" style="position:absolute; left:-9999px;" alt="" />
Поддержать
Истории

«Зачем ты поехал? Кто тебя просил?» Почему заключенные, не горевшие желанием идти в ЧВК, вдруг обрывают общение с близкими и отправляются на фронт?

29.11.2022читайте нас в Telegram
Иллюстрация: Виктория Стеблева | Гласная

С лета ЧВК Вагнера вербует заключенных в колониях строгого режима. Сначала это делалось тайно, потом владелец компании «Конкорд», «личный повар Путина» Евгений Пригожин (много лет до этого отрицавший свою связь с ЧВК) признал как создание группы Вагнера, так и отправку заключенных на фронт. В соцсетях было сломано много копий в разговорах о том, насколько этично предлагать людям «искупить преступление кровью». Однако там, в соцсетях, практически не слышны голоса жен и матерей тех заключенных, которые присоединились к ЧВК. Голоса тех женщин, которые годами ездили на свидания, возили передачи, нанимали адвокатов, бросали деньги на телефон сразу всей камере — а потом через третьи руки, в самую последнюю очередь узнали, что муж или сын уехал «сражаться с фашистами».

«Гласная» рассказывает о женщинах, чьи близкие не сообщили им о том, что собираются присоединиться к ЧВК Вагнера.

«Глупость сделал, когда согласился»

«У кого родственники уехали из N-ской области?» — пишут женщины из Ленинградской, Рязанской, Тульской, Нижегородской, Свердловской, Волгоградской, Ульяновской — список можно продолжать и дальше — областей.

Первые сообщения о поисках «уехавших» появились в группах родственников сидельцев в телеграме и во «ВКонтакте» еще в июле. Если пролистать записи, то можно почувствовать, как нарастала эта лавина. Сначала вопросы об отправке в Украину возникали лишь изредка — в комментариях одногруппники даже оскорбляли авторов таких постов и просили «не постить фейки», ведь «кто зэкам оружие даст, вы идиоты, что ли?» Потом сообщения от отчаявшихся мам, сестер и жен стали появляться все чаще и чаще, и уже все меньше и меньше оставалось сомневающихся в реальности вербовки. Сейчас тюремные группы практически каждый день кого-то разыскивают.

Среди спрашивающих немало тех, кто узнал об отправке мужа, брата или сына в самый последний момент — или не узнал вовсе. Вот только несколько сообщений — эмоциональных, путаных, не всегда понятных. Их авторы отказались говорить с «Гласной». Орфография и пунктуация сохранены.

«У меня брат уехал, но лично мне ничего не успел сказать, звонил с Яблоневки 03.07, но я пропустила вызов. Потом его мама мне позвонила 12.07 и сообщила, что он звонил ей с ростовской области. Я написала обращение на сайте ИК-7, а также им на электронную почту — молчат, уполномоченному по правам человека (они пока прислали промежуточный ответ о том, что направили запрос в ИK-7), сегодня написала в прокуратуру РФ, в прокуратуру СПб, в военную прокуратуру, вчера в полицию заявление подала (в полиции дежурный сказал, что звонил в ИК 7 и они подтвердили, что да, были этапы на Краснодар — совпадение? Не думаю.)».

«Сын позвонил по связи зонателеком в понедельник. И вроде бы чуть ли не в пятницу отправление. По договору на полгода и потом полная реабилитация. Отговаривать поздно, специально сказал впритык перед отъездом».

«Сегодня ночью из ФКУ ИК-14 Нижегородская область вывозят заключенных кто дал согласие служить по контракту в ЧВК Вагнер! В том числе и мой муж! Кто то может дать совет что делать чтоб его не забирали! Он говорит что уже сейчас нельзя отказался, так как подписаны бумаги! Куда обращаться? Человек сидит всю жизнь, не особо понимает что там происходит! Срока осталось 7 месяц! Некого не предупредили, не жену не родственников! Глупость сделал когда согласился на это! По состоянию здоровья он не годен! И я не готова терять любимого человека! Поэтому и спрашиваю у вас здесь совет!»

Читайте также«Если бы это было законно, я бы сидела тихо

И молилась». Что делать, если твоего мужа из тюрьмы забирают в Украину

Лидия (имена всех героев изменены. — Прим. «Гласной») из Марий Эл ночью кладет телефон рядом с собой, никогда не ставит на «беззвучку». На все звонки отвечает сразу же: вдруг это сын Андрей.

