" style="position:absolute; left:-9999px;" alt="" />
Поддержать
Истории

«Все были привязаны, абсолютно все» Петербурженки ― о попадании с паническими атаками в «вытрезвитель» Елизаветинской больницы

11.09.2023читайте нас в Telegram
Иллюстрация: Дарья Меньшикова | Гласная

Привязанные к койкам, без возможности самостоятельно сходить в туалет или взять воды, под эмоциональным давлением со стороны медработников — в таком состоянии оказывались жительницы Петербурга, обратившиеся за психологической или психиатрической помощью на горячую линию. В разное время все они в статусе «суицидниц» попали в так называемый блок экзогенной интоксикации Елизаветинской больницы, проще говоря — в «вытрезвитель». «Гласная» выяснила, что происходило в ее стенах и почему это стало возможным.

«Люди не заслуживают такого»

В июле Алина позвонила на горячую линию психологической помощи. Она призналась в страхе «сделать с собой что-нибудь»: накануне рассталась с мужем и переживала это тяжело. Девушка нуждалась в поддержке. Оператор долго убеждал ее раскрыть адрес, и Алина сдалась. Следом приехала машина скорой — фельдшеры, два мужчины, пообещали оказать помощь.

«Сейчас ты у нас полюбишь жизнь, красавица», — услышала** Алина уже в скорой. Затем один из медиков сказал: «Ты у нас такая молодая, чего же мужчин не любишь?!».

Алину привезли в «вытрезвитель» Елизаветинской больницы. В феврале 2010 года тогдашний президент РФ Дмитрий Медведев подписал указ о ликвидации вытрезвителей при МВД и переподчинении их функций региональным органам здравоохранения — так в медучреждениях появились новые отделения, которые иногда называют блоками экзогенной интоксикации.

По словам Алины, в приемном отделении ее автоматически отнесли к «суицидникам» ― предположительно, такой статус присваивают многим пациентам, которые звонят в скорую с жалобой на паническую атаку или нервный срыв и просят диспетчера вызвать бригаду.

У Алины забрали телефон, документы, банковские карты и все личные вещи. На кушетках в отделении она увидела связанных людей «асоциального», по ее словам, вида. Ее тоже уложили на кушетку и привязали. «Но меня скрутили, связали руки, ноги и положили на кушетку; говорили, что я сука и чтобы я закрыла свой рот, смеялись надо мной», — вспоминает Алина в своем посте.

По словам пациентки, от тугой веревки ее руки сильно опухли и посинели. По оценкам Алины, в таком положении она провела 20 часов.

Люди вокруг кричали и ругались, умоляя санитаров развязать их и пустить в туалет или попить, вспоминает девушка. Те, по ее словам, наполняли миску водой из-под крана и поили из нее пациентов по кругу.

Когда Алина просила у санитаров разрешения сходить в туалет, они, как утверждает девушка, «снимали с нее джинсы и смеялись, клали утку и смеялись». Спустя сутки Алину перевели в психиатрическую больницу.

«Это были пытки — без воды, еды и возможности сходить в туалет. Это постоянные унижения, оскорбления и запугивания. Люди не заслуживают такого чудовищного отношения к себе», — резюмирует девушка в своем посте.

«Третья истребительная» больница

В соцсетях Елизаветинскую больницу часто называют «третьей истребительной». Откуда это пошло и когда, неизвестно — разные люди излагают разные версии. Врачи ― что в девяностые, когда после бандитских разборок трупы якобы «подкидывали» в больницу. Пациенты ― что в Елизаветинской их самих «истребляют» невнимательностью и нежеланием предоставить адекватное лечение.

Внимание к себе учреждение привлекло в 2011 году. Истощенного бездомного, почти без мышечной массы, поместили в блок экзогенной интоксикации, где санитары Игорь Волков и Иван Залюбовский должны были его вымыть, провести дезинфекцию, а затем передать медикам, чтобы те осмотрели ушиб грудной клетки, с которым мужчина поступил в больницу.

Вместо этого, судя по видеозаписи, опубликованной изданием «Фонтанка», медбратья раздели бездомного догола и избивали, пока тот ползал по полу в полубессознательном состоянии.

