Выпуск 3. Почему в России так мало женщин-политиков?

Весь мир сегодня наблюдает, как женщины Беларуси стали мощной движущей силой протестов и перемен в стране. Светлана Тихановская, Мария Колесникова, Светлана Алексиевич, Нина Багинская — лица мощного социального движения, а тысячи женщин, выходящие на улицы городов от Минска до Витебска и Гродно, на наших глазах меняют Беларусь.

А что происходит в России? Могут ли женщины стать реальной политической силой в нашей стране — и готова ли Россия к тому, чтобы избрать женщину-президента?

Обсуждаем с Ириной Прохоровой — издателем, в прошлом — руководителем федерального комитета партии «Гражданская платформа».

ПОДЕЛИТЬСЯ:
Поделиться в facebook
Поделиться в vk
Поделиться в telegram

К другим материалам:

В этом выпуске обсуждаем, как в русском языке возник запрос на феминитивы, почему их внедрение в речь вызывает столь бурные дискуссии, можно ли регулировать употребление феминитивов и есть ли подобные проблемы в других языках
Северная Европа известна как общество, где гендерное равенство является структурным элементом государственной политики. Когда начался курс на равноправие в странах Скандинавии? В чем разница в отношениях между полами в России и Швеции?
Почему принятию закона о профилактике и защите жертв домашнего насилия противятся на государственном уровне? Разговор с Аленой Поповой, одной из авторов законопроекта о профилактике домашнего насилия.
Что такое объективация и почему в абсолютном большинстве случаев она неуместна? Как работает «новая этика» в рекламе и как меняется отношение к женскому телу сегодня? Разговор с Линор Горалик, писательницей, маркетологом, автором блога “The Content is the queen”.
Как гендерные стереотипы влияют на профессиональную интеграцию и самореализацию женщин? Почему существуют «бонусы за отцовство и штрафы за материнство»? Разговор с Юлией Островской, заместителем директора Центра социально-трудовых прав.