Лидия рассказывает: у Андрея «жизнь очень сладкая была, не знаю, чего ему не хватало». Были жена, ребенок, отдельная трехкомнатная квартира (ее Лидия уступила сыну, а сама уехала за город), работа на мебельном складе. А потом Андрей «случайно выпил» и украл ноутбук у собутыльника, дома у которого они в тот день собрались.

Жена обворованного товарища обратилась в полицию. Лидия, узнав о случившемся, пыталась замять историю деньгами — но «жена у него такая злая», денег не взяла и заявление не забрала. В 2020 году Андрея осудили и отправили в колонию-поселение.

Лидия говорит, что его приговорили к полутора годам заключения. На самом деле к трем — но женщина этого, кажется, не знает. Я сверяю эмоциональный рассказ Лидии с сухими текстами судебных актов с портала ГАС «Правосудие». До определенного момента все сходится. Вот только выясняется: еще до истории с ноутбуком Андрей уже был судим — тоже за кражу из чужого дома, тоже в состоянии алкогольного опьянения, только в тот раз — телефона. Его осудили на два года условно с тремя годами испытательного срока. Как раз во время испытательного срока Андрей и украл ноутбук.

За последнюю кражу ему действительно дали полтора года, как и говорит Лидия. Но при этом отменили условный срок за первое преступление и по совокупности приговоров назначили три года колонии-поселения.

Лидия, рассказывая о преступлении сына, несколько раз повторяет, что «раньше у нас никогда ничего такого не было». Чувствуется: она не врет. Просто не знает. Кажется, про условный срок Андрей матери не сказал.

На этом история могла бы и закончиться: заключенных на фронт набирают из «строгачей». Останься Андрей в поселении, он, отбыв срок, вернулся бы домой, к матери, жене и дочери, и сейчас едва ли оказался бы в Украине.

Но вышло по-другому, потому что, отсидев год, в конце 2021-го Андрей сбежал вместе с приятелем. Судя по данным ГАС «Правосудие», они попросту отвлекли внимание конвоиров и уехали из колонии в город на такси. Пробыли на свободе чуть меньше двух часов, но все равно заработали себе на новую статью, «Побег из места лишения свободы», к тому же совершенный «группой лиц по предварительному сговору». Наказывается такое принудительными работами на срок до пяти лет либо лишением свободы на тот же срок.

«Их поймали в этот же день. Даже не то что поймали — они сами вернулись. Мне позвонил начальник колонии, говорит: “Если ваши ребята возвратятся, им за это ничего не будет”. Я еще не поняла: “Как? Откуда?” Потом звоню сыну, он телефон берет сразу, говорю: “Возвращайтесь, так вам лучше будет”. Они далеко не успели уехать. Нашему дали три года, а тому мальчику, который агитировал его, всего год с чем-то. Того отправили в обычную тюрьму, а нашего — в строгий режим», — рассказывает Лидия.

Мотивацию сына к побегу она толком не поняла, но осуждать не стала.

«Он такой человек у нас, очень добрый. Может, надоело ему сидеть или еще что. Мы его спрашивали: “Все нормально?” — “Все нормально”. Родительница человека, с которым он сбежал, даже заявление писала, как будто там издевались охранники. Мы не писали, не связывались с этим делом», — говорит она.

«Тетя Лида, у вас сын уехал»

После побега Андрея перевели в колонию строгого режима. Летом 2022 года туда приехал человек, который был «чудовищно похож» на Евгения Пригожина (так пресс-служба «Конкорда» изначально описывала вербовщика, который вел набор заключенных на фронт).

Смотрю на фотографии сына Лидии в соцсетях: длинное узкое лицо, уши торчат в разные стороны, хрупкие плечи. Общее ощущение уязвимости и беззащитности. Под одной из фотографий комментарий Лидии: «Улым (сын), я так тебя люблю».

Еще летом Андрей как-то позвонил и сказал ей: «А я на Украину поеду, наверное». И почти сразу же: «Да какая Украина, ма, я шучу». Тогда еще ролики с вербовкой из колоний не разлетелись по всему интернету, и Лидия подумала, что Андрей и правда пошутил. Позже Лидия и Елена, жена Андрея, поняли, что уже тогда, летом, в колонии, скорее всего, начался набор заключенных.

