«Я женщина, которой невозможно навязать правила и порядки, если я сама к этому не приду». История московской чеченки Дианы Абдулхалидовой

Диана Абдулхалидова выросла в Москве, здесь закончила школу, получила высшее образование, родила троих дочерей (одну в первом и двоих во втором браке). Раньше она носила короткие платья и распускала волосы. Год назад начала носить хиджаб. В своем инстаграме Диана написала: «Возможно, мне совсем не идет. Конечно, распустить до пояса рыжие волосы куда эффектнее. Но мы становимся мудрее, кто-то раньше, кто-то позже (как я), и если очень-очень-очень повезет, делаем шаг в правильном направлении».

Мы поговорили с Дианой о том, что привело ее к этому решению, о феминизме, домашнем насилии и возможности быть собой.

ПОДЕЛИТЬСЯ:
Поделиться в facebook
Поделиться в vk
Поделиться в telegram

К другим материалам:

Весной 2019 года 27-летняя Екатерина Орлова начала вести свой блог — как ВИЧ-позитивная девушка. Как и зачем молодая многодетная мама решилась открыть свой диагноз, а теперь помогает другим людям с ВИЧ.
Женщинам в кавказских республиках сложно спорить со своими мужьями и их семьями, сложно выйти из несчастливого брака, почти невозможно оставить после развода детей у себя.
Аэм Тиллмари, ранее известный под именем Анна Мария, рассказал «Гласной» про небинарность, поколение двадцатилетних, активизм в гомофобной стране и о том, как пережить травлю.
Основательница воронежской компании MITLabs Елена Меньшикова работает в сфере IT. Многие годы ей приходится опровергать, что компьютерные технологии — неженская сфера.
Тамара из Новосибирска три месяца вынуждена была оказывать сексуальные услуги в массажном салоне. Она смогла выйти оттуда, начала новую жизнь и занялась активизмом.