субъект персональных данных вправе обжаловать действия или бездействие Оператора в уполномоченный орган по защите прав субъектов персональных данных или в судебном порядке; 
  • субъект персональных данных имеет право отозвать согласие на обработку персональных данных;
  • субъект персональных данных имеет право на защиту своих прав и законных интересов, в том числе на возмещение убытков и (или) компенсацию морального вреда в судебном порядке. 

1.5. Основные обязанности Оператора:

  • предоставлять субъекту персональных данных по его письменному запросу информацию, касающуюся обработки его персональных данных, либо на законных основаниях предоставить отказ в предоставлении такой информации в срок, не превышающий тридцати дней с момента получения Оператором соответствующего запроса; 
  • по письменному требованию субъекта персональных данных уточнять обрабатываемые персональные данные, блокировать или удалять, если персональные данные являются неполными, устаревшими, неточными, незаконно полученными или не являются необходимыми для заявленной цели обработки, в срок, не превышающий тридцати дней с момента получения Оператором соответствующего требования; 
  • в случае достижения цели обработки персональных данных третьих лиц незамедлительно прекратить обработку персональных данных и уничтожить соответствующие персональные данные в срок, не превышающий тридцати дней с даты достижения цели обработки персональных данных, если иное не предусмотрено договором, стороной которого, выгодоприобретателем или поручителем по которому является субъект персональных данных, иным соглашением между Оператором и субъектом персональных данных; 
  • в случае отзыва субъектом персональных данных согласия на обработку своих персональных данных прекратить обработку персональных данных и уничтожить персональные данные в срок, не превышающий тридцати дней с даты поступления указанного отзыва, если иное не предусмотрено соглашением между Оператором и субъектом персональных данных; 
  • при обработке персональных данных Оператор принимает необходимые правовые, организационные и технические меры для защиты персональных данных третьих лиц от неправомерного или случайного доступа к ним, уничтожения, изменения, блокирования, копирования, предоставления, распространения персональных данных, а также от иных неправомерных действий в отношении персональных данных. 

1.6. Оператор собирает, использует и охраняет персональные данные, которые предоставляет субъект персональных данных при использовании сайта «glasnaya.media» и мобильных приложений с любого устройства и при коммуникации в любой форме, в соответствии с данной Политикой.

2. Цели сбора и обработки персональных данных

2.1. ПДн собираются и обрабатываются Оператором в целях:

  • коммуникации с субъектом персональных данных, когда он обращается к Оператору;
  • отправки отчетов о расходовании собранных средств;
  • организации участия субъекта персональных данных в проводимых Оператором мероприятиях и опросах;
  • предоставления субъекту персональных данных информации о деятельности Оператора;
  • направления субъекту персональных данных новостных материалов;
  • для других целей с согласия субъекта персональных данных.

3. Правовые основания обработки персональных данных

3.1. Правовыми основаниями обработки ПДн являются:

  • Федеральный закон от 27 июля 2006 г. № 149-ФЗ «Об информации, информационных технологиях и о защите информации»; 
  • Федеральный закон от 27 июля 2006 г. № 152-ФЗ «О персональных данных»;
  • Положение об особенностях обработки персональных данных, осуществляемой без использования средств автоматизации (утв. Постановлением Правительства Российской Федерации от 15 сентября 2008 г. № 687); 
  • Постановления от 1 ноября 2012 г. № 1119 «Об утверждении требований к защите персональных данных при их обработке в информационных системах персональных данных»; 
  • Приказ ФСТЭК России от 18 февраля 2013 г. № 21 «Об утверждении состава и содержания организационных и технических мер по обеспечению безопасности персональных данных при их обработке в информационных системах персональных данных»; 
  • Приказ Роскомнадзора от 5 сентября 2013 г. № 996 «Об утверждении требований и методов по обезличиванию персональных данных»; 
  • иные нормативные правовые акты Российской Федерации и нормативные документы уполномоченных органов государственной власти; 
  • согласие на обработку персональных данных.

4. Объем и категории обрабатываемых персональных данных, категории субъектов персональных данных

4.1. Персональные данные, разрешенные к обработке в рамках настоящей Политики, предоставляются субъектом персональных данных путем заполнения веб-форм на сайте, предоставления информации в сообщениях, направляемых Оператору, или другим образом свободно, своей волей и в своем интересе.

4.2. Субъектами персональных данных являются пользователи и авторы проекта «Гласная».

4.3. Субъекты персональных данных сообщают следующую персональную информацию:

  • имя, фамилию;
  • e-mail;
  • номер контактного телефона.

4.4. Оператор защищает данные, которые автоматически передаются в процессе просмотра субъектом персональных данных рекламных блоков, в том числе информацию cookies.

4.5. Оператор осуществляет сбор статистики об IP-адресах своих посетителей. Данная информация используется с целью выявления технических проблем.

