Истории

«Каждый знает, на что идет». Накануне дерзкой акции стрит-арт-группы «Явь» в Риге «Гласная» встретилась с ее лидером Анастасией Владычкиной

ЧИТАЙТЕ НАС В ТЕЛЕГРАМЕ

Иллюстрация: Роман Рябчук | Гласная

Стрит-арт-группа «Явь» не просто оперативно реагирует на актуальную повестку — иногда она ее предвосхищает. 5 декабря на здании консульского отдела российского посольства в Риге появился виртуальный «Совок», а 6-го «Дождь» (внесен в реестр иностранных агентов) лишили лицензии на работу в Латвии. «Таким образом я реагирую на события последних месяцев, особенно последних дней, и показываю, что совок — он везде совок, и в России, и в Латвии. Одновременно с релизом этой работы пошли новости об отзыве лицензии у телеканала «Дождь», тогда я решила прямо посвятить «Совок» им и высказаться в их поддержку», — рассказывает лидерка «Яви» Анастасия Владычкина.

Сначала их было трое: двое юношей и Анастасия Владычкина. Потом пришел Александр Воронин. Потом ушли юноши, а Саша то уходил, то возвращался. После попытки презентации работы Goolag в Питере в августе этого года, когда полиция задержала художников и операторов спустя 15 минут после начала, на этапе наклейки трафарета, и выписала каждому штраф 500 рублей, Воронин еще раз решил покинуть проект, возможно временно. Так что в данный момент «Явь» — это одна хрупкая 28-летняя девушка.

Мы созваниваемся с Анастасией в телеграме. Она живет за границей, но где именно, не говорит: это не связано напрямую с ******, но в целом связано с политической ситуацией в России.

— Помимо группы «Явь» я еще являюсь кофаундером мобильного приложения дополненной реальности AR Hunter, для его развития нужны средства, — рассказывает Настя. — Весь год все потенциальные инвесторы в один голос говорили, что нормальных денег никто не даст, пока я и команда находимся в России: очень высокие экономические, политические, юридические риски, никто не будет вкладываться в такой стартап. В марте я успела получить вид на жительство в Латвии по стартап-визе, оставалось только забрать пластиковую карту. Но из-за СВО (я, хотя и нахожусь за рубежом,  несу ответственность за других людей, поэтому, прошу прощения, говорю СВО) Латвия объявила, что даже тем, по кому решение уже принято, карты все равно не выдадут. Пришлось ехать в другую страну.

 

«В России, если ты политизирован, это мешает жизни»

По образованию Анастасия — магистр права, и вплоть до 2019 года она вела арбитражные дела. Когда поняла, что совмещать их со стрит-артом и дополненной реальностью стало совсем сложно, оставила юридическую практику.

Анастасия. Фото: из личного архива героини | Гласная

Первые шаги в акционизме случились в 2014 году, а первая стрит-арт-работа появилась годом позднее: на рисунке депутат Виталий Милонов, известный нетерпимостью к ЛГБТ, держал черный зонт, защищавший его от радужных «капель»-человечков.

— Работа прожила четыре или пять лет, — рассказывает Анастасия. — И закрасили ее не потому, что Милонов. Это была территория завода «Красный треугольник», там просто начался ремонт. На удивление, самому депутату работа каким-то чудом понравилась, он об этом рассказал во многих интервью, и, наверное, поэтому коммунальщики не побежали быстро все закрашивать.

После Милонова был Мутко, радужные снеговики на Марсовом поле, Барак Обама (который, как известно, зассал все российские подъезды и ровно за этим занятием и был запечатлен), желтые уточки на воде Фонтанки и Ким Чен Ын в духе Энди Уорхола, с помадой и разноцветными тенями. Но это не значит, что основной темой для творчества «Яви» стала политика. Скорее, она существовала наряду с другими темами.

— Самое главное для нас — космос и наука, — продолжает Анастасия.

— Мы занимаемся политикой только потому, что из-за нее не можем заниматься космосом и наукой. Мы бы никогда в жизни не нарисовали что-то на телескопе, пусть даже неработающем.