Спустя несколько дней мужчина скончался от черепно-мозговой травмы. Санитары уволились «по соглашению сторон». После этого случая в городской комитет по здравоохранению внеслипредставление с вопросом о соответствии занимаемой должности главного врача больницы Бориса Тайца. В конце мая 2012 года Елизаветинская больница сообщила об увольнении Тайца.

На тот момент Следственный комитет уже третий год расследовал еще одно уголовное дело, связанное с работниками Елизаветинской больницы.

В 2009 году медбрат Игорь Юрков и санитар Станислав Шакуров избили доставленного в отделение мужчину. От полученных травм пациент скончался.

Позже Шакурова приговорили к двум годам ограничения свободы, Юркова ― к одному году и штрафу 40 тысяч рублей, однако обоих освободили от наказания в связи с истечением срока давности.

Читайте также«Я не боюсь спецприемника»

Катрин Ненашева — о художественном высказывании как политическом акте и о том, откуда брать мужество людям, остающимся в России

В больнице поясняли, что «перегружены на 150–200 человек» и что после закрытия вытрезвителей каждые сутки в приемное отделение прибывает еще 25–45 пациентов. «Больница испытывает крайний недостаток в среднем и младшем медицинском персонале», ― сообщали представители учреждения в письме.

По всей видимости, проблему так и не решили. В 2018 году Росздравнадзор проводил проверку больницы из-за жалобы, что одного из пациентов якобы «превратили в овощ». В 2019-м в сеть попало видео, запечатлевшее, как фельдшер скорой в приемном покое больницы поставила пациентку на колени и пнула. В конце января 2020 года учреждение снова оказалось в поле зрения журналистов: женщину с приступом эпилепсии поместили в «вытрезвитель», откуда она вернулась с порванным пальто, разбитым телефоном, кровоподтеками на шее и следами от связывания на руках. Ее муж Вячеслав предал ситуацию огласке. Руководство больницы ответило, что травмы пациентка получила не у них.

«Все были привязаны, абсолютно все»

Даже после нескольких уголовных дел и увольнения фигурирующих в них сотрудников жалобы на насилие в стенах Елизаветинской больницы продолжают поступать.

В ноябре 2022 года Диана переживала очередной приступ панической атаки. На беду, противотревожные дома закончились. Она набрала телефон доверия, оператор посоветовала позвонить в скорую и попросить прислать психиатрическую бригаду. Госпитализировать принудительно не имеют права, уверял оператор.

Диана поверила. В скорой спросили, нет ли у нее мыслей о смерти. Она признала, что есть, и что на теле есть царапины от селфхарма. Диана попросила психбригаду выписать ей транквилизаторы.

Скорая приехала, фельдшеры приказали девушке садиться в машину: «Сказали, что повезут “туда, где мне помогут”».

В блоке экзогенной интоксикации Елизаветинской она увидела коридор с большим количеством коек, к которым были привязаны люди.

«Они [пациенты] сразу стали мне кричать: “Девочка, беги отсюда”», — вспоминает Диана в разговоре с «Гласной».

Диана была уверена, что долго ее в больнице не продержат, поэтому следовала всем указаниям. По словам девушки, санитары забрали все личные вещи, уложили Диану на каталку и начали связывать. На вопрос, зачем они это делают, ей ответили, что «“суицидников” всегда привязывают».

Диана решила набраться терпения. «Вокруг лежали пьяные люди, кто-то с повреждениями по типу пробитой головы, у одного парня были вскрыты вены. Он разбил дверь рукой, осколками ему распороло вены, на это все ему наложили гипс, и он лежал в полуобморочном состоянии. Все были привязаны, абсолютно все», — вспоминает Диана.

Читайте также«У вас в промежности леса»

Карательная гинекология: как женщины сталкиваются с мизогинией в женских консультациях и в родильных домах

Пациенты рассказали ей, что в конце каждого дня в больницу приезжает психиатрическая бригада и, предположительно, «сортирует» людей по другим медицинским учреждениям. Так как Диану госпитализировали поздно вечером, ей предстояло провести так сутки — привязанной к каталке, без возможности самостоятельно сходить в туалет или попить воды. По ее словам, примерно раз в 10 часов пациентов поили из общей посуды.

