Мнения

«Добытчики» и «хранительницы очага». Как стереотипы о гендерных ролях в семье мешают нам быть счастливыми

ЧИТАЙТЕ НАС В ТЕЛЕГРАМЕ

Иллюстрации: Софья Игинова | Гласная

В России на бытовом уровне принято считать, что брак больше нужен женщине: именно ее с детства готовят к роли жены и матери, а для мужчины брак — это скорее «лишение свободы», поскольку именно в браке он становится основным добытчиком, который обязан обеспечивать всю семью. При этом исследования показывают, что женатые мужчины живут дольше и лучше неженатых, а самыми счастливыми становятся те семьи, в которых супруги вносят в семейный бюджет равные или почти равные части.

Обзор российских и международных исследований подготовила для «Гласной» Елена Долженко из команды Moscow MaleFest — ежегодного фестиваля о мужчинах и маскулинности в России.

 

Оправдан ли страх мужчин перед браком?

Существует понятие «гамофобия» (gamophobia): так называют иррациональный страх перед романтическими отношениями и семьей. Этот страх обычно сопровождается рядом психологических симптомов, таких как чувство вины или стыда из-за боязни брака или обязательств, паника, отсутствие контроля, чувство обреченности и боязнь, что брак может разрушить жизнь.Такая фобия может быть вызвана опытом родительской семьи или собственным негативным опытом предыдущих отношений.

В 2020 году Росстат провел опрос, в ходе которого выяснилось, что только две трети (58,6%) опрошенных мужчин считают регистрацию первого брака обязательным условием счастливой совместной жизни, а 31,4% назвали брак «желательным мероприятием». Каждый десятый мужчина вообще не хочет официально оформлять отношения. Более 40% мужчин не хотят оформлять отношения, если партнерша не беременна.

Масштабный опрос взрослых американцев показал, что женатые мужчины здоровее мужчин, никогда не состоявших в браке, а также тех, чей брак закончился разводом или вдовством. Мужчины, находящиеся в партнерских отношениях, также живут дольше, чем одиночки.

Чем дольше мужчина остается в браке, тем больше у него преимуществ в плане здоровья по сравнению с неженатыми сверстниками.

Согласно исследованиям японских ученых, никогда не состоявшие в браке мужчины в три раза чаще умирают от сердечно-сосудистых заболеваний, чем женатые. Даже с учетом основных факторов риска, повышающих вероятность сердечно-сосудистых заболеваний (возраст, жировые отложения, курение, артериальное давление, диабет и холестерин), у женатых мужчин уровень смертности на 46% ниже, чем у неженатых. Ученые из Университета Майами исследовали 143 063 мужчин с диагностированным раком простаты. За период исследования женатые мужчины прожили гораздо дольше (в среднем 69 месяцев), чем разведенные и овдовевшие (38 месяцев); у мужчин, никогда не состоявших в браке, выживаемость составила в среднем 49 месяцев. Кроме того, для женатых мужчины ниже риск развития депрессии. Брак также связан с улучшением когнитивных функций и снижением риска болезни Альцгеймера. Но если мужчина становится вдовцом, то для него в два раза выше вероятность умереть вслед за супругой, чем у овдовевших женщин.

Исследования о здоровье замужних и незамужних женщин не столь однозначны. Американская психологическая ассоциация (APA) уточняет, что брак благотворен для женщины, только когда она счастлива и удовлетворена своим браком. Например, если замужняя женщина отмалчивается в проблемные и конфликтные моменты с супругом, то риск умереть от сердечно-сосудистых заболеваний возрастает для нее в четыре раза.

Кто в семье добытчик?

Мужчины в целом зарабатывают больше женщин, и это глобальная тенденция. Из-за этого мужчину в обществе воспринимают как «добытчика» — считается, что он должен «приносить деньги в дом». Но если мужчина не может выполнять гендерную роль добытчика (или если ему кажется, что он не справляется), начинаются проблемы. В частности, по данным исследования Южно-Африканской кардиологической ассоциации, финансовый стресс в 13 раз повышает риск сердечного приступа.

При этом мужчины также испытывают стресс, когда гендерные роли в семье меняются и «добытчицей» становится супруга. В США, например, в каждой четвертой гетеросексуальной паре основной добытчицей является именно женщина. Такое положение дел влияет на психическое здоровье мужчин: в ходе одного из исследований ученые в течение 15 лет вели наблюдения над американскими гетеросексуальными супружескими парами и обнаружили, что

чем больше зарабатывают женщины, тем больший стресс испытывают мужчины.

