Аналитика

Множество раз я слышал и читал про то, что русские/россияне виноваты в нападении России на Украину, потому что не свергли Путина раньше и потому что не устраивают массовые выступления против него сейчас.
«Степь» — второй роман писательницы Оксаны Васякиной, книга о взаимоотношениях дочери и отца дальнобойщика, маскулинных мифах девяностых и романтизации блатного прошлого России. «Гласная» поговорила с Оксаной о литературной основе ее романа, криминальном мифе и силе памяти.
Начинающие документалисты из Украины недавно расспрашивали меня, почему россиян не переубеждают ни слова их украинских родных, ни фотографии или видео с места событий. Мне показалось, что они не были готовы принять мое объяснение. А оно вот в чем заключалось.
Адвокат Константин Бубон написал для «Гласной» о своих наблюдениях за обычными хабаровчанами, которых он защищал после антивоенных выступлений на улицах родного города или просто встречал в отделениях полиции.
По просьбе «Гласной» одна из основательниц Феминистского Антивоенного Сопротивления (ФАС) Дарья Серенко продолжает разговор о том, почему главной движущей силой антивоенного сопротивления стали феминистки.
По данным ОВД-Инфо, с начала «спецоперации» 24 февраля на протестах по всей России были задержаны свыше 15 тысяч россиян. Почти половина из них — женщины. Залина Маршенкулова объясняет, почему именно женщины оказались на переднем крае антимилитаристской борьбы.
События последних дней показали: на митинги против «специальной военной операции» в Украине выходят в основном те, кому нет и тридцати. В чем причины столь сильного поколенческого разрыва между «зумерами» и их родителями? Есть ли у молодых реальный шанс изменить страну?
Как государство предотвращало домашнее насилие в дореволюционную эпоху, почему в советские годы наблюдался его всплеск и с какими препятствиями сталкиваются страны, которые вводят гендерно чувствительное законодательство?
В делах об убийствах женщинами своих партнеров суды редко видят право на самооборону, по сути отказывая им в возможности защищаться от насилия. Адвокат Константин Бубон объясняет, в каких случаях человеческая жизнь может быть прервана для защиты другой человеческой жизни.

Подпишитесь на рассылку «Гласной»

Мы работаем благодаря вашей поддержке