Елена приезжала к нему на длительное свидание за две недели до того, как с Андреем пропала связь. «И даже ей ничего не сказал! — сетует Лидия. — Единственное: просил хорошую сумку дорожную. Она не поняла для чего».

В середине сентября Андрей и еще около 70 человек из его колонии уехали на фронт. Лидия узнала об этом, когда ей позвонили «мальчишки» из колонии. Ее телефон был у нескольких заключенных, знакомых Андрея. Ей звонили, если у сына что-то случалось (один раз Андрея забрали в больницу с желудком) — да и просто попросить положить денег на телефон.

«Я таких людей очень жалею. Им что-нибудь надо — я обязательно куплю колбасу или сигареты. У них родных нет, жалко — не могу. Они звонят: “Тетя Лида, на сотовый не положите, пожалуйста?” Положу», — объясняет Лидия.

И вот в тот день ей позвонили со словами: «Тетя Лида, у вас сын уехал». Лидия бросилась звонить начальнику колонии:

— Где мой сын?
— Как где? Здесь!
— Вот я приеду, попрошу короткое свидание, и где вы мне его возьмете?

На том конце бросили трубку.

Через неделю после отъезда Андрей сам позвонил матери с незнакомого номера с кодом +380 (Украина, самопровозглашенные ДНР, ЛНР). Сказал, что две недели будет длиться обучение, потом — «линия соприкосновения». Еще сказал, что любит ее, жену и дочку.

«Я расплакалась, и все. У меня истерика началась капитальная. Я ему говорю: “Зачем ты поехал? Кто тебя просил?” А он: “Мам, все нормально”. Но у него голос был не такой, как обычно. Не радостный. Такой усталый, как будто у него сил нет. Я мама, я чувствую. Он говорит: “Мам, вообще никуда не звони, ничего не делай, никуда не обращайся, ты мне только хуже сделаешь”. Тут кто-то рядом с ним кричит: “Все, три минуты” — и связь обрывается. Но я перед отбоем успела у него спросить: “Ты еще будешь звонить?” Он ответил: “Раз в месяц”», — вспоминает Лидия.

С тех пор Лидия спит с включенным телефоном. Андрей оформил на нее доверенность, Лидия говорит, сначала не поняла зачем. Растерялась: «Чего на меня, а не на сноху?» И тут же сама объясняет: «Он мне больше доверяет. Всю жизнь доверяет».

Когда Лидия стала общаться с родственниками других уехавших на фронт заключенных, она узнала, что семьям положены денежные выплаты. Но ее разговоры о деньгах в общем чате возмущают.

«Девчонки там пишут про какую-то зарплату. Такие вещи неприятные. Не надо нам. Какая зарплата вообще? Живой бы вернулся! Мне никакие деньги не нужны! Я себе уже места не нахожу. Он у меня единственный ребенок, — Лидия плачет и снова повторяет. — Я себе уже места не нахожу».

Ее сын не служил. Получил отсрочку из-за здоровья матери: у нее сердечная астма, вторая группа инвалидности. Как раз во время призыва она попала в реанимацию, сын как опекун остался с ней.

Иллюстрация: Виктория Стеблева | Гласная

«Некоторые мальчишки ведь женам и мамам звонили, говорили, что поедут, настраивали на это. А наш нет. Даже снохе — нет, — сокрушается Лидия. — Почему он так сделал, почему мне ничего не сказал? Я бы его отговорила. Лучше было бы посидеть. Мы все читаем, читаем, а там все гибнут, гибнут, гибнут! Я сейчас интернет не открываю, потому что не могу больше. Мне кто-то скажет что-нибудь, я реву. Ну неужели за две недели можно научить человека автомат держать в руках? Не понимаю я этого. Я скоро с ума сойду. Больше не могу. Хожу и думаю, хожу и думаю про него только, фотографию смотрю целыми днями. Я бы и сама уже поехала! Уколы делать солдатам, еду варить, печь хлеб — мастер на хлебозаводе я была. Но поварихой меня никто не возьмет: там же проверяют здоровье — а так я бы уехала сегодня бы прямо».

