В этом выпуске обсуждаем, как в русском языке возник запрос на феминитивы, почему их внедрение в речь вызывает столь бурные дискуссии, можно ли регулировать употребление феминитивов и есть ли подобные проблемы в других языках
Весной 2019 года 27-летняя Екатерина Орлова начала вести свой блог — как ВИЧ-позитивная девушка. Как и зачем молодая многодетная мама решилась открыть свой диагноз, а теперь помогает другим людям с ВИЧ.
Северная Европа известна как общество, где гендерное равенство является структурным элементом государственной политики. Когда начался курс на равноправие в странах Скандинавии? В чем разница в отношениях между полами в России и Швеции?
Женщинам в кавказских республиках сложно спорить со своими мужьями и их семьями, сложно выйти из несчастливого брака, почти невозможно оставить после развода детей у себя.
Почему принятию закона о профилактике и защите жертв домашнего насилия противятся на государственном уровне? Разговор с Аленой Поповой, одной из авторов законопроекта о профилактике домашнего насилия.
Аэм Тиллмари, ранее известный под именем Анна Мария, рассказал «Гласной» про небинарность, поколение двадцатилетних, активизм в гомофобной стране и о том, как пережить травлю.
Что такое объективация и почему в абсолютном большинстве случаев она неуместна? Как работает «новая этика» в рекламе и как меняется отношение к женскому телу сегодня? Разговор с Линор Горалик, писательницей, маркетологом, автором блога “The Content is the queen”.
Как гендерные стереотипы влияют на профессиональную интеграцию и самореализацию женщин? Почему существуют «бонусы за отцовство и штрафы за материнство»? Разговор с Юлией Островской, заместителем директора Центра социально-трудовых прав.
Основательница воронежской компании MITLabs Елена Меньшикова работает в сфере IT. Многие годы ей приходится опровергать, что компьютерные технологии — неженская сфера.