Сходить в туалет было нельзя, вместо этого мужчинам ставили катетеры, а на женщин либо надевали подгузники, либо предлагали мочиться прямо под себя.

«Мужчинам ставили катетеры, и это делали на очень маленьком расстоянии от меня, мне приходилось наблюдать весь процесс. То есть там лежит мужчина, ему снимают штаны, ставят катетер, он буквально в 15–30 сантиметрах от меня. Мужчина пьяный, грязный. Я попросила хотя бы чуть-чуть отодвинуть меня от него. Они сказали: “Смотри” — и повернули мне голову. Как я поняла, цель пребывания там “суицидников” (меня автоматически отнесли к этой категории) в том, чтобы мы увидели, как бывает плохо, и полюбили жизнь», ― рассказала Диана «Гласной».

Затем в отделение привезли еще одну пациентку. Она была трезва, но напугана и пыталась сопротивляться, поэтому ее поместили в одиночную палату. Когда ей удалось отвязаться от койки, она вышла в коридор и дошла до Дианы. Санитары заметили это. «На нас наорали, что мы обоссанные бомжихи, лучше бы мы умерли или добили себя», ― вспоминает Диана.

Правда, позже медработники дали ей «конфискованную» у пациента шоколадку, чтобы повысить уровень сахара в крови, а затем принесли остатки борща с обеда.

На следующий день Диану отвезли в другую больницу, откуда сразу отпустили. Недлительный опыт в Елизаветинской Диану сильно травмировал. Она старается все забыть.

«Многим знакомым я об этом даже не рассказывала. Потому что есть элемент того, что тебе стыдно. Неважно, что я была трезвая, но, когда ты говоришь человеку, что ты был в вытрезвителе, он сразу представляет, что ты был пьяным вдрызг и тебя нашли на улице. Очень сложно объяснить, как все было на самом деле», — говорит она «Гласной».

«Мои крики были слышны на всю больницу»: истории других пациенток и ответ врачей

Похожие истории об оскорблениях, физическом насилии, запугиваниях и унижениях, предположительно, со стороны медицинских сотрудников «вытрезвителя» «Гласной» рассказали несколько других, незнакомых между собой героинь. Они попадали в отделение экзогенной интоксикации в разное время.

Весной 2020 года Мария (имя изменено, — прим. «Гласной») позвонила на горячую линию психологической помощи из-за нервного срыва и панических атак. Там ей посоветовали обратиться в скорую и, как обычно, заверили, что принудительная госпитализация девушке не грозит. Приехавшая на вызов психбригада увезла девушку в Елизаветинский «вытрезвитель».

«Руки, ноги были привязаны, пару раз мне удавалось развязать руку, но подходил достаточно молодой медбрат и еще сильнее связывал», ― вспоминает Мария.

По ее словам, пациентов «вытрезвителя» поили из общей бутылки из-под «Спрайта» — бездомных, людей в сильном алкогольном опьянении и тех, кого определили в группу «суицидников».

Все это время в приемное отделение звонили родственники Марии, пытаясь узнать, там ли она находится, но в больнице отвечали, что не имеют права разглашать эту информацию. Вечером ее отправили в психиатрическую больницу на Удельной, откуда отпустили на следующий день.

В сентябре 2020-го года в «вытрезвитель» после попытки суицида попала 18-летняя Аня. В отделении экзогенной интоксикации, куда ее привезли после откачки, девушку привязали к кушетке и вкололи в паховую зону неизвестный препарат.

Аня вспоминает, что почти сутки ее не выпускали в туалет.

На утро санитары сняли с рук бинты и «залили» раны неким составом — предположительно, перекисью водорода. По словам девушки, в этот момент ее крики были слышны на всю больницу.

Позже ее направили в психиатрическую больницу на Удельной, где она узнала, что все, кто попал в Елизаветинскую с попыткой суицида, проходили через «вытрезвитель» и приезжали оттуда в ужасном состоянии. «Дурка ― рай по сравнению с этой больницей», ― считает Аня.