Когда я спрашиваю, как она относится к происходящему, Лидия говорит: «Лишь бы все живыми пришли, как тут относиться? Конечно, против, кто хочет своих детей отправлять туда? И я бы так думала, даже если бы там моего сына не было. Все, кто там есть, они же чьи-то сыновья. Но ничего не поделаешь, значит, так положено, значит, нужно так. ***** есть *****. Кто-то же должен защищать Россию».

«Страх, бессилие и ужас не проходят»

Анна из Нижегородской области рассказывает, что муж Александр пообещал ей, что не уедет в Украину, а потом с ним пропала связь. В тот же день около ста человек выехали из колонии в сторону фронта — Анне об этом сообщили родственники других заключенных.

«Мы с ним разговаривали про эту тему — пойти добровольцем. Все равно же все на слуху было, я его умоляла ни на что не соглашаться. Он вроде как сначала сказал, что пойдет, потому что это шанс скорее выйти на свободу. Но так как срок маленький у него, мы пришли к выводу, что никакого смысла нет в этом, тем более УДО скоро. Потом, уже перед тем как связь пропала, сказал, чтобы я не беспокоилась, если вдруг не сможет долго позвонить. И пообещал вернуться домой живым и здоровым, что бы ни случилось. Прямо он мне не сказал ни разу, что согласился, только такими намеками», — рассказывает Анна.

Сначала она не хотела верить, что муж уехал, отправила заказное письмо в колонию. Оттуда пришел ответ: «Этапирован». Куда? Неизвестно. Через две недели после отъезда ей написал друг Александра из колонии.

«Сказал, мой муж добровольно, сам решил туда поехать, не нужно переживать, все будет хорошо. У моего мужа характер такой, он если вобьет себе что-то в голову, то вот хоть что делай, не остановишь, не переубедишь. Я много думала, почему он мне не сказал, наверное, не хотел, чтобы я лишний раз плакала, упрашивала. Все равно было бы бесполезно», — рассуждает Анна.

По словам Анны, срок у Александра небольшой — три с половиной года, из них год уже прошел. Они начали встречаться за полтора года до того, как Александр оказался в колонии, а поженились непосредственно перед тем, как тот отправился по этапу.

«С другом выпили, из чужой бани украли имущество, мой потом сознался. Какая-то старая техника, мелочь. Честно говоря, глупость несусветная, может, адреналина ему захотелось, нервы пощекотать, но это принесло нам очень много проблем. Сумму ущерба посчитали по стоимости новых товаров и дали ему три года. И вот теперь еще это! И все из-за такой глупости. Я его, конечно, не защищаю, он виноват, но, учитывая явку с повинной и оплату ущерба, можно было и лояльнее отнестись», — жалуется Анна.

Три года колонии строгого режима за банальную кражу тоже появились не просто так. Александр уже был судим, Анна не знает подробностей, говорит, «за финансовые махинации дали года три-четыре». Это случилось еще до того, как они начали встречаться.

Анне сложно сформулировать свое отношение к *****, она только несколько раз повторяет: «Мне просто хочется мира, и все». Говорит,

была уверена, что и муж таких же взглядов. Он никогда не выражал агрессию, не радовался успехам российской армии в Украине.

«Главное — мир во всем мире или хотя бы рядом с нами. И он так думал. Может, внутри у него и есть другая позиция, но я об этом не знаю. Вряд ли он ушел по идеологическим соображениям, думаю, были какие-то другие причины. Когда вернется, расскажет», — рассуждает Анна.

Она надеется, что через полгода муж будет дома — точного срока она не знает, но все родственники между собой говорят, что контракт у заключенных-вагнеровцев именно на шесть месяцев.

«Это страх, бессилие, ужас какой-то, и эти чувства никуда не уходят, просто немного притупляются, хотя пытаюсь думать о хорошем и настраивать себя только на хорошее. Просто хочется, чтобы кто-то сказал, что все хорошо, во всем мире мир и мой муж вернулся домой живой и здоровый», — заключает она.

После отправки в Украину Александр ей ни разу не позвонил.

Поддержите «Гласную»Помогите нам сделать новую историю — станьте частью нашего сообщества
валюта пожертвования
Размер пожертвования
100
300
500
1000
Способ оплаты
Умный платёж (₽)
Банковская карта (₽)
ЮMoney (₽)
Ваши данные
Укажите ваше имя

УСЛОВИЯ ОПЛАТЫ​
«Гласная» предлагает вам осуществить дарение на следующих условиях: 

1. Настоящее предложение является предложением проекта «Гласная» заключить с любым, кто отзовется на данное предложение (далее — Даритель), договор дарения на условиях, предусмотренных ниже. 