Рассказывая об этом, Настя имеет в виду сентябрьский проект «Сигнал», когда надпись была нанесена на телескоп Пулковской обсерватории. Работа была выполнена меловой краской и смыта сразу после создания. Ее на деле мог бы смыть дождь, и создатели — «Явь» и Maekkona — проверяли это на небольших поверхностях. Но непонятно, какой силы был бы дождь, остались бы черные потеки или нет, поэтому художники сами смыли надпись после создания.

— Очень долгое время нас хейтили за то, что мы делаем политические работы, — рассказывает Настя. — Нам прямо говорили: «Не может быть, чтобы вас интересовала политика. Она никого не может интересовать. Настоящие художники думают о более высоких вещах: о любви, о смерти, о философских понятиях». В российском искусстве последние 20 лет было стыдно и зашкварно делать что-то про политику. Таких артистов не любили, не допускали до участия в различных фестивалях, выставках. И то, к чему мы сейчас пришли, связано и с этим хейтом тоже. Сложно представить, чтобы какой-нибудь американский художник не мог высказать своего мнения по той или иной ситуации в политике. А в России, если ты политизирован, это мешает жизни, заставляет опускать руки и либо вообще уходить из искусства, либо прогибаться — человек ведь и есть хочет. Сейчас это отношение поменялось в лучшую сторону, но пока далеко не у всех.

Анастасия считает, что протестного уличного искусства в городе и стране стало гораздо больше, чем, например, года три назад. Но лично она ожидала, что его будет еще больше.
В любом случае, по форме исполнения высказывания «Яви» всегда будут стрит-артом, потому что только он позволяет донести идеи и мысли до широкой аудитории:

— Никому не интересно то, что ты у себя в комнате на холсте рисуешь. Те времена, когда холст мог стать каким-то событием, прошли, как мне кажется.

 

«Какая, к черту, любовь, если у жены ампутировали ногу?»

Самая бюджетная работа группы стоила около двух тысяч рублей, самая дорогая — 250 тысяч. Это была «МамаWok»: в 2019 году «Явь» установила шестиметровую скульптуру напротив Музея искусства Санкт-Петербурга XX–XXI веков. Место было выбрано не случайно: художник Сергей Бородкин показал в музее арт-объект «ПапаWok», аллегорию семьи, в центре которой — мужская фигура. «Явь», которой близка и фемповестка, сделала ответный проект, в котором даже физически вся конструкция держалась на фигуре женщины.

«В подавляющем большинстве случаев российские семьи держатся исключительно на женщинах. Если муж тяжело заболел, лишился конечности, попал в места лишения свободы, бесплоден и так далее, жена его не бросит»,

— написали создатели в своем инстаграме (принадлежит компании Meta, признанной в России экстремистской организацией).

— Мужья же в подобных случаях любят разводиться: какая, к черту, любовь, если у жены ампутировали ногу? Вы о чем? […] Сейчас мама — глава и основа семьи, а не папа, как думает Бородкин. При этом крайне важно понимать, что в осознанной семье умных и любящих людей никаких глав и основ нет, а есть любовь, равноправие, взаимопонимание и поддержка».

«Явь» пыталась поставить «МамуWok» 8 марта на льду канала Грибоедова, но скульптура сломалась. Потом еще неделю Настя переделывала ее, и тогда ребята смогли установить композицию, опять на льду. Сильно переживали, что провалятся, все-таки середина марта, но обошлось.

Через два часа после установки «МамуWok» сломали неизвестные юноши.

Кстати, и Сергею Бородкину, и кураторам выставки работа очень понравилась — «Явь» с ними потом встречалась в стенах музея: «Поговорили об искусстве в целом, стрит-арте и феминизме. Все прошло очень душевно и благожелательно. Мы зря боялись».

И этот опыт стал еще и первым опытом сбора пожертвований на уличное искусство для арт-группы. Потому что идей у «Яви» много, а средств для их реализации — увы.

— Чтобы объявить сбор, нужно рассказать, что это будет за работа, а это противоречит принципам стрит-арта, — рассуждает Анастасия. — Да и полиция будет очень рада, если мы заранее сообщим, что собираемся рисовать. Но вот недавно мне удалось собрать донаты на создание работы «Мост».