Сообщения о возможном применении санитарами насилия, угроз и оскорблений в сторону пациентов «Гласная» попросила прокомментировать саму администрацию Елизаветинской. Медики отказались, ссылаясь на врачебную тайну.

«Информация может быть раскрыта только в том случае, если поступает официальная жалоба в вышестоящие инстанции или с личного разрешения пациента. В ответ на изложенную информацию в вашем запросе можем сообщить, что она не соответствует действительности, и мы сможем раскрыть реальную версию событий и защитить честь медицинского персонала и деловую репутацию больницы при поступлении официального запроса из контролирующих или правоохранительных органов», ― говорится в ответе за подписью врио главврача Андрея Вовка.

«Если систему потыкать палкой, в каком-то виде она начнет работать»

Почему люди с ментальными расстройствами после нервных срывов и панических атак попадают по скорой в «вытрезвитель»?

В Елизаветинской «Гласной» ответили, что в блок экзогенной интоксикации попадают пациенты «в состоянии алкогольной или любых других видов интоксикации организма, а также в состоянии измененного сознания или с суицидальными наклонностями». Что именно имеется в виду под «состоянием измененного сознания», администрация не пояснила.

При этом в психиатрии понятие «измененного сознания» определено четко, и панические атаки в эту категорию не входят, говорит психиатр, руководитель психопросветительского проекта «Дело Пинеля», врач отделения психиатрической больницы в городе Харьявалта (Финляндия) Виктор Лебедев.

«Я с трудом представляю, как человека с панической атакой можно отправить в одно помещение с людьми, у которых алкогольная интоксикация. Если речь идет о нарушенном уровне сознания, то такой человек может быть в коме в том числе или мы говорим про какие-то психотические эпизоды — паническая атака к ним не относится. Что в “вытрезвителе” делать человеку с суицидальными наклонностями, тоже непонятно. По закону “О психиатрической помощи” такой человек нуждается в помощи, а не в нахождении в каком-то закрытом помещении», — объясняет он в беседе с «Гласной».

Закон «О психиатрической помощи» подразумевает возможность ограничить пациента в правах. Однако описанные героинями «Гласной» случаи к ним не относятся, уверен психиатр.

«В рамках панической атаки может быть страх смерти, могут быть какие-то размышления, пассивные суицидальные идеи, ― рассказывает Лебедев. ― Есть просто размышления о смерти (это когда человек думает, например, что было бы неплохо, чтобы его переехала машина). Считается ли это за суицидальные идеи? Конечно, нет. Считается ли это состоянием измененного сознания с точки зрения современной психиатрии? Конечно, тоже нет. Здесь это все выглядит как дикая ошибка маршрутизации».

Врачи в общении с пациентом должны следовать протоколу, продолжает Лебедев. Сначала предложить добровольное лечение. Если человек нуждается в недобровольном ― уведомить, что могут быть применены меры физического стеснения и принудительное медикаментозное лечение. И лишь после применять их.

«Весь этот процесс должен проходить официально, — подчеркивает психиатр, снова ссылаясь на закон, — в приемном покое психиатрической больницы. И это должен делать врач после беседы с пациентом, а не санитар».

Самая частая жалоба бывших пациенток Елизаветинской — привязывание к койке. В самой больнице «Гласной» сообщили: «Мягкая фиксация применяется для того, чтобы пациенты не смогли нанести вред себе и окружающим, находясь в состоянии психомоторного возбуждения». И это согласуется с письмом Минздрава «О мерах физического стеснения при оказании психиатрической помощи», где указано: фиксация применяется «только в тех случаях, когда, по мнению врача-психиатра, иными методами невозможно предотвратить действия госпитализированного, представляющие опасность для него или других лиц».

Однако врачи не имеют права класть пациентов на «вязки» без видимых причин, и медики должны задокументировать, почему и на какой промежуток времени была использована фиксация, подчеркивает Лебедев.