4.6. Оператор не проверяет достоверность персональных данных, предоставленных субъектом, и не имеет возможности оценить его дееспособность. Однако Оператор исходит из того, что субъект персональных данных предоставляет достоверные и достаточные данные и поддерживает эту информацию в актуальном состоянии.

5. Порядок и условия обработки персональных данных

5.1. Оператор осуществляет сбор, запись, систематизацию, накопление, хранение, уточнение (обновление, изменение), извлечение, использование, передачу (распространение, предоставление, доступ), обезличивание, блокирование, удаление и уничтожение персональных данных.

5.2. Обработка персональных данных осуществляется Оператором следующими способами:

  • неавтоматизированная обработка персональных данных;
  • автоматизированная обработка персональных данных с передачей полученной информации по информационно-телекоммуникационным сетям или без таковой; 
  • смешанная обработка персональных данных.

5.3. Сроки обработки персональных данных определены с учетом:

  • установленных целей обработки персональных данных;
  • сроков действия договоров с субъектами персональных данных и согласий субъектов персональных данных на обработку их персональных данных; 
  • сроков, определенных Приказом Минкультуры России от 25 августа 2010 г. № 558 «Об утверждении “Перечня типовых управленческих архивных документов, образующихся в процессе деятельности государственных органов, органов местного самоуправления и организаций, с указанием сроков хранения”». 

5.4. Оператор не раскрывает третьим лицам и не распространяет персональные данные без согласия субъекта персональных данных (если иное не предусмотрено федеральным законодательством РФ).

5.5. Условием прекращения обработки персональных данных может являться достижение целей обработки персональных данных, истечение срока действия согласия или отзыв согласия субъекта персональных данных на обработку его персональных данных, а также выявление неправомерной обработки персональных данных.

6. Безопасность персональных данных

6.1. Для обеспечения безопасности персональных данных при их обработке Оператор принимает необходимые и достаточные правовые, организационные и технические меры для защиты персональных данных от неправомерного или случайного доступа к ним, их уничтожения, изменения, блокирования, копирования, предоставления, распространения, а также от иных неправомерных действий в отношении персональных данных согласно Федеральному закону от 27 июля 2006 г. № 152-ФЗ «О персональных данных» и принятым в соответствии с ним нормативным правовым актам.

6.2. Оператором приняты локальные акты по вопросам безопасности персональных данных. Сотрудники Оператора, имеющие доступ к персональным данным, ознакомлены с настоящей Политикой и локальными актами по вопросам безопасности персональных данных.

7. Актуализация и уничтожение персональных данных, ответы на запросы субъектов на доступ к персональным данным

7.1. В случае подтверждения факта неточности персональных данных или неправомерности их обработки, персональные данные подлежат их актуализации Оператором, обработка прежних при этом прекращается.

7.2. При достижении целей обработки персональных данных, а также в случае отзыва субъектом персональных данных согласия на их обработку персональные данные подлежат уничтожению, если иное не предусмотрено иным соглашением между Оператором и субъектом персональных данных.

7.3. Субъект персональных данных имеет право на получение информации, касающейся обработки его персональных данных. Для получения указанной информации субъект персональных данных может отправить запрос по адресу: [email protected].

8. Ссылки на сайты третьих лиц

8.1. На сайте могут быть размещены ссылки на сторонние сайты и службы, которые не контролируются Оператором. Оператор не несет ответственности за безопасность или конфиденциальность любой информации, собираемой сторонними сайтами или службами.

Я принимаю Политику конфиденциальности
Перенаправление на безопасную страницу платежа...

«Гласная» в соцсетях Подпишитесь, чтобы не пропустить самое важное

Facebook и Instagram принадлежат компании Meta, признанной экстремистской в РФ

К другим материалам
«Похорон нет ― закопать могут где угодно»

Исследовательница «убийств чести» на Северном Кавказе ― о том, как их скрывают и почему защищать женщин в республиках становится все сложнее

Сухим языком и с большим количеством «вы должны»

Как говорили о любви и сексе в СССР и как говорят сегодня — историк Элла Россман

«Тюрьма и война — главные сюжеты в России»

Документалистка Юлия Вишневецкая — о монологах жен вагнеровцев и протестном потенциале женских чатов

«У нашего поколения все же не получилось»:

21-летняя активистка Дарья Пак — об обысках, репрессиях и вынужденной миграции

«Здесь Росгвардия не положит людей на концерте лицом вниз»

Вера Мусаелян и Евгения Попова — о жизни музыкантов, покинувших Россию

«Они продолжают «воевать» дома — но не с врагом, а с окружающими»

Журналистки Оля Чуракова* и Соня Гройсман* — о сестрах солдат и насилии в их семьях

Читать все материалы по теме