Фильм с таким названием вышел в День народного единства, с ним «Яви» помогала режиссер София Капилевич.

«Вы так до статуса ИА довыделываетесь…» — прокомментировал публикацию один из подписчиков.

Фото: из личного архива героини | Гласная

Начиная с апреля этого года работы выполнялись либо руками Александра Воронина и помощников, либо только руками помощников. Анастасия Владычкина занимается полностью всей организацией и финансированием. Даже находясь не в России, ищет стены в Петербурге с помощью гугл-карт. Помощники у «Яви» каждый раз разные, иногда это знакомые и друзья, иногда подписчики. Каждый знает, на что идет. Хотя, повторимся, до сих пор максимальный штраф, предъявленный «Яви» за стрит-арт, составил 500 рублей. «Но эта история еще не закончилась», — лаконично говорит Настя.

 

«Все мои высказывания направлены на Россию»

«Явь» придумывает новые формы подачи, чтобы увеличить срок жизни актуального искусства. Срок, который в принципе совсем невелик и часто составляет один-два часа с момента создания.

Например, «Стрит-арт Шредингера» выполнен фосфорной краской и виден только в ультрафиолетовом свете: надпись, которая в силу шрифта читается и как «Выборы», и как «Вы воры», в обычном свете выглядит просто пятном. «Бэт-сигнал» представляет собой световую проекцию на рандомной стене, поверхность можно менять хоть каждый день.

С помощью приложения AR Hunter «Явь» создает работы в дополненной реальности. Например, так был сделан масштабный проект «Семь смертных грехов» в обеих столицах. Некоторые подписчики, не понимая принципа, шли по указанным адресам и обнаруживали там, естественно, пустую стену: работа проявляется, если плоскость поместить в камеру мобильного приложения.

После того, как актриса Варвара Шмыкова опубликовала пост в футболке «Терпение», про «Явь» узнали даже далекие от стрит-арта люди.

Анастасия собирается периодически приезжать в Россию, на ее попечении находится член семьи, который очень болен. «Пока он живой, буду всегда находиться рядом с ним. Пусть хоть завтра поменяется власть в России, я не смогу уехать далеко, пока ухаживаю за ним. Надеюсь, он проживет еще долго-долго».

— Многие из тех, кто раньше делал протестный стрит-арт, перестали рисовать. Находясь за рубежом, не могу их осуждать, но все-таки я удивлена, — итожит Анастасия Владычкина. — У нас есть проект с «Роскомсвободой», мне там нужен ментор, просто специалист, который проконсультирует участников. Я хотела познакомиться с таким протестным художником, которого не знала бы раньше. И не нашла никого. Сама же я пока не могу ничего делать за границей: в отрыве от российской повестки идеи не приходят в голову. Все мои мысли и высказывания направлены в первую очередь на Россию и происходящее в Украине.

ПОДЕЛИТЬСЯ:
Поделиться в vk
Поделиться в telegram
Поделиться в twitter

К другим материалам:

Наталию Верхову обвиняют в мошенничестве в особо крупном размере. За участие в руководстве обанкротившимся кооперативом «Семейный капитал» ей грозит восемь с половиной лет лишения свободы и штраф 700 тысяч рублей.
Поэтесса Аля Хайтлина рассказывает о том, кто водит ее рукой, когда она пишет свои страшные и честные антивоенные стихи.
За этот год по всему миру появились десятки, если не сотни, волонтерских инициатив для помощи украинцам. Тысячи немцев быстро организовались в сообщества и волонтерские группы. Среди них оказалась и музыкальная продюсерка Светлана Мюллер.
Шелтер «Ковчега» в Стамбуле появился в середине марта. Сейчас у проекта помощи российским эмигрантам четыре коливинга в крупнейшем городе Турции. «Гласная» рассказывает, как устроена жизнь в одном из таких шелтеров.

Подпишитесь на рассылку «Гласной»

Мы работаем благодаря вашей поддержке