«Она должна применяться в тот момент, когда другие способы воздействия не дают необходимого эффекта. Даже если человек требует временного физического стеснения, он должен за это время получить медикаментозное лечение (например, инъекцию успокоительного препарата).

К сожалению, в российских психиатрических больницах мерами временного стеснения злоупотребляют — например, вместо того чтобы разобраться с лечением или потратить время на разговор, человека связывают. Потому что так удобнее: он лежит и никого не беспокоит».

Такой опыт может сказаться негативно на мотивации обращаться за помощью в последующем, отмечает Лебедев. Кроме того, может развиться ПТСР: насилие ― это причина для нового расстройства.

Новости о насилии в отношении пациентов не редкость. В конце июля стало известно о новом происшествии, связанном с работниками психиатрии: бывший пациент психиатрической больницы № 4 имени Ганнушкина рассказало своем опыте пребывания в отделении. По словам пациента, его якобы подвергали «унижениям и “наказательной терапии” аминазином», которую прописали после словесной перепалки с санитаром. Впоследствии департамент здравоохранения заявило ведомственной проверке, о результатах пока не сообщалось.

Что делать тем, кто столкнулся с жестокостью со стороны медработников? Жалоба в Минздрав будет нелишней, но лучше обратиться в полицию с заявлением о произошедшем, а предварительно зафиксировать телесные повреждения (если они есть) и получить справку о пребывании в больнице, советует Виктор Лебедев.

По словам врача, жертвы медицинского насилия оказываются примерно в той же ситуации, что люди, которые подверглись сексуализированному насилию.

Полиция может неохотно принимать их заявления и стигматизировать человека. Поэтому важно, чтобы человек шел в полицию не один, а с кем-то из друзей или близких. Еще лучше — с адвокатом.

«Действительно ли полиция может чем-то помочь в такой ситуации? Она точно ничем не поможет, если вы не обратитесь. Мы не слышим о таких кейсах по одной простой причине: люди с ними никуда не обращаются. Я уже неоднократно слышал разговоры в духе “что мы будем в полицию ходить, все и так понятно”. Это история про потворство тому, кто совершает преступление. Если систему потыкать палкой, в каком-то виде она все равно начнет работать, ― убежден эксперт. ― По крайней мере это где-то прозвучит, появится — и это может сработать».

Панические атаки (эпизодическая пароксизмальная тревожность) — приступы сильной тревоги (паники) или страха (чаще всего — страха смерти, реже — страха потери сознания, потери контроля, беспомощности или страха «сойти с ума»), сопровождающиеся учащенным сердцебиением и ощущением «удушья», «нехватки воздуха». Несмотря на то, что такие состояния тяжело переживаются пациентами, они не представляют угрозы для жизни и здоровья. Лечением панических атак занимаются врачи-психиатры и психотерапевты — лучше обратиться в проверенному специалисту, если возникла экстренная ситуация.

** Instagram принадлежит компании Meta, признана экстремистской, запрещена в РФ

Редактриса: Лариса Жукова
Поддержите «Гласную»Помогите нам сделать новую историю — станьте частью нашего сообщества
валюта пожертвования
Размер пожертвования
100
300
500
1000
Способ оплаты
Умный платёж (₽)
Банковская карта (₽)
ЮMoney (₽)
Ваши данные
Укажите ваше имя

УСЛОВИЯ ОПЛАТЫ​
«Гласная» предлагает вам осуществить дарение на следующих условиях: 

1. Настоящее предложение является предложением проекта «Гласная» заключить с любым, кто отзовется на данное предложение (далее — Даритель), договор дарения на условиях, предусмотренных ниже. 

2. Предложение вступает в силу со дня, следующего за днем его размещения на сайте «Гласной» в интернете по адресу https://glasnaya.media (далее — Сайт) и действует бессрочно. 

3. В предложение могут быть внесены изменения и дополнения, которые вступают в силу со дня, следующего за днем их размещения на Сайте. 

4. Даритель безвозмездно передает в собственность «Гласной» денежные средства в размере, определяемом Дарителем, на поддержку деятельности «Гласной». 