2. Предложение вступает в силу со дня, следующего за днем его размещения на сайте «Гласной» в интернете по адресу https://glasnaya.media (далее — Сайт) и действует бессрочно. 

3. В предложение могут быть внесены изменения и дополнения, которые вступают в силу со дня, следующего за днем их размещения на Сайте. 

4. Даритель безвозмездно передает в собственность «Гласной» денежные средства в размере, определяемом Дарителем, на поддержку деятельности «Гласной». 

5. «Гласная» вправе в любое время до передачи ей дарения и в течение 10 дней после от него отказаться. В случае отказа от дарения после его передачи «Гласная» возвращает дарение в течение 10 дней после принятия решения об отказе. В случае невозможности передать дарение Дарителю оно остается в распоряжении «Гласной». 

6. Даритель вправе отказаться от своего дарения в течение 10 дней со дня совершения транзакции. О своем желании Даритель извещает «Гласную» по электронной почте по адресу [email protected]. «Гласная» обязуется вернуть денежные средства в течение 10 дней с момента заявления Дарителя. 

7. Если Даритель подписался на ежемесячное списание средств с банковской карты, привязанной к счету Дарителя, впоследствии он вправе отменить ежемесячные платежи. Для отмены платежей Дарителю необходимо перейти на страницу «Отмена подписки на платежи» на сайте. 

8. Совершая действия, предусмотренные данным предложением, Даритель подтверждает, что ознакомлен с условиями и текстом настоящего предложения, целями деятельности «Гласной», осознает значение своих действий, имеет полное право на их совершение и полностью принимает условия настоящего предложения. 

9. В соответствии с Федеральным законом N 152-ФЗ «О персональных данных» Даритель настоящим дает свое согласие на обработку своих персональных данных любыми не запрещенными законом способами для целей исполнения настоящего предложения и подтверждает, что ознакомлен с политикой конфиденциальности.

Я принимаю Условия оплаты

ПОЛИТИКА КОНФИДЕНЦИАЛЬНОСТИ​
1. Общие положения

1.1. Настоящая политика обработки персональных данных (далее – Политика) проекта «Гласная» разработана в соответствии с Федеральными законами от 27 июля 2006 г. № 149-ФЗ «Об информации, информационных технологиях и о защите информации» и от 27 июля 2006 г. № 152-ФЗ «О персональных данных», иными нормативно-правовыми актами по вопросам персональных данных.

1.2. Назначением Политики является обеспечение защиты прав и свобод субъекта персональных данных при обработке его персональных данных (далее – ПДн) Оператором.

1.3. Термины, используемые в тексте настоящей Политики, подлежат применению и толкованию в значении, установленном Федеральным законом от 27 июля 2006 г. № 152-ФЗ «О персональных данных».

1.4. Основные права и обязанности субъекта персональных данных:

  • субъект персональных данных имеет право на получение у Оператора информации, касающейся обработки его персональных данных; 
  • субъект персональных данных вправе требовать от Оператора уточнения его персональных данных, их блокирования или уничтожения в случае, если персональные данные являются неполными, устаревшими, неточными, незаконно полученными или не являются необходимыми для заявленной цели обработки, а также принимать предусмотренные законом меры по защите своих прав; 
  • если субъект персональных данных считает, что Оператор осуществляет обработку его персональных данных с нарушением требований законодательства или иным образом нарушает его права и свободы, субъект персональных данных вправе обжаловать действия или бездействие Оператора в уполномоченный орган по защите прав субъектов персональных данных или в судебном порядке; 
  • субъект персональных данных имеет право отозвать согласие на обработку персональных данных;
  • субъект персональных данных имеет право на защиту своих прав и законных интересов, в том числе на возмещение убытков и (или) компенсацию морального вреда в судебном порядке. 

