Выпуск 1. Почему в России не осуждают харассмент?

В то время, как западные страны один за другим сотрясают скандалы, связанные с сексуальными домогательствами, а у известных людей из-за подобных обвинений рушатся карьеры, в России сочувствуют депутату Леониду Слуцкому, а его коллеги-женщины заявляют, что мужчины «обязаны домогаться женщин».

В чем причины подобного «национального» отношения к домогательствам? Объясняется ли это тем, что в России особенно важны традиционные ценности и исторически сложившиеся гендерные роли? Или же дело в отстающем развитии гражданского общества?

Обсуждаем с антропологом Александрой Архиповой.

ПОДЕЛИТЬСЯ:
Поделиться в facebook
Поделиться в vk
Поделиться в telegram

К другим материалам:

В этом выпуске обсуждаем, как в русском языке возник запрос на феминитивы, почему их внедрение в речь вызывает столь бурные дискуссии, можно ли регулировать употребление феминитивов и есть ли подобные проблемы в других языках
Северная Европа известна как общество, где гендерное равенство является структурным элементом государственной политики. Когда начался курс на равноправие в странах Скандинавии? В чем разница в отношениях между полами в России и Швеции?
Почему принятию закона о профилактике и защите жертв домашнего насилия противятся на государственном уровне? Разговор с Аленой Поповой, одной из авторов законопроекта о профилактике домашнего насилия.
Что такое объективация и почему в абсолютном большинстве случаев она неуместна? Как работает «новая этика» в рекламе и как меняется отношение к женскому телу сегодня? Разговор с Линор Горалик, писательницей, маркетологом, автором блога “The Content is the queen”.
Как гендерные стереотипы влияют на профессиональную интеграцию и самореализацию женщин? Почему существуют «бонусы за отцовство и штрафы за материнство»? Разговор с Юлией Островской, заместителем директора Центра социально-трудовых прав.