5. «Гласная» вправе в любое время до передачи ей дарения и в течение 10 дней после от него отказаться. В случае отказа от дарения после его передачи «Гласная» возвращает дарение в течение 10 дней после принятия решения об отказе. В случае невозможности передать дарение Дарителю оно остается в распоряжении «Гласной». 

6. Даритель вправе отказаться от своего дарения в течение 10 дней со дня совершения транзакции. О своем желании Даритель извещает «Гласную» по электронной почте по адресу [email protected]. «Гласная» обязуется вернуть денежные средства в течение 10 дней с момента заявления Дарителя. 

7. Если Даритель подписался на ежемесячное списание средств с банковской карты, привязанной к счету Дарителя, впоследствии он вправе отменить ежемесячные платежи. Для отмены платежей Дарителю необходимо перейти на страницу «Отмена подписки на платежи» на сайте. 

8. Совершая действия, предусмотренные данным предложением, Даритель подтверждает, что ознакомлен с условиями и текстом настоящего предложения, целями деятельности «Гласной», осознает значение своих действий, имеет полное право на их совершение и полностью принимает условия настоящего предложения. 

9. В соответствии с Федеральным законом N 152-ФЗ «О персональных данных» Даритель настоящим дает свое согласие на обработку своих персональных данных любыми не запрещенными законом способами для целей исполнения настоящего предложения и подтверждает, что ознакомлен с политикой конфиденциальности.

Я принимаю Условия оплаты

ПОЛИТИКА КОНФИДЕНЦИАЛЬНОСТИ​
1. Общие положения

1.1. Настоящая политика обработки персональных данных (далее – Политика) проекта «Гласная» разработана в соответствии с Федеральными законами от 27 июля 2006 г. № 149-ФЗ «Об информации, информационных технологиях и о защите информации» и от 27 июля 2006 г. № 152-ФЗ «О персональных данных», иными нормативно-правовыми актами по вопросам персональных данных.

1.2. Назначением Политики является обеспечение защиты прав и свобод субъекта персональных данных при обработке его персональных данных (далее – ПДн) Оператором.

1.3. Термины, используемые в тексте настоящей Политики, подлежат применению и толкованию в значении, установленном Федеральным законом от 27 июля 2006 г. № 152-ФЗ «О персональных данных».

1.4. Основные права и обязанности субъекта персональных данных:

  • субъект персональных данных имеет право на получение у Оператора информации, касающейся обработки его персональных данных; 
  • субъект персональных данных вправе требовать от Оператора уточнения его персональных данных, их блокирования или уничтожения в случае, если персональные данные являются неполными, устаревшими, неточными, незаконно полученными или не являются необходимыми для заявленной цели обработки, а также принимать предусмотренные законом меры по защите своих прав; 
  • если субъект персональных данных считает, что Оператор осуществляет обработку его персональных данных с нарушением требований законодательства или иным образом нарушает его права и свободы, субъект персональных данных вправе обжаловать действия или бездействие Оператора в уполномоченный орган по защите прав субъектов персональных данных или в судебном порядке; 
  • субъект персональных данных имеет право отозвать согласие на обработку персональных данных;
  • субъект персональных данных имеет право на защиту своих прав и законных интересов, в том числе на возмещение убытков и (или) компенсацию морального вреда в судебном порядке. 

1.5. Основные обязанности Оператора:

  • предоставлять субъекту персональных данных по его письменному запросу информацию, касающуюся обработки его персональных данных, либо на законных основаниях предоставить отказ в предоставлении такой информации в срок, не превышающий тридцати дней с момента получения Оператором соответствующего запроса; 
  • по письменному требованию субъекта персональных данных уточнять обрабатываемые персональные данные, блокировать или удалять, если персональные данные являются неполными, устаревшими, неточными, незаконно полученными или не являются необходимыми для заявленной цели обработки, в срок, не превышающий тридцати дней с момента получения Оператором соответствующего требования; 
  • в случае достижения цели обработки персональных данных третьих лиц незамедлительно прекратить обработку персональных данных и уничтожить соответствующие персональные данные в срок, не превышающий тридцати дней с даты достижения цели обработки персональных данных, если иное не предусмотрено договором, стороной которого, выгодоприобретателем или поручителем по которому является субъект персональных данных, иным соглашением между Оператором и субъектом персональных данных; 
  • в случае отзыва субъектом персональных данных согласия на обработку своих персональных данных прекратить обработку персональных данных и уничтожить персональные данные в срок, не превышающий тридцати дней с даты поступления указанного отзыва, если иное не предусмотрено соглашением между Оператором и субъектом персональных данных; 
  • при обработке персональных данных Оператор принимает необходимые правовые, организационные и технические меры для защиты персональных данных третьих лиц от неправомерного или случайного доступа к ним, уничтожения, изменения, блокирования, копирования, предоставления, распространения персональных данных, а также от иных неправомерных действий в отношении персональных данных. 