1.5. Основные обязанности Оператора:

  • предоставлять субъекту персональных данных по его письменному запросу информацию, касающуюся обработки его персональных данных, либо на законных основаниях предоставить отказ в предоставлении такой информации в срок, не превышающий тридцати дней с момента получения Оператором соответствующего запроса; 
  • по письменному требованию субъекта персональных данных уточнять обрабатываемые персональные данные, блокировать или удалять, если персональные данные являются неполными, устаревшими, неточными, незаконно полученными или не являются необходимыми для заявленной цели обработки, в срок, не превышающий тридцати дней с момента получения Оператором соответствующего требования; 
  • в случае достижения цели обработки персональных данных третьих лиц незамедлительно прекратить обработку персональных данных и уничтожить соответствующие персональные данные в срок, не превышающий тридцати дней с даты достижения цели обработки персональных данных, если иное не предусмотрено договором, стороной которого, выгодоприобретателем или поручителем по которому является субъект персональных данных, иным соглашением между Оператором и субъектом персональных данных; 
  • в случае отзыва субъектом персональных данных согласия на обработку своих персональных данных прекратить обработку персональных данных и уничтожить персональные данные в срок, не превышающий тридцати дней с даты поступления указанного отзыва, если иное не предусмотрено соглашением между Оператором и субъектом персональных данных; 
  • при обработке персональных данных Оператор принимает необходимые правовые, организационные и технические меры для защиты персональных данных третьих лиц от неправомерного или случайного доступа к ним, уничтожения, изменения, блокирования, копирования, предоставления, распространения персональных данных, а также от иных неправомерных действий в отношении персональных данных. 

1.6. Оператор собирает, использует и охраняет персональные данные, которые предоставляет субъект персональных данных при использовании сайта «glasnaya.media» и мобильных приложений с любого устройства и при коммуникации в любой форме, в соответствии с данной Политикой.

2. Цели сбора и обработки персональных данных

2.1. ПДн собираются и обрабатываются Оператором в целях:

  • коммуникации с субъектом персональных данных, когда он обращается к Оператору;
  • отправки отчетов о расходовании собранных средств;
  • организации участия субъекта персональных данных в проводимых Оператором мероприятиях и опросах;
  • предоставления субъекту персональных данных информации о деятельности Оператора;
  • направления субъекту персональных данных новостных материалов;
  • для других целей с согласия субъекта персональных данных.

3. Правовые основания обработки персональных данных

3.1. Правовыми основаниями обработки ПДн являются:

  • Федеральный закон от 27 июля 2006 г. № 149-ФЗ «Об информации, информационных технологиях и о защите информации»; 
  • Федеральный закон от 27 июля 2006 г. № 152-ФЗ «О персональных данных»;
  • Положение об особенностях обработки персональных данных, осуществляемой без использования средств автоматизации (утв. Постановлением Правительства Российской Федерации от 15 сентября 2008 г. № 687); 
  • Постановления от 1 ноября 2012 г. № 1119 «Об утверждении требований к защите персональных данных при их обработке в информационных системах персональных данных»; 
  • Приказ ФСТЭК России от 18 февраля 2013 г. № 21 «Об утверждении состава и содержания организационных и технических мер по обеспечению безопасности персональных данных при их обработке в информационных системах персональных данных»; 
  • Приказ Роскомнадзора от 5 сентября 2013 г. № 996 «Об утверждении требований и методов по обезличиванию персональных данных»; 
  • иные нормативные правовые акты Российской Федерации и нормативные документы уполномоченных органов государственной власти; 
  • согласие на обработку персональных данных.

4. Объем и категории обрабатываемых персональных данных, категории субъектов персональных данных

4.1. Персональные данные, разрешенные к обработке в рамках настоящей Политики, предоставляются субъектом персональных данных путем заполнения веб-форм на сайте, предоставления информации в сообщениях, направляемых Оператору, или другим образом свободно, своей волей и в своем интересе.

4.2. Субъектами персональных данных являются пользователи и авторы проекта «Гласная».

4.3. Субъекты персональных данных сообщают следующую персональную информацию:

  • имя, фамилию;
  • e-mail;
  • номер контактного телефона.

4.4. Оператор защищает данные, которые автоматически передаются в процессе просмотра субъектом персональных данных рекламных блоков, в том числе информацию cookies.

4.5. Оператор осуществляет сбор статистики об IP-адресах своих посетителей. Данная информация используется с целью выявления технических проблем.

4.6. Оператор не проверяет достоверность персональных данных, предоставленных субъектом, и не имеет возможности оценить его дееспособность. Однако Оператор исходит из того, что субъект персональных данных предоставляет достоверные и достаточные данные и поддерживает эту информацию в актуальном состоянии.

