«Рамзан сказал: нет разводов. А я говорю: есть! Это, получается, вызов…». История Аси Гажаевой, которая сбежала из Чечни с четырьмя детьми

Женщинам в кавказских республиках сложно спорить со своими мужьями и их семьями, сложно выйти из несчастливого брака, почти невозможно оставить после развода детей у себя.

Ася Гажаева из Грозного уже почти восемь лет добивается от мужа развода. За это время он неоднократно избивал ее, похищал у нее детей, натравливал на нее религиозных деятелей и местные правоохранительные органы, устраивал погромы в ее квартире. Только в конце 2020 года Асе удалось забрать детей (но не всех, а четверых из пяти) и покинуть республику. Сейчас она вынуждена скрывать свое местонахождение ради безопасности. Ася рассказала «Гласной», как чеченцы и ингуши трактуют сегодня шариат, как кавказские женщины зарабатывают деньги наравне с мужчинами, но остаются бесправными, и почему у женщины должно быть право на развод.

ПОДЕЛИТЬСЯ:
Поделиться в facebook
Поделиться в vk
Поделиться в telegram

К другим материалам:

Весной 2019 года 27-летняя Екатерина Орлова начала вести свой блог — как ВИЧ-позитивная девушка. Как и зачем молодая многодетная мама решилась открыть свой диагноз, а теперь помогает другим людям с ВИЧ.
Аэм Тиллмари, ранее известный под именем Анна Мария, рассказал «Гласной» про небинарность, поколение двадцатилетних, активизм в гомофобной стране и о том, как пережить травлю.
Основательница воронежской компании MITLabs Елена Меньшикова работает в сфере IT. Многие годы ей приходится опровергать, что компьютерные технологии — неженская сфера.
Тамара из Новосибирска три месяца вынуждена была оказывать сексуальные услуги в массажном салоне. Она смогла выйти оттуда, начала новую жизнь и занялась активизмом.
Надя LERTULO — одно из самых известных лиц Lumpen, первого в России агентства моделей с нетипичной для подиума внешностью. Сама она называет себя «фриком» и рассказывает со смехом, как дворовая гопота держит ее за свою.