1.6. Оператор собирает, использует и охраняет персональные данные, которые предоставляет субъект персональных данных при использовании сайта «glasnaya.media» и мобильных приложений с любого устройства и при коммуникации в любой форме, в соответствии с данной Политикой.

2. Цели сбора и обработки персональных данных

2.1. ПДн собираются и обрабатываются Оператором в целях:

  • коммуникации с субъектом персональных данных, когда он обращается к Оператору;
  • отправки отчетов о расходовании собранных средств;
  • организации участия субъекта персональных данных в проводимых Оператором мероприятиях и опросах;
  • предоставления субъекту персональных данных информации о деятельности Оператора;
  • направления субъекту персональных данных новостных материалов;
  • для других целей с согласия субъекта персональных данных.

3. Правовые основания обработки персональных данных

3.1. Правовыми основаниями обработки ПДн являются:

  • Федеральный закон от 27 июля 2006 г. № 149-ФЗ «Об информации, информационных технологиях и о защите информации»; 
  • Федеральный закон от 27 июля 2006 г. № 152-ФЗ «О персональных данных»;
  • Положение об особенностях обработки персональных данных, осуществляемой без использования средств автоматизации (утв. Постановлением Правительства Российской Федерации от 15 сентября 2008 г. № 687); 
  • Постановления от 1 ноября 2012 г. № 1119 «Об утверждении требований к защите персональных данных при их обработке в информационных системах персональных данных»; 
  • Приказ ФСТЭК России от 18 февраля 2013 г. № 21 «Об утверждении состава и содержания организационных и технических мер по обеспечению безопасности персональных данных при их обработке в информационных системах персональных данных»; 
  • Приказ Роскомнадзора от 5 сентября 2013 г. № 996 «Об утверждении требований и методов по обезличиванию персональных данных»; 
  • иные нормативные правовые акты Российской Федерации и нормативные документы уполномоченных органов государственной власти; 
  • согласие на обработку персональных данных.

4. Объем и категории обрабатываемых персональных данных, категории субъектов персональных данных

4.1. Персональные данные, разрешенные к обработке в рамках настоящей Политики, предоставляются субъектом персональных данных путем заполнения веб-форм на сайте, предоставления информации в сообщениях, направляемых Оператору, или другим образом свободно, своей волей и в своем интересе.

4.2. Субъектами персональных данных являются пользователи и авторы проекта «Гласная».

4.3. Субъекты персональных данных сообщают следующую персональную информацию:

  • имя, фамилию;
  • e-mail;
  • номер контактного телефона.

4.4. Оператор защищает данные, которые автоматически передаются в процессе просмотра субъектом персональных данных рекламных блоков, в том числе информацию cookies.

4.5. Оператор осуществляет сбор статистики об IP-адресах своих посетителей. Данная информация используется с целью выявления технических проблем.

4.6. Оператор не проверяет достоверность персональных данных, предоставленных субъектом, и не имеет возможности оценить его дееспособность. Однако Оператор исходит из того, что субъект персональных данных предоставляет достоверные и достаточные данные и поддерживает эту информацию в актуальном состоянии.

5. Порядок и условия обработки персональных данных

5.1. Оператор осуществляет сбор, запись, систематизацию, накопление, хранение, уточнение (обновление, изменение), извлечение, использование, передачу (распространение, предоставление, доступ), обезличивание, блокирование, удаление и уничтожение персональных данных.