Если мужчина мало зарабатывает, его шансы на долгую и здоровую жизнь в целом низки также потому, что стереотипы и токсичная маскулинность мешают обычно ему обратиться за психологической помощью.

Подобные исследования проводились и в Австралии. Выяснилось, что если оба партнера трудоустроены, но женщина зарабатывает больше, то в паре будет дискомфортно обоим. Работающие австралийские женщины были больше всего удовлетворены отношениями, когда их зарплата составляла от 40% до 60% семейного дохода. Мужчины были наиболее удовлетворены жизнью в том случае, если они являлись основным кормильцем. При этом в Австралии, как и в США, примерно в каждой четвертой гетеросексуальной семье основной добытчицей является женщина.

Еще одно американское исследование рассказывает о реакции гетеросексуальных пар на то, что женщина зарабатывает больше: в таких случаях многие пары склонны завышать доходы мужа и занижать доходы жены. То есть люди пытаются подогнать свои реальные доходы под существующие в обществе гендерные нормы, согласно которым все еще считается, что «добытчиком» должен быть мужчина.

В России подобных исследований мы не обнаружили, но есть данные ВЦИОМ за 2019 год, согласно которым почти 60% россиян называют мужчину основным добытчиком в семье.

Доступ к расходам

В наиболее благоприятном положении в семье находятся женщины, зарабатывающие немного больше мужа или примерно столько же. Женщины, чьи доходы ниже, чем у мужа, чаще становятся жертвами экономического насилия. Экономическое насилие определяется как поведение, позволяющее абьюзеру сохранять власть и контроль над своим партнером.

Австралийская брошюра о домашнем насилии National Domestic and Family Violence Bench Book определяет финансовый абьюз как исключение одного из партнеров из решений о распределении семейного бюджета. Абьюзер может контролировать доступ жертвы к финансам и доходам. Иногда насилие заключается в том, что один партнер заставляет другого взять кредит или принуждает передать ему активы. Абьюзер может мешать жертве устроиться на работу.

Ущемление экономической самодостаточности жертвы ведет к ограничению ее способности воспитывать детей, получать доступ к здравоохранению и образованию, а также действовать независимо и прекращать отношения. Когда жертвы экономического злоупотребления выходят из отношений, они иногда продолжают нести юридическую ответственность за чужие финансовые обязательства: некоторые жертвы сообщают о выплате кредита на покупку автомобиля, который они никогда не водили, в течение многих лет после разрыва отношений с абьюзером.

Финансовым злоупотреблениям может подвергнуться любой из партнеров, однако в подавляющем большинстве случаев экономическое насилие совершают мужчины в отношении женщин.

В России один из самых подробных докладов про экономическое насилие опубликовали в 2003 году Ирина Горшкова и Ирина Шурыгина. Из него следует, что, по состоянию на 2003 год, в 56% российских семей доходы мужа превышали доходы жены (включая женщин, не имеющих своих доходов).

Около 40% мужчин считали, что муж, содержащий жену, получает определенную власть над ней — например, может запретить ей работать.

Большинство российских женщин сталкивались с экономическим насилием, которое проявлялось в следующем:

      • жены были вынуждены регулярно просить деньги у мужа (30%), а каждой десятой женщине приходилось это делать постоянно;
      • жены должны были отчитываться перед мужем во всех или в большей части своих расходов (14%);
      • в каждой пятой (21%) семье муж всегда имел деньги, которые мог потратить на себя и так, как считал нужным, а жена таких денег или вообще не имела, или имела не всегда;
      • женщины слышали в свой адрес такого рода оскорбления со стороны мужа: их работа никому не нужна, от них нет на работе никакого толка, они ходят на работу «попить чаю» (26%);
      • муж не давал денег или угрожал, что не даст из-за «плохого» поведения жены (11%);
      • муж запрещал жене учиться, работать, делать карьеру (10%);
      • муж выгонял жену из дома (10%);
      • муж угрожал, что выгонит из дома, оставит «без копейки», не будет платить алименты (10%).

Вероятность для женщины попасть в ситуацию экономического насилия во многом связана со способом распределения денег внутри семьи, хотя ни один из видов семейного бюджета не гарантирует отсутствия экономического давления.

Наиболее благоприятными для женщин представляются два вида семейного бюджета:

      • когда доходы супругов суммируются, и каждый может тратить деньги по своему усмотрению;
      • когда бюджетом семьи целиком распоряжается жена.