5. Порядок и условия обработки персональных данных

5.1. Оператор осуществляет сбор, запись, систематизацию, накопление, хранение, уточнение (обновление, изменение), извлечение, использование, передачу (распространение, предоставление, доступ), обезличивание, блокирование, удаление и уничтожение персональных данных.

5.2. Обработка персональных данных осуществляется Оператором следующими способами:

  • неавтоматизированная обработка персональных данных;
  • автоматизированная обработка персональных данных с передачей полученной информации по информационно-телекоммуникационным сетям или без таковой; 
  • смешанная обработка персональных данных.

5.3. Сроки обработки персональных данных определены с учетом:

  • установленных целей обработки персональных данных;
  • сроков действия договоров с субъектами персональных данных и согласий субъектов персональных данных на обработку их персональных данных; 
  • сроков, определенных Приказом Минкультуры России от 25 августа 2010 г. № 558 «Об утверждении “Перечня типовых управленческих архивных документов, образующихся в процессе деятельности государственных органов, органов местного самоуправления и организаций, с указанием сроков хранения”». 

5.4. Оператор не раскрывает третьим лицам и не распространяет персональные данные без согласия субъекта персональных данных (если иное не предусмотрено федеральным законодательством РФ).

5.5. Условием прекращения обработки персональных данных может являться достижение целей обработки персональных данных, истечение срока действия согласия или отзыв согласия субъекта персональных данных на обработку его персональных данных, а также выявление неправомерной обработки персональных данных.

6. Безопасность персональных данных

6.1. Для обеспечения безопасности персональных данных при их обработке Оператор принимает необходимые и достаточные правовые, организационные и технические меры для защиты персональных данных от неправомерного или случайного доступа к ним, их уничтожения, изменения, блокирования, копирования, предоставления, распространения, а также от иных неправомерных действий в отношении персональных данных согласно Федеральному закону от 27 июля 2006 г. № 152-ФЗ «О персональных данных» и принятым в соответствии с ним нормативным правовым актам.

6.2. Оператором приняты локальные акты по вопросам безопасности персональных данных. Сотрудники Оператора, имеющие доступ к персональным данным, ознакомлены с настоящей Политикой и локальными актами по вопросам безопасности персональных данных.

7. Актуализация и уничтожение персональных данных, ответы на запросы субъектов на доступ к персональным данным

7.1. В случае подтверждения факта неточности персональных данных или неправомерности их обработки, персональные данные подлежат их актуализации Оператором, обработка прежних при этом прекращается.

7.2. При достижении целей обработки персональных данных, а также в случае отзыва субъектом персональных данных согласия на их обработку персональные данные подлежат уничтожению, если иное не предусмотрено иным соглашением между Оператором и субъектом персональных данных.

7.3. Субъект персональных данных имеет право на получение информации, касающейся обработки его персональных данных. Для получения указанной информации субъект персональных данных может отправить запрос по адресу: [email protected].

8. Ссылки на сайты третьих лиц

8.1. На сайте могут быть размещены ссылки на сторонние сайты и службы, которые не контролируются Оператором. Оператор не несет ответственности за безопасность или конфиденциальность любой информации, собираемой сторонними сайтами или службами.

Я принимаю Политику конфиденциальности
Перенаправление на безопасную страницу платежа...

«Гласная» в соцсетях Подпишитесь, чтобы не пропустить самое важное

Facebook и Instagram принадлежат компании Meta, признанной экстремистской в РФ

К другим материалам
Жена декабриста 2.0

От общественной защитницы до супруги политзека — как
Евгения Кулакова и Виктор Филинков* вырастили любовь в камере СИЗО

«Нас для большинства просто нет, мы не существуем в их мире»

Монологи девушек из национальных регионов России, обратившихся к своим корням

Бывшие дети

Истории отцов и детей, которые внезапно обнаружили, что биологически не связаны друг с другом

«У нас забрали победу. Тихонько выменяли ее на обычное женское счастье»

ПТСР, унижения, одиночество — как жили советские женщины после возвращения с фронта

Обрести голос

В Пермском крае женщинами овладевает «икотка». Что это — деревенская легенда, одержимость или суперсила? Репортаж

«Мы должны вернуться»

Как вера в атомную утопию повлияла на жизнь женщин из Припяти. Их истории до и после чернобыльской аварии

Читать все материалы по теме