5.2. Обработка персональных данных осуществляется Оператором следующими способами:

  • неавтоматизированная обработка персональных данных;
  • автоматизированная обработка персональных данных с передачей полученной информации по информационно-телекоммуникационным сетям или без таковой; 
  • смешанная обработка персональных данных.

5.3. Сроки обработки персональных данных определены с учетом:

  • установленных целей обработки персональных данных;
  • сроков действия договоров с субъектами персональных данных и согласий субъектов персональных данных на обработку их персональных данных; 
  • сроков, определенных Приказом Минкультуры России от 25 августа 2010 г. № 558 «Об утверждении “Перечня типовых управленческих архивных документов, образующихся в процессе деятельности государственных органов, органов местного самоуправления и организаций, с указанием сроков хранения”». 

5.4. Оператор не раскрывает третьим лицам и не распространяет персональные данные без согласия субъекта персональных данных (если иное не предусмотрено федеральным законодательством РФ).

5.5. Условием прекращения обработки персональных данных может являться достижение целей обработки персональных данных, истечение срока действия согласия или отзыв согласия субъекта персональных данных на обработку его персональных данных, а также выявление неправомерной обработки персональных данных.

6. Безопасность персональных данных

6.1. Для обеспечения безопасности персональных данных при их обработке Оператор принимает необходимые и достаточные правовые, организационные и технические меры для защиты персональных данных от неправомерного или случайного доступа к ним, их уничтожения, изменения, блокирования, копирования, предоставления, распространения, а также от иных неправомерных действий в отношении персональных данных согласно Федеральному закону от 27 июля 2006 г. № 152-ФЗ «О персональных данных» и принятым в соответствии с ним нормативным правовым актам.

6.2. Оператором приняты локальные акты по вопросам безопасности персональных данных. Сотрудники Оператора, имеющие доступ к персональным данным, ознакомлены с настоящей Политикой и локальными актами по вопросам безопасности персональных данных.

7. Актуализация и уничтожение персональных данных, ответы на запросы субъектов на доступ к персональным данным

7.1. В случае подтверждения факта неточности персональных данных или неправомерности их обработки, персональные данные подлежат их актуализации Оператором, обработка прежних при этом прекращается.

7.2. При достижении целей обработки персональных данных, а также в случае отзыва субъектом персональных данных согласия на их обработку персональные данные подлежат уничтожению, если иное не предусмотрено иным соглашением между Оператором и субъектом персональных данных.

7.3. Субъект персональных данных имеет право на получение информации, касающейся обработки его персональных данных. Для получения указанной информации субъект персональных данных может отправить запрос по адресу: [email protected].

8. Ссылки на сайты третьих лиц

8.1. На сайте могут быть размещены ссылки на сторонние сайты и службы, которые не контролируются Оператором. Оператор не несет ответственности за безопасность или конфиденциальность любой информации, собираемой сторонними сайтами или службами.

Я принимаю Политику конфиденциальности
Перенаправление на безопасную страницу платежа...

«Гласная» в соцсетях Подпишитесь, чтобы не пропустить самое важное

Facebook и Instagram принадлежат компании Meta, признанной экстремистской в РФ

К другим материалам
«Привет. Это Навальная»

Как выглядел путь Юлии Навальной в политику

«Пришла какая-то тетка и что-то требует» 

Как петербургские экоактивистки борются за чистоту города — и побеждают

Колыбельные по ватсапу

Почему российские бабушки особенные и как семьи эмигрантов сохраняют с ними отношения

«Там нет и не может быть доброты — там есть работа»

Сотни тысяч женщин остаются без крыши над головой, их уязвимостью пользуются в трудовых домах. Репортаж с улиц Петербурга

«Я — женщина-машинист, первая в петербургском метро»

Дарья Яременко — о работе в подземке и дискриминации не из-за гендера, а из-за цвета волос

«Мальчик, который читал стихи»

Саша Попова — о своем муже Артеме Камардине, «маяковском деле» и репрессиях в России

Читать все материалы по теме