Опасной для женщины может оказаться ситуация, когда муж выдает ей часть своих доходов на «необходимые» расходы. Схема «у каждого свои деньги», судя по всему, также не является благоприятной для женщины — во всяком случае, когда доходы мужа существенно превышают доходы жены.

По результатам исследования Горшковой и Шурыгиной каждая седьмая (13%) респондентка попала в группу «жесткого экономического насилия», которая выделена из группы общего экономического насилия. Женщины из этой группы чаще других вынуждены что-то делать или отказываться от чего-то по настоянию мужа (например, рожать или делать аборты, уступать сексуальному желанию мужа), а их мужья, наоборот, реже других мужчин подчиняются требованиям жены. Домашняя работа в таких семьях чаще выполняется только женой и, как правило, в неудовлетворительных бытовых условиях. Экономическое насилие, как отмечают авторы доклада, сочетается с повышенным уровнем других видов супружеского насилия — психологического, физического и сексуального.

Домашний труд

Согласно опросу ВЦИОМ 2019 года, в целом российскому обществу сегодня близка мысль о равномерном распределении домашних обязанностей. При этом, согласно другому опросу за 2018 год, россиянки все так же выполняют бóльшую часть работы по дому. В среднестатистической семье женщина отвечает за стирку (74%) и глажку (76%), приготовление пищи (52%) и уборку (45%). Вместе с мужьями женщины также участвуют в воспитании детей (71%), покупке продуктов (65%), мытье посуды (50%), уборке (47%) и уходе за домашними животными (40%).

Российские мужчины без помощи жен занимаются лишь двумя домашними обязанностями — выносом мусора (47%) и техобслуживанием автомобиля (81%).

В остальных домашних делах и заботах мужчины принимают минимальное участие, зачастую — даже меньшее, чем дети.

Эта тенденция остается глобальной: например, согласно недавнему докладу Oxfam, сегодня женщины составляют 2/3 оплачиваемых специалистов по уходу: медсестер, домашних работников и помощников по уходу. Как отмечает в своем комментарии к докладу «Коммерсант», «эти специальности часто плохо оплачиваются, не дают социальных гарантий, предполагают нерегулярный график и накладывают на женщин значительную физическую и эмоциональную нагрузку».

Но есть и хорошие новости. Мужчины в США, например, тратили в 2011 году на работу по дому уже вдвое больше времени, чем в 1965-м. Но пока они все равно делают меньше, чем женщины. Даже если мужчина безработный, он работает по дому в среднем меньше, чем женщина. Мужчины, которые не работают, делают лишь немногим больше работы по дому, чем мужчины, которые работают полный рабочий день. Основная нагрузка в сфере домашних обязанностей все равно возлагается на женщин.

Согласно одному из британских исследований, пары, в которых домашние обязанности распределяются на равных, чаще занимаются сексом. Но это только на первый взгляд выглядит мило, потому что женщины могут быть вынуждены обменивать секс на работу по дому.

Малый вклад мужчин в домашний труд часто связывают с «токсичной маскулинностью». В брошюре UN Women о связи маскулинности с домашним насилием говорится: «Многие мужчины считают работу по дому и воспитание детей женским делом, поэтому они не стремятся на равных участвовать в домашних и семейных обязанностях». А недавнее австралийское исследование, в котором приняли участие мужчины от 18 до 30 лет, показало: каждый третий респондент согласен с тем, что мальчики не должны учиться готовить и убираться (38%) и что мужчины не должны заниматься домашними делами (39%).

Итак, бытующие в обществе гендерные стереотипы мешают мужчинам принять идею семьи как равноценного партнерства, в которое нужно вкладываться на равных с супругой. В то же время исследования в разных странах мира говорят о том, что преодоление этих стереотипов и построение семьи на принципах равенства благоприятно сказываются на физическом и психологическом здоровье мужчин.

ПОДЕЛИТЬСЯ:
Поделиться в facebook
Поделиться в vk
Поделиться в telegram

К другим материалам:

Согласие на секс — сложное понятие с этической, социальной и юридической точки зрения. Мы разобрались, как используется понятие согласия в законодательстве европейских стран и как обстоит с ним дело в России.
Почему от гендерного неравенства страдают и мужчины, и женщины? Как исторически складывался в России патриархат? Что нас ждет после победы феминизма?

Подпишитесь на рассылку «Гласной»