Истории

В ночь с 29 на 30 апреля 2022 года неизвестные похитили и пытали пензенскую активистку Ирину Гурскую. Недавно Ирина вместе с дочерьми уехала из России. «Гласная» публикует ее монолог.
Жительница Бурятии Снежана — убежденная коммунистка. Она ужасается кровавости войны, но «укропов» ненавидит. В своем монологе Снежана рассказывает, как пыталась уберечь супруга с помощью шаманских и христианских оберегов, где остается душа солдата, вернувшегося с войны, и кто именно занимался в украинских подвалах мародерством.
Настя Приказчикова — экожурналист, блогер, автор экоблога Im Organic и телеграм-канала «Ведро с газеткой». Она не только сортирует мусор, но и исследует экосертификаты брендов, не покупает лишнего и продлевает жизнь вещам.
«Гласная» поговорила с Ариной о том, как развивалась ее зависимость, что такое здороваться с бутылками на полках магазинов и почему страдающих от алкогольной зависимости в России больше, чем кажется.
Юлия Каценко, больше года проработала в Сбербанке. Банк поставил ей условие — либо она снимается с выборов, либо увольняется.
«Гласная» публикует историю о том, как в кротком Саратове выросла такая фигура, как Лена Иванова, под чьим руководством в России до сих пор работает одно из немногих независимых региональных СМИ.
«Гласная» рассказывает о том, как российская девочка-сирота нашла в «недружественной» теперь Германии семью, лечение и будущее, и о том, что стало бы с ней на родине без семьи.
Сообщения о том, что ЧВК Вагнера вербует заключенных для отправки в Украину, стали появляться в СМИ в начале июля. На условиях анонимности мы поговорили с женой одного из осужденных, которого пытались завербовать для участия в «спецоперации».
Вере Ионовой 37 лет. Сразу после рождения она попала в сиротскую систему: дом малютки, детский дом, интернат. «Гласная» публикует историю Веры, которая считает: детские дома могут подготовить только к армии или тюрьме, но не к свободной жизни.
С середины апреля 31-летняя петербургская художница Саша Скочиленко сидит в СИЗО по обвинению в распространении «фейков» о российской армии. За несколько антивоенных ценников в супермаркете ей грозит до 10 лет лишения свободы.

Подпишитесь на рассылку «Гласной»

Мы работаем благодаря вашей поддержке